freebix-18.ru

Стих папе на его приезд


Регина БРЕТТ
БОГ НИКОГДА НЕ МОРГАЕТ
50 уроков, которые изменят твою жизнь


Введение

Моя подруга Кэти однажды прислала мне отрывок из книги «Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери. В ней речь идет о том, как много лет назад один мальчик тяжело заболел. Люди не могли понять, что с ним. Просто жизнь его угасала. Никто не мог ему помочь, пока не появился старьевщик мистер Джонас. Он велел спокойно отдыхать и слушать. Мальчик спал на раскладушке во дворе, мистер Джонас нашептывал ему, а потом потянулся и сорвал с дерева яблоко.

Старьевщик сидел возле больного столько, сколько потребовалось, чтобы открыть мальчику секрет внутри него. Я не знала, что такой же секрет я и сама храню в душе. Некоторые люди приходят в этот мир более хрупкими. Подобно нежным фруктам, они легкоранимы, чаще плачут, ими уже с молодости овладевает и печаль. Мистер Джонас знал все это, потому что и сам был одним из таких людей.

Слова Джонаса что-то изменили в мальчике, и он выздоровел. Эти слова что-то изменили и во мне. Некоторые люди легкоранимы. Я одна из таких людей.

На то, чтобы найти и удержать счастье, мне потребовалось сорок лет. Я всегда чувствовала, что в момент моего рождения Бог наверняка моргнул. Он пропустил это событие, так и не узнав, что я появилась на свет. У моих родителей одиннадцать детей. Я всем сердцем их люблю, равно как своих братьев и сестер, но иногда чувствую себя забытым котенком из большого помета. Как часто замечала Кэти, я была самым маленьким из котят. В итоге в шесть лет я была ребенком, которого сбили с толку учительницы-монахини, в шестнадцать — сильно пьющей потерянной душой, в двадцать один родила, не имея мужа, университет окончила в тридцать, восемнадцать лет была матерью-одиноч- кой и только в сорок наконец вышла замуж за человека, который меня на руках носит.

В сорок один у меня нашли рак. Год ушел на то, чтобы победить болезнь, еще год — на восстановление после этой борьбы.

Когда мне исполнилось сорок пять, я лежала в постели, размышляя обо всем, чему научила меня жизнь. Моя душа дала течь, идеи полились рекой. Ручка просто подхватила их и перенесла на бумагу. Свои мысли я напечатала, превратив в сорок пять уроков в газетной колонке, которые преподала мне жизнь. Редактору моя работа не понравилась. Как и его редактору. Я упросила их все равно ее опубликовать. Кливлендские читатели газеты «Плэйн дилер» полюбили мои уроки.

Рак сделал меня достаточно смелой для того, чтобы прямо разговаривать с боссами. Когда у тебя рак, ты больная, лысая и слабая после химиотерапии, мало кто может сделать тебе что-нибудь похуже. Для меня победой было справить сорокапятилетие. Рак груди заставил усомниться, что удастся столько пройти. Три мои тетки умерли от этой болезни: одна в сорок два, другая в сорок четыре, третья в пятьдесят шесть, так что положение вырисовывалось безрадостное.

Но я выжила. Когда мне стукнуло пятьдесят, я дописала еще пять уроков, и газета снова стала публиковать эту колонку. И тут случилось нечто восхитительное. Со всей страны люди начали присылать письма. Священники, медсестры и соцработники просили репринты, чтобы напечатать их в брошюрах, церковных изданиях, газетах небольших городков. Представители всех конфессий и те, кто не причисляет себя ни к одной религии, находили в моих уроках что-то близкое сердцу. Хотя в некоторых уроках я говорю о Боге, люди видели в них универсальные истины. Я слышала об агностиках и атеистах, которые носят список уроков в бумажнике, вешают на стену в офисе и прикрепляют магнитиками к холодильнику. Люди со всего мира размещают эти уроки на сайтах и в блогах. Каждую неделю с начала выпуска колонки в Зейнсвилле, штат Огайо, из Австралии отправляли электронные письма с просьбой переслать несколько экземпляров газеты. Это была самая популярная моя колонка за двадцать четыре года в журналистике.

Большинство моих эссе впервые появились в газе-тах «Плейн дилер» или «Бикон джорнел». Некоторые нигде ранее не публиковались.

Эти уроки подарила мне жизнь, а я дарю их вам.


УРОК 1
Жизнь несправедлива, но все равно хороша

Эта бейсболка всегда возвращается ко мне, чуть более выцветшая и потрепанная, но крепкая как никогда.

Все началось с Фрэнка. Я прошла свою первую химиотерапию и не могла поверить, что теперь лысая. Я увидела парня в бейсболке, на которой были слова «Жизнь хороша».

Мне жизнь совсем не казалась хорошей, и все должно было измениться только к худшему, так что я спросила парня, где он купил этот головной убор. Два дня спустя Фрэнк через весь город приехал и вручил мне такую. Фрэнк — волшебный парень. Маляр по профессии, он живет двумя простыми словами: «мне нужно».

Они напоминают моему другу о том, что надо быть благодарным за все. Вместо того чтобы сказать: «Я сегодня должен идти на работу», он говорит: «Мне нужно идти на работу». Фрэнк не говорит: «Я должен сделать покупки», а идет и делает. Вместо того чтобы говорить: «Я должен свозить детей на бейсбольную тренировку», просто везет. Такой подход работает во всем.

Если бы эту бейсболку носил не Фрэнк, а другой человек, в ней, наверное, не было бы такой силы. Бейсболка темно-синяя, с овальной нашивкой, на которой белыми буквами выведен этот лозунг. И ведь жизнь была хороша. Даже несмотря на то, что у меня выпали волосы, брови, мое тело ослабло. Вместо того чтобы носить парик, я надевала бейсболку — это был мой ответ раку, мой плакат для всего мира. Люди любят попялиться на лысую женщину. Когда они таращились, то получали мое сообщение.

Я постепенно вылечилась, волосы снова отрасли. Я убрала бейсболку, как вдруг у моей подруги обнаружили рак, и она спросила у меня о ней. Сначала я не желала расставаться с этим головным убором. Бейсболка была моим драгоценным оберегом. Но я должна была ее передать другому человеку. Если бы я этого не сделала, удача наверняка отвернулась бы от меня. Подруга пообещала вылечиться и передать бейсболку другой.

Когда кепка возвращалась ко мне, она с каждым разом выглядела все более изношенной и потертой, но у каждой женщины горела в глазах новая искра. Все, кто носил счастливую Химиокепку, и по сей день живут и здравствуют.

В прошлом году я передала ее другу и сотруднику Патрику. В тридцать семь у него нашли рак толстой кишки. Патрик получил бейсболку, хотя я и не была уверена в ее исцеляющей силе. Мой сотрудник рассказал своей матери о кепке и о том, что он сам стал теперь новым звеном в этой цепи исцелений. Его мать нашла компанию «Лайф из гуд инкорпорэйтэд», ту, которая сделала и нашу Химиокепку, и многие другие продукты с лозунгом «Жизнь хороша». Женщина позвонила в компанию, поведала историю нашего оберега и заказала целую коробку таких же. Эти бейсболки она разослала самым близким друзьям и родственникам Патрика. Те сфотографировались в них. По всему холодильнику Патрик развесил снимки университетских однокашников, их детей, собак и даже газонных фигурок в бейсболках «Жизнь хороша».

Ребята из «Лайф из гуд инкорпорэйтэд» были очень тронуты рассказом матери Патрика. Они назначили общее собрание сотрудников, организовав акцию «Переходящая счастливая Химиокепка», и передали свои бейсболки тем, кто нуждается в поддержке. Они отправили Патрику фотографию, где у всех ста семидесяти пяти служащих компании на головах были эти кепки.

Патрик прошел химиотерапию и сейчас чувствует себя нормально. Ему очень повезло: у него даже волосы не выпали, а только поредели. Он никогда не носил знаменитый талисман, но сила кепки распространилась и на моего друга. Бейсболка лежала на столике у лестницы, и Патрик каждый день мог видеть лозунг. Это помогло ему пережить действительно тяжелые дни, когда хотелось прекратить химиотерапию и сдаться. Всем, кто страдает раком, знакомы такие дни. Даже тем, у кого рака никогда не было, они знакомы.

Как оказалось, не кепка, а лозунг всех нас поддерживал и заставлял двигаться дальше и дальше. Жизнь действительно хороша.

Передай другому.


УРОК 2
Когда сомневаешься, просто сделай следующий правильный шаг

Моя жизнь была похожа на салочки, в которые мы играли детьми. Если тебя осалили, нужно замереть и стоять в той позе, в какой тебя поймали. Когда со мной что-то случалось, я замирала, как статуя, потому что боялась сделать неверное движение, принять неправильное решение. Проблема в том, что если ты слишком долго не шевелишься, то это и становится твоим решением.

В рождественском выпуске мультсериала про Чарли Брауна, в котором Чарли перестает ходить к Люси, пятицентовому психиатру, есть эпизод, когда Люси пытается поставить Чарли диагноз. Если он боится ответственности, тогда у него гипенгиофобия. Но Чарли Браун не уверен, что это самый большой его страх. Люси изо всех сил старается определить болезнь пациента. Если он боится лестниц, у него, должно быть, климакофобия. Если он боится океана, значит, страдает талассофобией. А может, у него гефирофобия — патологическая боязнь перехода по мостам. Наконец Люси находит подходящий диагноз — пантофобия. Когда она спрашивает Чарли, этой ли болезнью он страдает, тот интересуется, что это такое. Ответ одновременно шокирует и успокаивает его. Что такое пантофобия? Это боязнь всего. В яблочко! Вот он, диагноз Чарли Брауна. И мой тоже.

Я, спотыкаясь, преодолела старшие классы. В те дни моим компасом был алкоголь. Я пошла в универ-ситет рядом с домом, потому что не могла представить все шаги, которые придется сделать, чтобы поступить, засесть за учебу, покинуть дом, жить в общежитии где- то далеко от родной Равенны, штат Огайо.

Каждый день я ездила на автобусе из Равенны в Кент. Эти десять километров я преодолевала вовсе не потому, что Университет штата Кент хороший, солидный и недорогой (каковым он и является), а пото-му, что не могла вообразить огромный скачок, который придется сделать, чтобы уехать поступать, как три мои старшие сестры и брат. Они учились в Университете штата Огайо, одном из самых крупных учебных заведений страны. А в Кенте мой мирок оставался маленьким и безопасным. В столовой я ела с ребятами, с которыми ходила в одну школу.

Проучившись год или два, я завалила химию. Мне стало слишком сложно, так что я перестала ее посещать. Три раза меняла специализацию. В двадцать один забеременела и ушла из университета. Навсегда бросила пить, но раз за разом стала менять работу. Клерк по перевозкам. Секретарь окружного защитника. Офис-менеджер. Похоронный ассистент, отвозящий тела к месту гражданской панихиды. Эти занятия мне просто не подходили.

Что я должна была сделать со своей жизнью? Будущее меня ошеломляло. А потом одна приятельница (мы вместе проходили реабилитацию, лечились от алкоголизма) предложила вот что: просто сделай следующий правильный шаг.

И всего-то? Это я могу.

Обычно мы знаем, какой именно шаг нужно сделать, но он настолько маленький, что мы его не замечаем, ведь наш взгляд устремлен вдаль, мы видим только жуткий гигантский скачок вместо крохотного простенького шажка. И мы ждем. И ждем. И ждем, как будто подробный Генеральный план явится перед нами, развернувшись у ног, словно красная ковровая дорожка.

Даже если бы так и случилось, мы ни за что не решились бы на эту дорожку ступить. Я хотела окончить университет, хотела такую работу, которую я бы любила, а не терпела через силу, но какую мне выбрать специальность?

Где я возьму деньги на обучение? Где я в итоге буду работать? Столько накопилось вопросов без ответов.

И вот в один прекрасный день мама стих папе на его приезд подсказала мне следующий правильный шаг. Она предложила: «Просто найди каталог предметов для обучения».

И всего-то? Это я могу.

Я достала каталог. Потом открыла его. Потом пробежалась по страницам, маркером выделяя лекции, которые хотела бы посещать просто потому, что они по-казались мне интересными, а не потому, что я хотела получить диплом в какой-то сфере.

Я сидела на полу в гостиной и перелистывала страницы. Сначала как ребенок, у которого любимый предмет — перемена, помечала подвижные занятия, езду верхом, пешие экскурсии и турпоходы. Потом отчеркнула пару психологических и творческих дисциплин. А потом кучу предметов, связанных с английским языком. Я читала все описания курсов на каждой странице, пока не нашла настоящее сокровище. Написание новостных заметок. Искусство репортажа. Журнальная периодика. Создание статьи. Ух ты! Я изучила все возможные предметы от антропологии до юриспруденции, а когда закончила, то пролистала назад и посмотрела, какие предметы подчеркивала чаще всего.

Литераторство.

Я посетила одно занятие. А потом еще одно. И еще.

Когда сомневаешься, сделай следующий правильный шаг. Обычно это что-то совсем несложное. Как с казал Эдгар Доктороу, писать книгу — это все равно что вести машину ночью. «Ты видишь только то, что освещают фары твоей машины, не дальше, но так ты можешь проделать весь путь».

То же самое касается и жизни. Фары моей машины выхватывают из темноты всего сто метров дороги, но даже при таком скудном освещении я могу доехать аж до Калифорнии. Мне нужно видеть ровно столько света, сколько требуется, чтобы я смогла двигаться дальше.

Я окончила Университет штата Кент по специальности журналист, когда мне исполнилось тридцать.

Спустя десять лет получила степень магистра религиоведения Университета Джона Кэролла. Я никогда не задавалась целью стать магистром. Если бы я посчитала, сколько потрачу на это лет (пять), денег (тысячи долларов) и времени в аудитории, за домашней работой, за исследованиями (поздние вечера, перерывы на обед, выходные), я бы ни за что не отправила первый чек за обучение.

Я просто сходила на одно занятие, потом еще на одно, и еще, и однажды я закончила свои университеты.

То же самое могу сказать и о том, как растила дочь. Я никогда и подумать не могла, что восемнадцать лет ее детства и отрочества буду матерью-одиночкой. Моя дочь окончила школу в том же месяце, в котором я получила степень магистра. Хорошо, что в двадцать один год, когда я ее родила, я не знала, сколько потребуется времени, денег и жертв для того, чтобы она отпраздновала выпускной. Иначе я бы просто в ужас пришла.

Время от времени какой-нибудь эксперт делает расчеты, во сколько обходится вырастить ребенка. Получается шестизначная цифра. Она не отпугивает потенциальных родителей, но если бы кто-то посчитал, сколько времени и сил требует воспитание ребенка, человечество вымерло бы.

Секрет жизни, успеха, воспитания детей в том, чтобы не высчитывать стоимость. Не заглядывай в бездну, не рассуждай, какой гигантский нужен будет прыжок. Это помешает сделать следующий маленький шаг.

Если хочешь сбросить двадцать килограммов, за-кажи салат вместо картошки фри. Если хочешь стать хорошим другом, позвони, а не рассуждай, что будешь говорить. Если хочешь написать роман, сядь и напиши один абзац.

Круто менять свою жизнь страшно, но обычно на следующий правильный шаг нам хватает смелости. Как раз такой шаг и нужен, чтобы вырастить ребенка, получить диплом, написать книгу и сделать то, что душа пожелает.

Каков твой следующий правильный шаг? Каким бы он ни был, сделай его._


УРОК 3
Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на ненависть



Дети не видели отца десять лет. Разве можно их винить? Они не говорили с ним четыре года.

Не о чем было говорить.

Их отец так и не бросил пить. Как и множество алкоголиков, не раз пытался, но срывался снова и снова. Он мог протрезветь, но не мог долго оставаться трезвым.

Моя подруга Джейн старалась спасти брак, несмотря на невыполненные обещания и отсутствие денег на банковском счету. Она тянула детей. Он потягивал спиртное.

Двадцать лет Джейн была с ним. Ее муж был отличным парнем, когда не пил. У него было большое сердце, он умел развеселить. Он не был обидчив. Его вина была в том, что он не уделял семье внимания. Не задерживался ни на какой работе. Не мог оплатить счета. Не мог сделать того, что полагалось делать ему. В итоге семья начала распадаться.

И вот однажды Джейн наконец бросила то, что осталось от их брака. В 1979 году они развелись. Дети тогда еще были подростками: старшей дочери семнадцать, младшей тринадцать, сыну пятнадцать. Отец то появлялся в их жизни, то опять исчезал. Раз в несколько лет звонил. Пытался пройти терапию, завязать. И всегда начинал пить по новой.

Постепенно отец совсем пропал с их горизонта. Десять лет они не виделись, четыре года не созванивались. Но однажды весной с сыном связались из больницы города Парма, штат Огайо: искали ближайших родственников.

Сын позвонил матери. Джейн сказала мне, что ее как будто в живот ударили, когда она услышала: «У папы последняя стадия рака».

И случилось странное. Все годы боли и злости исчезли.

У бывшего мужа моей подруги не было ни денег, ни семьи. Он не женился во второй раз. Он никогда не видел своих шестерых внуков. Он был в плохой форме. В больнице мужчина находился уже около недели.

Раньше ему сделали операцию, вырезали раковую опухоль толстой кишки, родные об этом даже не знали. Жить ему оставалось совсем недолго.

Моя подруга отвезла детей в больницу навестить отца. Сама не входила в палату. Джейн вышла замуж, у нее была новая жизнь. Первого мужа она не видела двадцать лет и не хотела своим присутствием расстраивать его, не хотела расстраиваться сама, не хотела проявлять слабость на глазах у детей.

Джейн сидела у дверей палаты и думала, что ей нужно сделать. По дороге домой она сказала детям, что оплатит все расходы на лечение. Потом помогла перевести отца в хоспис. Каждый день ездила с детьми к больному, чтобы поддержать, но никогда не переступала порога палаты. Ей там было не место.

В последние дни умирающий отец и дети снова стали семьей. Забылись обиды. Когда они говорили о прошлом, то отыскивали хорошие воспоминания. Дети говорили отцу, что любят его, и обнаружили, что так и есть на самом деле.

Джейн с детьми спланировали похороны, выбрали гроб, цветы. Они решили не устраивать поминок: не хотели оскорбить отца тем, что пройдут часы, но приглашенные не явятся или явятся, но будут выспрашивать обо всех потерянных годах.

Семья хотела, чтобы отец умер так, как у него не получалось жить — с достоинством. В июне мужчина скончался, и все они обрели но-вый покой. Они были свободны, как и усопший. Его не будет больше мучить ни рак, ни алкоголизм.

Одна из дочерей прочитала собственное стихотворение. Другие вспомнили счастливые моменты. Моя подруга поблагодарила всех, кто пришел. Она заплатила по больничным счетам, за уход в хосписе, за похороны, за цветы — за все.

Когда я спросила, почему она столько сделала, чтобы помочь мужчине, который причинил ей столько боли, Джейн ответила просто: «Он был их отцом».

Как человек может прийти к такому всепрощению по любви?

Для некоторых это просто милосердие, для других — тяжкий труд.

Если вы не чувствуете в себе такого милосердия, в «Большой книге» общества анонимных алкоголиков подробно рассказывается, как можно простить все обиды. Этот способ помогает всем, кто желает воплотить его в жизнь. В книге говорится, что, если в твоей жизни есть глубокая обида, она может привести только к несчастью и пустоте. Согласно книге, обиды заслоняют нам свет Духа.

В главе «Освобождение от рабства» один человек пишет о прочитанной когда-то статье священника.

«Если у тебя есть обида, от которой ты хочешь освободиться, молись за того или то, что тебя возмущает. и ты освободишься. Если в молитве ты попросишь для своих обидчиков всего, чего хочешь себе, ты освободишься. Проси для них здоровья, процветания, счастьяи ты освободишься. Даже если на самом деле ты не хочешь им добра и твои молитвы только слова, а в действительности ты этого не желаешь обидчикам, все равно проси. Молись так каждый день две недели, и ты обнаружишь, что постепенно начинаешь и в самом деле желать добра тем, кто причинил тебе боль. Ты поймешь, что там, где раньше были горечь, и обида, и ненависть, теперь живут сострадание, понимание и любовь».

Я попробовала так сделать. Результат поразительный.

Иногда, когда у меня много чего накипит, приходится взывать к желанию молиться за этого человека. И оно всегда появляется.

Хочешь освободиться от злости, ненависти, обиды? Освободи сначала других. Освободив своего бывшего мужа, Джейн и сама освободилась от первой части своей жизни, как освободились и ее дети навсегда.


УРОК 4
Не будь слишком строг к себе: никто так не делает



Ты слишком стараешься. Не будь слишком строга к себе».

Я все время слышала эти слова от родных, друзей, сотрудников и даже незнакомцев, с которыми успела поговорить дольше пяти минут.

Что они имели в виду? Я совершенно не понимала, что они хотят сказать, но потом жизнь меня измотала, и я наконец сдалась. После десятилетий борьбы я все-таки подняла белый флаг и примирилась со своим несовершенством. Я родилась с представлением, что во всем должна быть безупречна, ведь в глубине души я ощущала себя огромным ничтожеством во всем. Всю жизнь мозг посылает мне ложные сигналы тревоги. Он постоянно повторяет мне, что если я не достигаю идеала, то это провал. Мой мозг — дальтоник. Он видит только черное или белое, да или нет, все или ничего. Серое вещество у меня между ушами не замечает, что мир раскрашен во все оттенки серого, и не понимает, что жизнь — не экзамен, который можно либо сдать, либо завалить.

Однажды я поняла, что даже более нервная, чем далматин посреди ревущего пожара. Я несколько недель проработала над объемной статьей. Ее опубликовали в воскресной газете. Я взяла десятки интервью, много раз переписала этот материал, чтобы все было идеально. А потом зазвонил телефон. Один из героев поблагодарил меня за статью, но заметил, что я неправильно написала его фамилию. Что?! Я же проверила и перепроверила каждый факт, каждое словечко. Но одну фамилию я каким-то образом упустила.

Я спрятала лицо в ладони и зарыдала прямо за рабочим столом. В моем материале было больше трех тысяч слов. Я ошиблась в одном-единственном словечке, и только за это сама себе влепила двойку. Когда одна сотрудница из отдела новостей увидела слезы, она помчалась ко мне. «Что с тобой? Что случилось?» — спросила она, думая, что кто-то умер. «Я… неправильно… написала… фамилию», — задыхаясь, выдавила я. Коллега потрясенно посмотрела на меня. «И всего-то?» — не поверила она. Покачала головой и ушла. Выражение ее лица обрубило мои рыдания. «Не надрывайся», — услышала я. Только теперь мне никто этого не говорил. Слова шли из моей собственной души.

Я была к себе слишком строга. Потому-то и стала маньяком-многозадачником. Я никому не могла доверить дело, каким бы незначительным оно ни было. Все задания нужно было выполнить правильно, и только я знала, как лучше всего поступить.

Я составляла бесконечные списки дел, но забывала о собственных основных потребностях, ведь мир не мог вертеться без меня. Вот какая я была необходимая.

Домашние цветочки служили отличным индикатором, показывающим, что мои жизнь и самомнение вышли из-под контроля. Эти растения были как канарейки в клетках, которых шахтеры брали с собой под землю, чтобы определять, когда воздух становится ядовитым. Если птичка сдохла, надо выбираться. Когда мои растения оказывались при смерти, это служило предупреждением, что неплохо бы и воздуха глотнуть, посмотреть на свою жизнь, притормозить в этой бешеной гонке за совершенством. Если растения выглядели так, будто их сто лет не поливали, значит, я и с дочкой, наверное, должна была проводить больше времени. Слава Богу, у меня никогда не было домашних животных.

Множество знаков подсказывали мне, что пора бы уже перестать надрываться, стоит притормозить и сосредоточиться на том, что действительно важно.

Например, когда я попыталась поднять грязный стакан и не смогла, потому что он прилип к столешнице. Или когда пошла за продуктами в магазинчик на углу, потому что у нас закончились хлеб, молоко и напиток «Танг», а в моем доме это основные продукты (дочка почти каждый день делала себе бутерброд с пшеничным хлебом и арахисовым маслом, сбрызнув «Тангом» — рецепт моей юности).

Поскольку ты мать-одиночка, кроме тебя некому купить продуктов и туалетную бумагу. Ведь если бы я тогда не освободила какое-нибудь утро, или вечер, или час на выходных, мы бы подтирались салфетками вместо туалетной бумаги, а может, и что еще похуже.

В некоторых сферах я уже успела притормозить. Стала завтракать дома. Раньше я переключала скорости, жуя колечки «Чириоуз». Мне даже пришлось купить чехлы для сидений, чтобы спрятать пятна от упавшей еды. Я купила новую машину и завела новое правило: не есть и не пить за рулем. Пока что я несколько раз нарушила правило для твердой пищи, но никаких жидкостей (чтобы крошки не падали на пол, расстилаю на коленях газету).

А еще я твердо установила для себя ограничение скорости. Суда и пятидесятидолларового штрафа в течение полутора месяцев оказалось недостаточно для того, чтобы еще много лет назад понять: выходить из дома на десять минут раньше экономически намного выгоднее, чем ехать со скоростью на пятнадцать километров в час больше допустимой. Только когда подорожала моя страховка, я поклялась соблюдать закон. Когда люди, которых я подбрасываю куда-нибудь, жалуются, что я слишком медленно еду, для меня это звучит как комплимент.

Время от времени мне и теперь больно, потому что я так спешу жить недостижимой идеальной жизнью, которая расписана в моем ежедневнике. Иногда мое тело на три шага отстает от разума. Я слишком быстро захожу в двери и ударяюсь бедром. Заворачиваю за угол, забывая, что мой хвостовой отсек его еще не обогнул. Хуже всего картотечные шкафы. Их углы оставляют синяки, которые потом расцвечиваются калейдоскопом оттенков.

Это еще цветочки по сравнению с тем, какой синячище остался однажды на моем самолюбии. Я подверглась прилюдному унижению, так как не позаботилась о том, чтобы раздеться как подобает. Я имела обыкновение раздеваться на лету, потому что спешила сделать что-то более важное. Снимала носки, брюки, колготки и белье не по очереди, а стягивала их одним стремительным движением. Таким образом, трусики и носки были погребены где-то в штанинах.

Однажды я небрежно надела слаксы и помчалась из дому. Я была кометой чистого самомнения, летящей по небосводу распланированных на день обязанностей. Ведь у меня куча важных дел, с которыми надо расправиться, чтобы приступить к еще более важным. Одним из таких дел была поездка за продуктами. Когда я вылезала из машины на парковке супермаркета «Спаркл», то наступила на что-то мягкое. Сначала я простонала, потому как решила, что это собачья подлость. Посмотрела вниз и увидела коричневый комок. Это был клубок женского белья. Я нагнулась, чтобы его поднять, и поняла, что это недоразумение начинается в моей штанине.

В замешательстве я начала тянуть, тянуть, тянуть, чувствуя, как что-то ползет вверх-вниз по моей ноге, и вот наконец у меня в руках оказалась пара колготок. К моему ужасу, мужчина на тротуаре наблюдал весь процесс извлечения. Этот момент запечатлелся в моей памяти, как фотография на пленке, и теперь я никогда не забываю, что нужно притормозить и прекратить надрываться.

Я до сих пор иногда врезаюсь в картотечные шкафы, но инцидент с колготками больше не повторялся. Однажды я обнаружила у себя на бедре какой-то комок — это был грязный носок, который так и остался в брюках.

Может, не надо было его вынимать? Он смягчил бы удары об углы и косяки.


УРОК 5
Погашай задолженность по кредитке ежемесячно



Мой папа за все платил наличными.

Если наличных у него не было, значит, этот то-вар ему не был нужен.

Папа работал жестянщиком, кровельщиком. Он, в зависимости от времени года, подвешивал водостоки, ремонтировал крыши летом, проводил отопительные трубы и чинил печи зимой.

Я не знала, сколько он зарабатывает. То немногое, что папа имел, он делил между одиннадцатью детьми. Достаточно сказать, что, когда мы росли, у нас было мало вещей сверх необходимого, хотя все необходимое было.

Папа никогда не говорил: «Мы не можем себе этого позволить» или «У нас нет на это денег». Он смотрел на то, чего мы так хотели, и говорил: «Вам это не нужно».

И он был прав. Нам это не было нужно. Нам просто отчаянно хотелось.

Он научил нас сдерживать свои желания.

Я все откладывала и откладывала вопрос с кредитной карточкой; завела ее только тогда, когда понадобилось забронировать номер в отеле. Карточка меня просто ошеломила. Никто мне не объяснял, что можно покупать в кредит. Однажды я погасила всю сумму задолженности на неделю позже срока. И рассудила, что отдать всю сумму мудрее, чем вносить ежемесячный минимум. В следующей квитанции было написано, что с меня сняли двадцать пять долларов за несвоевременное внесение суммы. Если бы я заплатила меньше, но своевременно, то не потеряла бы целых двадцать пять долларов. Я выучила этот урок.

В систему процентов я погружалась дольше. Потребовалось какое-то время, чтобы осознать: белое пальто, купленное со скидкой, на самом деле вышло без всякой скидки, поскольку через полгода после покупки я все еще расплачиваюсь по кредиту под четырнадцать процентов.

Я начала изучать все, что перечислено в ежемесячной квитанции. Если бы за большинство этих покупок я расплачивалась наличными, то сделала бы иной выбор. Легче выложить за ужин тридцать нематериальных долларов с пластиковой карты, чем отдать три десятидолларовых банкноты. Когда платишь наличными, начинаешь задумываться о том, что, возможно, стоит обойтись без аперитива и десерта. Вынимая из бумажника настоящие деньги, чтобы заплатить шестьдесят долларов за желанные, но не необходимые джинсы, я сразу чувствую укол и иногда решаю расстаться с этими джинсами. Когда я пользуюсь карточкой, то не ощущаю внутренней боли, пока не придет квитанция. Тогда укол превращается в мощный удар. Но уже слишком поздно.

Большинство тратит по мелочам доллар здесь, пять долларов там. За год они складываются в сотни и тысячи долларов. Многие думают: «Ах, если бы я побольше зарабатывал(а)! Ах, если бы я получил(а) повышение! Ах, если бы я женился на богатой (вышла за богатого)!» Я достаточно часто смотрела передачи «Доктор Фил» и «Шоу Сюз Орман», чтобы понимать: проблема вовсе не в деньгах. Проблема в том, как ты думаешь о деньгах, как относишься к деньгам. А это ты можешь изменить.

Сейчас большинство людей знает о факторе латте. В книге «Миллионер — автоматически» Дэвид Бах пишет, что если ты каждый день тратишь,50 на латте, это будет,50 в неделю. Если бы ты положил эти деньги в банк под 10 % годовых, за тридцать лет ты скопил бы 2 916. Я не пью латте, но эту концепцию можно приложить к чему угодно. В моем случае это фактор печенек «Орео».

Если каждый день откладывать 50 центов мелочью, в месяц получится. Урежь потребление газировки до одного литра в неделю, и ты сэкономишь в месяц. Бери еду с собой на работу, это выльется в экономии в месяц. Два раза в месяц не сходишь в ресторан — вот тебе и. Не выписывай необеспеченных чеков, это будет. Погашай задолженность по кредитке своевременно, и тебе не придется отваливать за просроченный платеж. Если все это сложить, получится 72 в год.

Я начала записывать, сколько трачу на вредные закуски, скармливая деньги за этот пищевой мусор автоматам, расставаясь с кровными в ночных магазинчиках, ресторанах, кофейнях, супермаркетах. Чипсы, попкорн, шоколадные батончики и печенье стоили вроде бы недорого, пока я не начала складывать. Получалось тридцать долларов в неделю. Я не могла в это поверить. Книга «Миллионер — автоматически» убедила меня есть меньше пищевого мусора и откладывать деньги, которые я спускала на всякую отраву.

А еще она убедила меня приклеить на бумажник записку: «Плати наличными. Подожди 48 часов». Прежде чем потратить сто долларов на любую вещь не первой необходимости, я жду два дня, чтобы подумать, действительно ли она мне нужна или я просто ее хочу.

Я больше не дожидаюсь, когда мне придет квитанция с остатком на кредитке. Никогда. Если я покупаю что-то дорогое и пользуюсь карточкой, то, приходя домой, я выписываю чек на эту сумму. Иногда я отправляю четыре чека в месяц, но не чувствую удара, когда получаю квитанцию. Я уже мысленно — и физически — за все заплатила.

Чтобы выбраться из долгов, не нужно выигрывать в лотерее. Спроси ребят, которые выиграли и профукали все до цента. Чтобы выбраться из долгов, нужно изменить образ мышления, а потом и поведение. Все начинается с маленьких шагов, с умения отличить то, чего тебе просто хочется, и то, что тебе необходимо.

Как-то раз я услышала о женщине, которая откладывала каждый заработанный четвертак и скопила десять тысяч долларов сыну на высшее образование. Другая женщина откладывала 10 % всех денег, которые получала, включая подарки на Рождество и день рождения. Хотя зарабатывала она всего 00 в год, но скопила 0 и обставила спальню.

Одна женщина бросила курить. За девять лет без сигарет она купила центральный кондиционер, новую печь и ковровое покрытие: она откладывала по сто долларов в месяц. А ведь все эти деньги раньше превращались в дым.

Другие говорили мне, что откладывают десять долларов в не делю (на рождественские подарки) или добавляют к своим сбережениям призовые купоны супермаркетов.

Еще у одной женщины в гостиной была большая стеклянная емкость с надписью «Отпуск на море». Когда дети просили денег на мороженое или шоколадки, она напоминала им, что у них есть выбор — либо сладости, либо отдых на море. Ко времени отпуска эта семья скопила половину суммы на поездку. Дети научились делать правильный выбор. Эти дети куда более дисциплинированные, чем мы с мужем. Мы бросали мелочь в девятнадцатилитровую пластиковую бутыль для кулера, стоявшую в нашей спальне. На то, чтобы заполнить ее, ушло шесть лет, но когда мы сделали это, оказалось, что скопили 00.

Чтобы жить богато, не нужно выигрывать в лотерее, искать себе обеспеченного спутника или спутницу, получать повышение. Нужно отдавать себе отчет в собственных поступках — отсюда все начинается и развивается. Приходит понимание: не всегда то, что хочется купить, тебе необходимо. И вообще довольно часто ты совсем не этого хочешь на самом деле. Ты изо дня в день делаешь мудрый выбор, благодаря которому вознаградишь себя тем, что будет приносить радость не один месяц.


УРОК 6
Не обязательно побеждать в любом споре: останьтесь каждый при своем мнении



Пока я не вышла замуж, я смеялась, читая о паре, составившей шестнадцатистраничное добрачное соглашение, в котором было детально расписано все от пункта «Не ездить менее чем с полубаком бензина» до пункта «Не оставлять носки на полу». Шестнадцать страниц?

Когда мы с Брюсом поженились, мне стало совсем не смешно. Мы купили дом, и чернила на договоре о покупке еще не успели просохнуть, а мы уже налетели на здоровенные подводные камни, разбираясь с мелкими деталями.

Я всегда знала, что мой спутник — дипломат. Мы поженились уже не молодыми, мне в год свадьбы исполнилось сорок. В самом начале наших отношений, когда мы только встречались, Брюс как-то отметил, что есть два типа женщин: те, которые красят ногти, и те, которые не красят. Я спрятала руки и спросила, какие ему больше нравятся. Он не вспомнил, к какому типу я принадлежу, и сказал: «И те и те».

Меня поразила его способность находить правильные слова, даже если он не знает точного ответа. Мы только начинали встречаться, и однажды в кофейне, так сказать, наскочили на «лежачего полицейского» на нашем общем пути. Тогда-то я и поняла, что за человек Брюс. Мы сидели за столиком на летней площадке с одним его другом, и тут мимо проплыла привлекательная девушка с пышной грудью, не сдерживаемой лифчиком. Друг толкнул моего благоверного локтем, они проводили красавицу взглядом, улыбаясь, как подростки. Я была в ярости. Когда мы сели в машину, я сказала Брюсу, что он повел себя очень грубо по отношению к той девушке и ко мне. Я ждала, что он подкатит глаза, заявит, что я слишком обидчивая, и предложит забыть об этой ситуации. Я настроилась на спор, мысленно разложила по полочкам все доводы. Брюс выслушал меня, посмотрел в глаза, взял за руку и извинился. Он сказал: «Ты права. Я вел себя как подросток. Это больше не повторится». Что?! Я не была к этому готова. Я хотела спорить, доказывать, хотела победить. А он просто сдался.

Мой муж из тех редких людей, которые сразу признают свою неправоту с высоко поднятой головой, не роняя достоинства. Брюсу не нужно побеждать в каждом споре, он первый готов согласиться, что это невозможно. Когда он видит, что дискуссия зашла в тупик, то спокойно, как нобелевский лауреат, заявляет: «Ты не сможешь убедить меня, а я тебя, так что давай останемся каждый при своем мнении». С этим трудно спорить.

Я никогда о таком не слышала, пока не встретила его. Сначала я бесилась, когда Брюс заводил шарманку Мистера Примирителя и произносил эти слова. Я считаю так: спор начинается с разногласия двух сторон, а заканчивается тем, что остается только один победитель. И этим победителем должна быть я. Спор не может окончиться ничьей. Остаться каждый при своем мнении? Значит, нет правых и неправых.

Это непросто, особенно в браке. Когда мы узнали, что сумма, предложенная нами за дом, принята, оба начали планировать, как разместимся. И у меня мгновенно создалось впечатление, что мы купили два разных дома. Я думала избавиться от большей части нашей мебели, устроив распродажу в гараже, и начать обставлять дом с чистого листа, так сказать. Брюс намертво вцепился в каждый жалкий стульчик, диванчик и светильничек, который у него остался со времен университета.

Он планировал, что мой кабинет будет на втором этаже, в комнате с балконом. Я же хотела комнату со встроенными стеллажами. Он мечтал превратить уголок со столом в стойку для компьютера.

Я представляла, что в этом тихом местечке буду читать утреннюю газету. Он рассчитывал, что мы купим маленькую стиралку и сушилку и поставим их на кухне. Мне было плохо от одной мысли, что, готовя спагетти, я буду вдыхать запах хозяйственного мыла. Он взглянул на боковую веранду и сразу вообразил себе застекленную террасу. Я с первого взгляда увидела качели на крыльце и растения.

Я попыталась изобразить из себя дипломата и предложила перед тем, как обставлять дом, выяснить, что мы будем делать в каждой из комнат.

Хм-м-м. Посмотрим, кухня и еда. Кухня и стирка. Что логичнее? Уголок для завтрака и компьютер? По-моему, они совсем не сочетаются. Муж требовал столовую отдать под его книжные горы. К тому времени, как он распаковал всю свою библиотеку, комната больше напоминала книжный магазин.

Брюс хотел сделать в ванной полки для радио и телевизора (он, видите ли, смотрит СКК, когда бреется, и это при том, что у него борода). Он настаивал, чтобы прямо над унитазом была полка для книг и журналов. Книги в туалете? Сколько времени он собирался там проводить?

Если правда, что мужчины с Марса, а женщины с Венеры, то мой муж с Плутона. Для меня туалет

— это место, куда забежишь ненадолго — и все. Для него — берлога. На самом деле он в каждой комнате видел берлогу, каморку. Так как у нас в доме официально не было каморки, он пытался каждую комнату превратить в таковую. Когда он говорил «каморка», я представляла себе темные панели, грубые обои, подставку под ружья и останки животных в ассортименте (оленьи рога, чучело акулы, ковер из медвежьей шкуры). Муж, конечно, не любитель чучел, но ему все-таки нужна была комната под все его разнокалиберное барахло. Среди этого барахла, помимо прочего, был тренажер типа «лыжи», которым любимый попользовался два раза (если не считать использованием развешивание на нем одежды для проветривания). Я называю этот тренажер самой дорогой в мире вешалкой.

Не думайте, что я неуступчивая; я уже пошла на один большой компромисс: мы договорились, что будем спать в его кровати, а не в моей. И Брюс сразу же заявил, на какой половине будет спать. Даже когда мы жили поодиночке, он всегда спал на одной и той же половине кровати, а другая была застелена всю ночь. Мой муж — Дева по гороскопу, поэтому аккуратен даже во сне.

Большие разногласия разрешать было проще, чем маленькие. Мы наперегонки мчались по этим мелочам, этим ухабам жизни. Брюс хотел развесить на стенах все свои двести репродукций. Он был бы счастлив, если бы каждая комната походила на ресторан «Фрайдис». Я разрешила расставить памятные вещи времен Холодной войны в столовой. По крайней мере, знаки «Противорадиационное убежище», сирена на случай воздушного налета, гигантская жестянка с крекерами и плакат с девочкой, которая спрашивает: «Мамочка, что с нами будет, если упадет бомба?», внушают нам благодарность за то, что у нас есть пища.

В итоге мы пришли к согласию по поводу всего, за исключением оставшихся репродукций Брюса, которые год стояли прислоненные к стене. Я не желала, чтобы на стене висело больше одной картины, а муж хотел использовать их вместо обоев. Наконец, комната за комнатой, мы стали сходиться на том, что останемся каждый при своем мнении. Некоторые стены он украшал согласно своему вкусу, на других я все делала по-своему. Но когда мы дошли до красных гоночных-машин в черных рамах, ситуация стала патовой. Такие плакаты мог бы повесить над кроватью пятнадцатилетний мальчишка, причем он снял бы их в день шестнадцатилетия. Я хотела выбросить болиды. Мой благоверный желал отвести им самое почетное место.

«Может, останемся каждый при своем мнении?» — спросила я, применив излюбленный прием мужа, а-ля президент Джимми Картер. В конце концов, Брюс согласился с тем, что мы будем хранить его плакаты в подвале, пока не решим, куда их повесить. Три года спустя муж наткнулся на них. «Это чье?» — спросил он. Мой дорогой супруг заявлял, что впервые в жизни их видит. Мы оба отлично посмеялись, а потом вытащили плакаты из подвала и сошлись на мнении, что гоночные машинки смотрятся просто замечательно, но на помойке.


УРОК 7
Не лей слезы в одиночку, поплачь с кем-нибудь: так справиться с горем легче



Я люблю ходить в кино. Можно посидеть в темноте и анонимно выплакаться. Иногда я рыдаю над фильмом, а иногда над тем, над чем мне необходимо было поплакать в последние несколько недель. Я иду на хороший грустный фильм и наверстываю упущенное, давая волю слезам, которые душила внутри и сдерживала слишком долго.

Все, кто хорошо меня знает, видели меня плачущей. Дочка меня дразнит, потому что я плачу над рекламами «Кодак» и над слащавыми фильмами-спектаклями, где концовку предугадываешь еще до того, как они включат сентиментальную музыку.

Я всю жизнь была плаксой. В начальной школе плакала каждый день. Если со мной или с кем-то еще обошлись несправедливо, я плакала. Братья и сестры (равно как одноклассники и несколько учителей) дразнили меня, говорили, что я как маленькая. Я ничего не могла с собой поделать. Чувства выливались из меня по слезным протокам. Я годами пыталась научиться их сдерживать. Поставила себе цель не плакать в школе целый день. Это мне удалось в восьмом классе.

Когда убили президента Джона Кеннеди, я училась во втором классе. Монахини в школе Непорочного зачатия приводили первую леди нам в пример: она была сильной и не пролила ни слезинки на публике. Джеки — безупречная вдова, безупречная католичка. Мир смотрел на нее, укрытую черной вуалью, и видел благородную, исполненную достоинства и стоическую женщину, которая не рыдала над погибшим мужем даже тогда, когда маленький Джон отдал честь проезжающему мимо гробу.

Монахини сравнивали ее с Пресвятой Девой Марией, матерью Иисуса. Они говорили нам, что Богородица не плакала. Даже когда стояла у подножия креста. Даже когда обнимала мертвого сына. Даже у его могилы. Никогда. И долгие годы я им верила.

Десятилетия спустя я прочитала, что Джеки Кеннеди часто брала у друга яхту и уходила в море одна, чтобы оплакать мужа. Она заплывала подальше, окидывала взглядом необъятный океан и рыдала, ведь ей так не хватало Джона. Читая статью, я тоже начала плакать. Как же это печально, когда человеку приходится прятать свои слезы, особенно слезы такой глубокой скорби. Интересно, что бы теперь сказали о Джеки монахини? Если задуматься, я не помню, плакали ли они хоть раз за восемь лет моего обучения в католической школе. Если и плакали, то только не на наших глазах. Может быть, по старым правилам Церкви плакать грешно.

Через много лет после того, как я окончила начальную школу, вышел фильм «Иисус из Назарета». Я обожаю эпизод, в котором Мария стоит у подножия креста под проливным дождем и оплакивает своего мертвого Сына. Она не просто плачет, она стенает и рыдает. Она рыдает как мать, которая потеряла сына, а не как святая, покорная Божьей воле. Она рыдает, как все мы хотим, но боимся рыдать.

Многих из нас учили, что слезы — это признак слабости. Если тебя обидят на работе, ты идешь поплакать в туалет. Прячешься в кабинке и заглушаешь всхлипы комками туалетной бумаги. Прочитай любую статью о том, как женщине вырваться вперед в корпоративном мире. Все они предостерегают: никаких слез. Сотрудники никогда не должны видеть тебя плачущей.

Если ты плачешь при свидетелях, люди пытаются тебя успокоить. Из-за твоих слез они чувствуют неловкость. Даже при виде ругающегося и богохульствующего человека люди чувствуют себя не так неловко, как при виде плачущего.

Слезы на глазах окружающих выдают недостаток самоконтроля, беспомощность. В культуре, где ценится сила, неприемлемо даже показывать, что ты готов расплакаться.

Всю свою жизнь я пыталась стать сильнее, реже плакать. Но когда я прятала горе внутри, у меня краснело лицо, щеки болели, а слезы лились, как бы я ни старалась их сдержать.

Однажды Кэрол, мой терапевт, сказала мне, что эти слезы очень ценны. Они — часть меня, точно так же, как мои голубые глаза и каштановые волосы. «Какой чудесный дар чувствовать так глубоко!» — сказала она.

Из всех советов, которые я когда-либо получала по поводу слез, лучший таков: нельзя плакать одной. Кэрол объяснила мне, что, поплакав в одиночку, не получаешь такого мощного облегчения, как после слез в компании другого человека. Поплачь одна, и ты будешь раз за разом лить слезы над одним и тем же. По-религиоведения, я прочитала книгу о святом, который почти потерял зрение из-за того, что слишком много и слишком часто плакал. Святой Игнатий, основавший иезуитский орден, считал, что его слезы — великий дар Божий. Он вдохновил меня на двадцатидвухстраничный труд о слезах как о даре.

Игнатий был бравым военным, рожденным для рыцарства и искавшим счастья в объятиях женщин и во власти, но однажды пушечное ядро раздробило ему ногу, и он обрел Бога. В первой части своего духовного дневника он упоминает слезы сто семьдесят пять раз, а во второй половине говорит о них в каждом вступлении. То были не просто несколько капель, то были великие потоки, настолько мощные, что он не мог и слова вымолвить. Эти слезы принесли ему великие дары: смирение, тесную связь с Богом, сильнейшую преданность, покой и силу. Он считал слезы мистической благодатью.

Как жаль, что столько мужчин и женщин отказываются плакать и хвастаются тем, что никогда не уронят и слезинки. Однажды мне кто-то сказал, что почти прослезился, посмотрев фильм «Список Шиндлера». Почти? Почему он сдержался?

Почему сдерживалась Джеки? И монашки? Почему люди вообще сдерживают слезы? Я бы не смогла, даже если бы и захотела. Я позволяю слезам свободно течь и, покупая тушь, всегда выбираю водостойкую.

Один из моих любимых стихов Библии самый короткий из всех: «Иисус прослезился». Это показывает человечность Сына Божьего. Он пролил неприличные, не подобающие мужчине слезы. Он сделал это не в одиночку, спрятавшись где-нибудь, чтобы никто не увидел. Христос прослезился на глазах у друзей и последователей. На глазах у толпы.

Нам нужно перестать прятать свои слезы, ведь мы можем разделить их с другими. Чтобы плакать, надо быть сильным человеком. Но еще более сильным надо быть, чтобы показать эти слезы другим, достаточно крепким, чтобы проявить свою ранимость, кто бы на нас ни смотрел.


УРОК 8
На Бога злиться можно: Он это выдержит



Когда ты в последний раз злился на Бога?

Нам ведь запрещается злиться на Бога, так?

Он пошлет адское пламя и серу.

Адское пламя я еще могу представить, но вот сера тут при чем?

Я росла в католической традиции и никогда не слышала, чтобы священник разрешал пастве гневаться на Бога. Нашей задачей было бояться Бога, а задачей Бога было нас устрашать.

Есть такая старая история о раввине, который за день до Йом-Киппура посылает своих учеников нау читься у портного, как нужно подготовиться ко Дню искупления. В течение десяти дней между еврейским новым годом, Рош-а-шана, и Йом-Киппуром религиозный иудей должен провести ритуальную уборку своего жилища.

Йом-Киппур — это священный день молений, время для поста и размышлений. В этот день человек вспоминает прошедший год, вносит поправки и обязуется жить праведнее.

Ученики раввина подглядывают за портным и видят, как он снимает с полки книгу. В ней список всех грехов, которые тот совершил за год. Портной говорит Богу, что пора свести счеты. Он зачитывает грехи из книги.

А потом портной берет другую книгу. Там записано, сколько боли, горя и скорби Бог послал ему и его семье. Портной говорит Богу: «Владыка вселенной, если бы мы подводили точный итог, вышло бы, что Ты должен мне гораздо больше, чем я Тебе».

Очень смело, правда?

Вместо того чтобы торговаться с Богом по поводу того, что записано в книге, он старается помириться. Он заключает сделку с Богом: портной простит Господу все Его грехи, если Бог оставит его прегрешения. А потом мужчина наливает себе вина, благословляет его и говорит: «Пусть теперь между нами будет мир. Мы простили друг друга. Теперь наших грехов как будто и не было».

Чистый лист с Богом. Чистый лист для Бога.

Нам бы всем неплохо найти время для прощения Бога. Сколько людей отворачивается от Него или затаивает обиду из-за боли, горя и скорби в их жизни?

Сколько людей спрашивают, где был Бог, когда самолеты врезались в башни-близнецы, когда сын умер от лейкемии, когда дочь покончила с собой, когда наши отчаяние и одиночество были невыносимы?

Точного ответа не знает никто. Мы все можем толь-ко предполагать. Проповедники обычно придерживаются версии, что Господь дал нам свободу воли и не вмешивается в нашу повседневную жизнь. Даже если мы умоляем?

Те же проповедники говорят нам, что Всевышний благословляет нас, даря детей, работу, таланты и так далее. Если Бог ниспосылает нам дары, почему Он не защищает от того, чего мы не хотим? Почему Он не оберегает нас от болезней, смерти, разрушения?

Я не всегда понимаю, чем руководствуется Господь, но все равно молюсь. Как в той поговорке: я не понимаю, как работает электричество, но не собираюсь из- за этого сидеть в темноте. Чтобы верить в Бога, мне не нужно Его понимать. Надежду в меня вселяют слова неизвестной души: «Я верю в солнце, даже когда оно не светит. Я верю в любовь, даже когда не ощущаю ее. Я верю в Бога, даже когда Он молчит».

Мне тоже не раз казалось, что Он меня покинул. Долгие годы ушли на то, чтобы избавиться от осадка, отложившегося еще в детстве, когда я чувствовала себя избитой и израненной. В конце лечения, когда я разобралась почти со всеми личностями, оставившими шрамы на моей душе, мой психотерапевт Кэрол предположила, что остался только один главный фигурант, что можно злиться на Бога за то, что Он меня не спас, за то, что Его не было рядом, когда мне нужна была защита.

«Нет. Я не злюсь на Бога», — сказала я ей. Но под моей верой прятался глубокий колодец сомнения. Сомнение глодало и дразнило меня: «Где был Бог? Я бы не позволила своему ребенку страдать. Как Он мог?»

В конце лечения, когда я разобралась почти со всеми личностями, оставившими шрамы на моей душе, мой психотерапевт Кэрол предположила, что остался только один главный фигурант, что можно злиться на Бога за то, что Он меня не спас, за то, что Его не было рядом, когда мне нужна была защита.

«Нет. Я не злюсь на Бога», — сказала я ей. Но под моей верой прятался глубокий колодец сомнения. Сомнение глодало и дразнило меня: «Где был Бог? Я бы не позволила своему ребенку страдать. Как Он мог?»

«Чш-ш-ш», — утихомиривала я его. «Бог всегда был рядом», — врала я. Я ни за что не собиралась злиться на Бога: это такой риск. Нельзя гневаться на Всевышнего тогда, когда только на Него я могу надеяться. Как я могла злиться на Господа? Разве я посмела бы?

Я никогда не забуду картинки, которые увидела в первом классе школы Непорочного зачатия. Балтиморский катехизис показывал, насколько черна грешная душа. Разве злость по отношению к Богу не будет самым темным из грехов? В книге, где Господь записывает все обо мне и моей душе, это — один из смертных грехов, который точно склонит чашу весов.

Небо не окрасится в черный цвет, молния не поразит меня, громоподобный глас не вынесет мне приговор. Я не была настолько наивной и боялась совсем не молнии. Я боялась потерять работу, или здоровье, или дочь. Я не собиралась провалить испытание Иова. Сатана искушал этого библейского праведника и насылал на него страшные беды, чтобы тот возроптал на Бога, но Иов не поддался искушению и был вознагражден. Поэтому я молилась и притворялась, что все отлично. Да, с Богом все было просто замечательно. А вот весь остальной мир с его обитателями меня просто бесил.

Однажды на работе я окрысилась на босса из-за чего-то столь тривиального, что даже и не помню, из-за чего конкретно. Я, как торнадо, вылетела из редакции, запрыгнула в машину, и шины завизжали, когда я умчалась с парковки. Слава Богу, что мой шеф шел не через стоянку, потому что я могла и не нажать на тормоз. Я приехала домой, задавила ярость, клокотавшую внутри меня, и села за швейную машинку спокойно починить платье. На середине работы игла машинки сломалась пополам.

И тут я сорвалась.

Я молотила кулаками. Ругалась. Села в машину и уехала кататься. Я кричала, чтобы вышла вся ненависть к тем людям, которые бросили и обидели меня. Когда я накричалась, то поняла, что дело не в начальнике, не в папе, не в маме, не в монахинях, ни в ком другом из моего прошлого. Меня бесил самый главный парень. И тогда все остальное я выместила на Боге. Я его ругала на чем свет стоит, и даже на букву «е». И вдруг почувствовала, что на меня снизошло нечто странное.

Покой. За всей этой яростью был глубочайший покой. За всей этой грудой обид была Господня любовь.

Я ощутила, как внутреннее сияние согрело меня, словно Господь мне улыбался, говоря: «Ну вот, ты ведь сейчас чувствуешь себя гораздо лучше?» И я начала смеяться. Бог хотел, чтобы я разгрузила грузовик с мусором, который вела все эти годы. Бог хотел, чтобы так мы стали ближе.

Один иезуитский священник нашел название для этой молитвы. Я познакомилась с отцом Джимом Льюисом в иезуитской обители Пармы. Он был мудрым в своей простоте. Отец Джим сказал мне, что Бог хочет настоящих, искренних, подлинных отношений с нами, такой же открытости и честности, как в крепком браке.

Священник понял это после того, как его перевели на новую службу. Он ненавидел свою новую должность. Попытался проявить святое смирение и покорность, но был несчастен. Пытался молиться с благодарностью, но не чувствовал ее в душе. Пытался изобразить из себя маленького счастливого раба Божия, но это не работало.

Однажды он сломался. Пошел в часовню один, поприветствовал Бога, а потом выругался от всего своего святого сердца. «Проклятье. Проклятье. Проклятье. Проклятье. Проклятье». Вот и все. Он повторял эту молитву каждый день, пока не перестал об этом думать. В один прекрасный день злоба ушла, и появилось место для другого. Для покоя. Лист был чист. Теперь Бог мог писать на нем.

Отец Льюис назвал эту молитву Проклятой. Она отлично помогает, когда дойдешь до ручки.

Не нужно быть настолько святыми, чтобы потерять свою человеческую природу, Бог этого не хочет. Богу не нужны фальшивые молитвы и лживые славословия. Бог хочет искренних, подлинных, настоящих отношений.

Теперь мы с Богом лучшие друзья. Каждый день мы вместе гуляем. Каждое утро сидим вместе и молчим. Весь день мы болтаем. Ну, болтаю, конечно, я. Неважно, что случается или не случается за день, но когда мы засыпаем, наш лист чист. Как и в крепком браке, никто не ложится разозленным.


УРОК 9
Самый главный половой орган — это мозг



Моя подруга Шерил хотела, чтобы я познакомилась с ее другом.

Я ей сказала, что на смотрины не хожу.

Она заверила меня, что это всего лишь вечеринка.

Об этом парне подруга рассказана совсем мало. Носит бороду, разведен, работает в сфере связей с общественностью. Вот и все.

Если бы она рассказала мне побольше, например, что он курит, что он агностик, любит джаз, суши, жизнь в мегаполисе, что он Дева по гороскопу и дома почти не бывает, я бы не дала ему и шанса. Я не курю, я католичка, вегетарианка, по знаку Зодиака — Близнецы, люблю музыку кантри и маленькие городки, притом почти все вечера провожу дома. В теории мы были несовместимы.

В последнюю минуту я решила все-таки пойти на ту вечеринку (было это в 1992 году). Шерил познакомила меня с Брюсом, и мы с ним не могли наговориться. Мы просидели на диванчике несколько часов. Он обожает свою работу и страстно хочет изменить мир. У него прекрасные теплые карие глаза, которые внушали мне ощущение безопасности, при этом они светились энергией и жизнью. Что-то невероятное творилось за этими глазами.

Брюс позвонил мне на следующий день, и мы проговорили три часа. Я узнала, что он поет в душе и плачет в кино. Но я была осторожна. Я какое-то время не встречалась с мужчинами, почти два года соблюдала целибат. После нескольких лет мощной терапии, кото-рая помогала мне справиться с проблемами детства, я хотела избавиться от своего любимого шаблона и перестать привлекать недоступных мужчин, которым чужды близость и обязательства. Я хотела мужчину, который любил бы меня, который хотел бы со мной пройти долгий жизненный путь. Как и всякая травмированная женщина, я мечтала о человеке, который никогда меня не обидит, не подведет, не оттолкнет и не бросит. Мои запросы были неосуществимы.

Я не знала, что делать с Брюсом, так что на нашем первом настоящем свидании я дала ему три варианта: сходить в кино, поужинать или поехать в город, где он вырос, и устроить тур, включающий в себя дом, школу и все достопримечательности, чтобы я могла лучше узнать своего кавалера. Он поменялся со мной ролями и предложил экскурсию по моему родному городу.

Мы проехались по Равенне, население которой составляет 12 тысяч человек. Посмотрели на начальную, младшую среднюю, старшую среднюю школы, где я училась, места, где я работала, мой старый дом, мою церковь. В итоге мы оказались на кладбище, где похоронены мои дедушки и бабушки. Мы сидели в машине и смотрели, как в пурпурном небе над голыми деревьями восходит обрезок ногтя — месяц. Брюс заявил, что этот момент со мной был не хуже секса. Он определенно отличался от всех мужчин, с которыми у меня когда-либо были отношения.

Тем же вечером мы сидели в ресторане и разговаривали о том, чего ищем. Женится ли он когда-нибудь снова? Выйду ли я замуж хоть когда-нибудь? Сошлись мы в одном: если мы решим вступить в брак, то выбирать будем не мужа и не жену, а спутника жизни, лучшего друга.

В тот вечер я начала верить, что могу без опаски его любить. Брюс одаренный, веселый и честный.

Я узнала, что он еврей, но при этом любит в декабре петь рождественские гимны возле кафе. Что он подает мальчишкам сигнал из фильма «Маленькие негодяи», что у него в гостиной куча книг и что он бросит курить ради любимого человека.

Брюсу нравились мои волнистые волосы, тонкий нос, руки и веснушки. Он показал мне фотографии своих мамы, бабушки, сыновей, братьев и сестры. Он даже достал мобильный телефон, отключил его и сказал: «Я никогда так не делаю». Брюс прислал мне кассету, на одной стороне которой была записана романтическая музыка и джаз, а на второй — его любимые рождественские песни. Он сказал, что отправил ее, чтобы меня соблазнить. Это сработало.

Когда он говорил и совершал ради меня эти милые поступки, я чувствовала себя защищенной. Он вел себя как ребенок, он так рад был меня видеть! Брюс держал меня за руку, и мы часами болтали, сидя на диванчике. Это было все равно что ночевать у лучшего друга. Брюс стал моим другом.

Секс у нас был только после Разговора. Его идея, а не моя. Однажды мы всю ночь просидели на диване за Разговором. Он хотел знать о моих предыдущих взаимоотношениях, обо всех объездных и разбитых дорогах, которые привели меня к нему. У Брюса за плечами было пятнадцать лет брака и два года развода. Я никогда не протягивала дольше года с одним и тем же парнем. У меня было много проблем, касающихся моего отца, много парней, которые были похожи на

папу и привносили в наши отношения собственные комплексы, связанные с их матерями. Не лучшее сочетание. Брюс шутил, что ему по душе женщина с непростым прошлым. Мы смеялись, потом плакали, когда я рассказывала, а он слушал, как трудно меня любить. Мне нужно было залечить столько ран. За всю свою жизнь я никогда не чувствовала себя такой эмоционально и физически защищенной рядом с мужчиной. Я почти ничего не знала о своих интимных потребностях. Я выросла, считая, что женщина должна стараться ради мужчины, если она что-то от этого получит — хорошо, если — нет неважно. Брюс просил меня говорить обо всем, что мне нравится, что нет. Я не знала, что мне нравится, чего я хочу в отношениях, потому что у меня никогда не было шанса это выяснить. Большинство людей постепенно погружаются в сексуальную жизнь. Если тебя в детстве совратили или изнасиловали в подростковом возрасте, как меня, это значит, что у тебя похитили сексуальную составляющую личности, твое сексуальное своеобразие. Когда тебе силой навязывают чужую сексуальность, твое собственное развитие останавливается. Всю взрослую жизнь я пыталась доставить мужчине удовольствие и делала то, чего, как мне казалось, он хотел, но понятия не имела, что приятно мне самой.

Брюс сказал, что такого не потерпит. Самое главное в наших отношениях — создать и сохранить дружбу, и секс ничего кардинально не изменит. Он научил меня великой вечной истине: прежде всего — дружба. «Это душа отношений», — сказал он.

До того как я познакомилась с Брюсом, одна моя подруга по реабилитации рассказала мне, как она придумала новые способы находить общий язык с мужчинами с помощью «Большой книги» Общества анонимных алкоголиков. У тех, кто ее писал, с чувством юмора все в порядке, потому что советы, касающиеся секса, начинаются на странице 69. Рекомендации «Большой книги» таковы: провести персональную инвентаризацию, изучить все свои обиды и страхи, в том числе и в сексуальной жизни, понять, что нравится, что нет. Потом создать между собой и Богом разумный идеал того, что подходит тебе и только тебе.

Мне нужно было доверить свою сексуальность воле Божьей, взглянуть на секс как на дар Божий, наделивший меня желаниями, стремлениями и страстями. Мне необходимо было знать и верить, что Бог обладает достаточной фантазией, чтобы создавать мужчин, которые меня не обидят и не бросят.

Секс должен быть частью больших, цельных отношений. На этот раз так и случилось. Прежде чем перейти к «основной базе», мы несколько часов сидели и говорили. В какой-то момент Брюс показал на лоб и заявил: «Секс здесь». И в сексе не нужно из кожи вон лезть ради партнера. В твои обязанности не входит угождать кому бы то ни было. «Секс заключается не столько в том, чтобы получить оргазм, — сказал Брюс. — Это только глазурь. Из всех остальных составляющих получается пирог. Давай испечем пирог».

И мы его испекли. Десять лет прошло, но выпечка и сейчас приносит нам немалое удовольствие. Наша половая жизнь никогда не зависела только от наших тел. И это хорошо, потому что возраст берет свое и изменяет их. В моем случае тело изменил рак. Трудно было снова почувствовать себя сексуальной после того, как я лишилась грудей. Брюс все время повторял, что моему мозгу просто потребуется немножко времени, чтобы перенастроиться. И он был прав.

Когда дело касается секса, самая главная твоя эрогенная зона находится между правым и левым ухом.


УРОК 10
Бог никогда не дает нам больше, чем мы можем выдержать



В книге «Дыхание. Зрение. Память» есть замечательная строчка, заставляющая по-другому взглянуть на крест, что мы несем, на проблемы, из-за которых мы обижаемся на высшие силы, на дары, которые желаем получить.

Писательница Эдвидж Дантика описывает живущих в Гвинее людей, которые носят небо на головах. В своем лирическом романе о трагедии, случившейся с одной семьей женщин, автор рассказывает историю о сильных, способных выдержать все людях. Создатель сотворил их такими для того, чтобы они несли больше, чем другие. Они не знают, что избраны для этого. Но если в жизни ты сталкиваешься с множеством трудностей, значит, ты был создан для того, чтобы их преодолевать.

Некоторым из нас приходится терпеть больше, чем другим. Мой дядя Пол был избран, чтобы нести кусочек неба.

Он и моя тетя Вероника — мои крестные родители. Когда мы узнали, что у них родился шестой ребенок, то заплакали. Хорошая новость — родился мальчик. Плохая — с ним что-то было не так.

Бретт Френсис Келли появился на свет в 1972 году, когда в ходу были слова «слабоумный» и «умственно отсталый», когда родные шепотом, сквозь слезы передавали плохие известия, когда доктора предлагали стационарный уход, когда не существовало поддержки для детей с особыми потребностями.

Бретт не был безупречно здоровым малышом, о котором молятся все родители. У него было по пять пальцев на каждой руке и ноге, но было и кое-что еще. Мой двоюродный брат родился с лишней хромосомой. Это — синдром Дауна. В то время детей с синдромом Дауна не считали особенными. Их считали несчастьем. Но мои дядя и тетя любили сына не меньше, чем других своих пятерых детей.

Потом у моей тети нашли рак груди, который пустил метастазы в кости. Тетя умерла, когда Бретту было всего три года. Дядя Пол остался вдовцом с шестью детьми. Как он мог поднять их всех в одиночку? Старшей девочке было всего четырнадцать.

Все стало только хуже. Дядю Пола уволили с работы. Он слишком много дней пропустил, ухаживая за больной женой. Тогда еще не было закона об отпуске по семейным и медицинским причинам, который мог бы защитить его. Что случилось с семьей? Дядя удержал всех вместе. Он сделал Бретта центром их вселенной. Каким-то образом этот осколочек собрал их в единое целое.

Дядя Пол никогда не жаловался на то, что остался одиноким отцом шестерых детей. Он получил лицензию на работу в области продажи недвижимости, чтобы можно было работать удаленно. Уложив детей, стирал и убирал дома. Дядя не женился снова. Он всегда повторял: «Я однолюб». Дядя сделал Бретта своим спутником жизни. Эти двое были неразлучны.

У Бретта отсутствовала кнопка редактирования. Как думал, так и говорил. Он не мог лгать. Увидев женщину с пышным седалищем, он объявлял: «У тебя здоровенная задница». Заметив отражение своей более чем полной фигуры в зеркале, он говорил: «Я просто секси» — и верил в это.

Бретт везде оставлял свой след. На свадьбе моей двоюродной сестры Бриджет делал вид, что он бармен.

На свадьбе моего брата Джима вертелся на танцполе так, что чуть штаны не свалились. На похоронах дяди Джона облился водой, стянул с себя брюки, и в итоге пришлось его обернуть одеялом. Он так и не вырос. Он остался ребенком. В этом была вся его прелесть. А еще он остался лучшим другом своего отца. Проходили десятилетия. Каждый из детей дяди Пола какое-то время играл роль мамы, потом уезжал в университет и передавал свои обязанности младшим. Когда дяде Полу исполнилось восемьдесят, он начал задаваться вопросом, кому доверить Бретта в будущем. И сложность была совсем не в том, что Бретт был бременем, которое никто не хотел нести. Проблема заключалась в том, что каждый хотел, чтобы Бретт переехал к нему. Прошло немало времени с восьмидесятилетия дяди, и вот мы получили плохие новости. Накануне свадьбы сестры Бретта семья собралась на обед после репетиции брачной церемонии. Они весь день провели вместе, все сестры, братья, свойственники, внуки и дядя Пол. И в какой-то момент Бретт ни с того ни с сего сказал: «Не волнуйтесь. Мама рядом. Все будет хорошо». После обеда Бретт потерял сознание из-за эмболии сосудов легких. Его не смогли вернуть к жизни.

В зале гражданской панихиды было множество фотографий. Бретт в пиджачке для первого Прича-стия. Бретт в шапочке и плаще, как студент. Бретт в баскетбольной форме. Бретт со своими медалями Олимпиады для людей с умственными отклонениями. Дядя позаботился о том, чтобы его сын жил полной жизнью.

На погребальной литургии священник попросил нас задуматься о том, как мы используем свои дары. «Бретт получил свои дары естественно, — сказал священник. — Они пришли вместе с лишней хромосомой».

«Нам нужны Бретты этого мира, — проповедовал он. — Бретт не был неполноценным. Он показал нам, чего ждет от нас Господь: Он хочет, чтобы мы радовались каждому вдоху».

А еще нам нужны дяди Полы этого мира. Именно тихая сила дяди удерживала мир, чтобы Бретт мог бежать по нему вприпрыжку, чтобы Бретт мог радоваться всему, как мог только Бретт. В его мире Пасхальный кролик и Санта Клаус существовали на самом деле, дни рождения длились неделю, и не было людей другой расы, были только люди с хорошим загаром.

Дядя улыбался, когда его сын Пол произносил речь. «Люди всегда повторяли, что мы были величайшим подарком для Бретта, — говорил Пол. — Но все было наоборот. Это он был величайшим подарком для нас».

Так получилось благодаря дяде Полу, который удержал семью вместе и небо над ней. Однажды дядя позвонил мне, просто чтобы сказать, как он мной гордится. Я сохранила это сообщение и раз за разом включаю его, чтобы услышать дрожащий из-за болезни Паркинсона и старости, но и сейчас полный мягкой благодарности дядин голос. Дядя Пол никогда не жаловался на жизнь, которая была ему дана.



Он бы, наверное, первым подтвердил, что Господь не дает нам больше, чем мы способны выдержать.

Некоторые сотворены для того, чтобы нести больше, другие меньше. Но как бы то ни было, если нам суждено нести кусочек неба, это за пределами того, что можно выдержать. Это дар.


УРОК 11
Примирись с прошлым, чтобы оно не испортило тебе настоящее



У тебя когда-нибудь были такие дни, когда все хорошо, а потом вдруг все становится плохо?

Внешне ничего не изменилось, но внутри все перевернулось. Случилось что-то, чего ты даже описать не можешь, и внезапно оказываешься на дне огромной ямы твоей души.

Что именно заставило тебя войти в пике, определить трудно. Звук. Запах. Замечание. Нечто совершенно незначительное отправляет тебя в твои личные тьму страх и отчаяние. Это происходит так быстро, что даже не понимаешь, как попал сюда. А иногда чувствуешь, что все происходит, как в замедленной съемке, но остановиться не можешь.

Что послужило причиной? У всех по-разному, особенно у тех, кого в детстве так или иначе оскорбляли или игнорировали. Мое настроение, например, может испортить такая мелочь, как запах мела или картонных пакетов из-под молока. Вид маленьких складных стульчиков, какие были у нас в первом классе. Плач ребенка в магазине. Вид разозленного родителя, тащащего малыша через парковку. Звук, с которым в фильмах плоть ударяется о плоть.

Иногда что угодно из этого списка может отправить меня в яму. Я мгновенно начинаю чувствовать себя напуганной, одинокой и отрезанной от мира. Одно мгновение — и я перестаю быть полноценным взрослым человеком. Я беспомощна, я в ужасе, и я не знаю почему. Один терапевт, который когда-то консультировал ветеранов Вьетнама, сказал мне, что у людей, в детстве подвергавшихся жестокости или ощущавших недостаток внимания, может позднее проявиться пост-травматический стресс. Детские травмы не заживают годами. Как шрапнель, кусочки пробивают себе путь, чтобы выйти из тела.

Когда-то мне требовалось несколько дней на то, чтобы выбраться из ямы. Я ходила на работу, готовила ужин, играла с дочкой, пыталась выполнять свои обязанности, но чувствовала, что я на грани эмоционального срыва. Если кто-то задевал последнюю ниточку, я разматывалась в бесформенную кучу пряжи и больше не могла быть цельной.

У всех нас есть оставшиеся с детства ямы. У большинства людей они неглубокие, разбросаны там-сям, так что их легко можно обойти и, в случае чего, быстро выбраться. У других — просто лунный рельеф из кратеров, оставленных психически больными родственниками или учителями, домашним и сексуальным насилием, побоями и приступами ярости родителей, которые, в свою очередь, в детстве испытали на себе жестокость или безразличие.

Большие поводы редко сталкивают тебя в яму. Их приближение чувствуешь издалека и можешь уклониться. Если видишь или слышишь, что приближается поезд, просто уходишь с его пути и держишься подальше. В яму сталкивают только мелочи.'Ты не увидишь, насколько они близко, пока не заглянешь в зеркало заднего вида.

Однажды я поставила машину в гараж, как всегда. Муж стоял на подъездной дорожке. Сказал, чтобы я немного подала вперед. Я так и сделала. Но ему этого было мало. «Нет, еще чуть-чуть», — настаивал он. Я легко могла бы улыбнуться и сместиться чуть дальше или левее, могла бросить это дело и отдать Брюсу ключи, чтобы он сам идеально припарковался. Но я почувствовала, как мной овладевает ярость, будто он зажег короткий запал огромной бомбы. БУ-У-УМ! Меня отбросило назад, в детство.

Почему я должна быть безупречной? Почему у меня ничего никогда не выходит правильно? Какая мне вообще разница?

Но вместо взрыва внешнего я всю разрушительную энергию направляю внутрь. Вместо того чтобы орать и бушевать, сдаюсь и плачу. Это старые слезы. Я чувствую, что они исходят из особого места в моей душе. У меня болят мышцы лица и пазухи, а когда я наплачусь, меня клонит в сон. Чем закончилась история с машиной? Через несколько часов я смогла отследить цепочку до само-го начала, до настоящей причины моего взрыва. Это случилось много лет назад, когда мне был двадцать один год. Я стою на подъездной до-рожке у дома родителей, папа хочет, чтобы я помогла ему поставить телевизор в кузов легковушки-универсала. Телевизор тяжелый, его неудобно держать, я не представляю, как его донести и втиснуть в узкое свободное место, куда показал папа. Я берусь за свой край телевизора и впихиваю его в машину. Папа просит подвинуть назад. Куда назад? Я не знаю, чего он хочет. Он кричит на меня. Мой папа мог либо молчать, либо орать. Понятия не имею почему, но громкость, от нуля до ста, он набирал в мгновение ока. Его приступы ярости почти всегда сопровождались такими словами: «Да что с тобой не так, черт возьми? Ты что, вообще ничего не можешь сделать правильно?»

Я стояла на дорожке и держала телевизор, когда папа как раз проревел эти слова. Я не могла бросить ношу и уйти, потому оставалась неподвижной мишенью для его злости. Папа так и не извинился, не признал, что наорал на меня в неудачный день или в неудачную минуту.

Со временем я научилась выходить из такого ступора. Для этого сначала нужно понять, что ты застряла. У меня есть такой предупреждающий знак: когда мои эмоции не соответствуют тому, что произошло секунду назад, это значит, что дело в моих детских воспоминаниях. Я научилась останавливать этот миг. Я как будто ставлю кино на паузу и говорю себе: «Подожди. Это реакция на настоящий момент? Или виновато прошлое? Я не могу изменить прошлое. Но если я изменю свою реакцию на его пережитки, то изменю настоящее».

Один психотерапевт советовал мне избегать ям следующим образом. Нужно завести учетную карточку и написать на ней доказательства того, что ты полноценный взрослый человек. Напиши свой возраст, сведения об образовании, ученые степени, должность, не забудь, что ты можешь водить машину заводить детей, голосовать и делать все прочее, что разрешается взрослым. Когда обнаружишь, что качаешься на краю ямы, достань эту карточку и прочитай. Закрепись в настоящем, осознай, что ты взрослый, а не ребенок, которым был когда-то. Это поможет тебе вновь обрести опору.

На другой стороне карточки напиши номера своей службы спасения. Перечисли друзей, входящих в группу экстренной помощи, которым ты можешь позвонить, если нужно будет выбраться из ямы. Выбери самых близких, тех, кто любит тебя больше всего таким, какой ты есть. Людей, которые не боятся темноты внутри тебя, которые выдернут тебя обратно на свет.

Чтобы перенастроить свой образ мысли о себе, придется поработать, но когда ты это сделаешь, все в твоей жизни изменится к лучшему, особенно отношения с самыми близкими. Если не приложишь усилий, постоянно в отношениях с другими людьми будешь наталкиваться на свое прошлое, на худшие воспоминания о родителях. Если изменишь свой образ мыслей, это не избавит тебя от ям в жизни, зато, возможно, поможет не падать в них.

Мои друзья по реабилитации рассказали мне такую историю.

Пьяный выходит из бара, по пути домой спотыкается и падает в глубокую яму на дороге. Он не может выбраться. Один прохожий бросает ему Библию, цитирует отрывок из Писания, чтобы дать ему надежду, и уходит. Психотерапевт останавливается и пытается помочь понять пьяному, почему тот упал в яму. Наконец крики несчастного услышал алкоголик, проходящий реабилитацию. «Помоги мне, пожалуйста!» — кричит мужик из ямы. «Конечно», — говорит новоиспеченный трезвенник. И прыгает в яму. Пьяница кричит: «О нет, теперь мы оба застряли в этой яме!» А трезвенник отвечает: «Не волнуйся. Я здесь уже бывал. Я знаю, как выбраться. Мы выкарабкаемся вместе».

Цель не в том, чтобы обходить яму или быстрее вылезти из нее. Цель в том, чтобы яму засыпать, и тогда никто не сможет в нее провалиться. Чем ее заполнить? Богом. А значит, любовью: любовью собственной, любовью других, любовью Божьей.

В прошлый раз, выбираясь из ямы «Я недостаточно хороша», я обратилась к Создателю: «Как же я смогу поверить, что я достаточно хороша?» Мне ответил тихий спокойный голос из моего сердца: «Просто помоги другим поверить, что они достаточно хороши».



УРОК 12
Позволяй детям видеть твои слезы



Мой папа был не из плаксивых.

За сорок два года я видела его плачущим всего дважды. В первый раз — когда его младшая сестра умерла от рака. Во второй — когда он разозлился и вытолкал моего брата из дому.

Он пожалел о своем поступке в тот самый миг, когда брат захлопнул за собой дверь и уехал. Папа несколько дней хандрил, потом наконец со слезами на глазах попросил меня уговорить брата вернуться.

Когда папа был маленьким, ему запрещали плакать. Жизнь была слишком жесткой, чтобы позволять себе слезы. Нужно было стать жестче. Он перенес Великую депрессию, а вот семейная ферма

— нет. Папа видел, как ферма, которую он так любил, утекает сквозь паль-цы его собственного отца. У них закончились деньги, потом от семьи отвернулась удача. На моего папу наорали за то, что он дал лошадям лишнего овса, а ведь если бы он этого не сделал, животные просто умерли бы от голода. В восьмом классе папа бросил школу и пошел работать, чтобы семья смогла выжить.

В слезах он ничего не понимал. Когда мы плакали, он кричал: «Что вы ревете? Сейчас я вам покажу, из- за чего нацо реветь!» От этого я начинала рыдать еще сильнее. Слишком много мужчин растет, не пролив и слезинки. Однажды я прочитала статью о великом бейсболисте Пите Роузе, который расплакался, добившись наконец спортивного достижения, к которому так стремился. Он сказал журналистам, что плачет впервые в жизни. Впервые в жизни? У него в то время уже был ребенок. Неужели Роуз не плакал в день его рождения?

Когда твои дети видят твои слезы, в этом есть что- то особенное. Слезы — это не знак слабости. Они знак человечности. Видя, как ты плачешь, дети понимают, что ты чувствуешь жизнь глубоко и полно. Я никогда не забуду одного отца, позвонившего мне однажды, чтобы рассказать о баскетбольном матче, который оказался лучшим в его жизни. На этой игре мужчина пролил слезы и был счастлив, что его сын видел их.

В тот вечер играл Леброн Джеймс. Уже в старших классах у Избранного была свита, уже тогда о нем писала национальная пресса и слава следовала по пятам за молодым спортсменом. Еще до своего вступления в НБА он ездил на «Хаммере» и заключал миллионные контракты с компаниями, производящими кроссовки.

Как и многие отцы, тот, о котором я хочу рассказать, хотел, чтобы его сын увидел игру Леброна, поэтому они приехали заранее, чтобы занять хорошие места в школьном спортзале. Впервые за много лет появился такой виртуозный баскетболист-старшеклассник, как Леброн.

Скоро его должны были забрать в профессиональный спорт, но сейчас он играл за свою родную школу Святого Винсента и Святой Марии в Акроне.

Отец с сыном сидели на открытой трибуне и ждали окончания игры юниоров из Уодсуортской старшей школы и старшей школы Клоуверлиф. Команда из Уодсуорта была на десять очков впереди. И вдруг, когда до конца матча оставалась всего минута, тренер из Клоуверлифа остановил игру. Толпа загудела, не понимая, почему он взял тайм-аут, когда счет был такой неравный и возможности выиграть не оставалось. Ведь он знал, что задерживает собравшихся: люди пришли посмотреть настоящую, главную игру игру с Леброном. Тогда-то отец и увидел низенького, щуплого игрока, сидящего на краю скамьи запасных. Он был в зеленой форменной футболке «Клоуверлиф колтс» с номером десять. Когда он поднялся, отец заметил хромоту баскетболиста, легкий наклон головы, странный взгляд вдаль и деформированное от рождения ухо.

Мужчина не знал, что парню хирургическим путем ввели в голову шунт, благодаря которому жидкость откачивается из его мозга, и только поэтому юноша до сих пор жив.

Шунт продлевал жизнь баскетболиста, но одновременно и не позволял играть в полную силу. Молодой человек ни в коем случае не должен был ударяться головой. Доктор запретил.

Тренер собирался дать Адаму Серни поиграть, даже если разрыв будет совсем небольшим. Он знал, насколько страстно Адам желал поучаствовать в схватке с главным соперником их школы, и рассудил, что парень заслужил такое право. Адам на все тренировки приходил первым, а уходил последним. Он мыл полы, таскал бутыли с водой и доставал баскетбольные мячи.

Отец с сыном на трибуне смотрели, как Адам поймал пас и бросил мяч из-за дальней, трехочковой линии. Он промазал.

Игроки второй команды могли бы кинуться в атаку и набрать очки, но они не шелохнулись. Они хотели дать Адаму еще один шанс.

Часы вели обратный отсчет. Адам бросил мяч еще раз и снова промахнулся. Двенадцать секунд. Еще промах. И еще. Десять секунд. Девять. Команда шко-лы Уодсуорт и не думала разыгрывать мяч. Один игрок даже махнул Адаму, чтобы тот подошел поближе, но парень отказался.

К этому моменту уже все стояли и подбадривали Адама Серни. Те, кто его знал, кричали: «Давай, Адам! Се-ер-ни! Се-ер-ни!» За четыре секунды до конца игры Адам бросил мяч. Сигнал окончания матча распорол воздух, когда мяч со свистом пролетел сквозь кольцо.

Толпа взревела.

Болельщики обеих команд кричали и аплодировали стоя. Игроки из Уордсуорта хлопали Адама по спине и пожимали ему руку. Ему аплодировали два рефери на площадке. Один повернулся к другому и все время повторял: «Боже, это было здорово».

Отец на трибуне начал плакать. Он плакал о том, во что превратился школьный баскетбол. Все эти охотники за автографами, съемочные группы, телохранители, кружащиеся возле подростка, ради которого профессиональные команды готовы вести переговоры о миллионных сделках с производителями кроссовок. Возле парня, которого прозвали Король Джеймс и который, минуя университет, попадет сразу в НБА.

Отец плакал о том, что увидел бросок, который был лучше всех профессиональных, университетских и школьных игр на его памяти. Когда он поднял глаза, пятилетний сын спросил: «Ты плачешь, потому что команда «Клоуверлиф» проиграла?» Отец не смог объяснить. Он только улыбнулся и крепко обнял малыша.

Какой подарок для сына! Надеюсь, мальчик запомнит эти слезы. Надеюсь, папа расскажет ему, почему он заплакал, и тогда у них будет общий повод для этих прекрасных слез.


УРОК 13
Не сравнивай свою жизнь с жизнью других: ты понятия не имеешь, каков их путь



В День призвания в школе я всегда съеживалась и старалась казаться незаметной.

Директор школы Непорочного зачатия объявлял, что отец такой-то собирается поговорить с нами о жизненном призвании. Вариантов всегда было только два: стать монахиней или священником.

Я до ужаса боялась этого Разговора. Священ-ник расхаживал по залу и пристально всматривался в наши лица, ища вокруг них ореолы. Он говорил нам, что у некоторых мальчиков и девочек в этом зале есть призвание, то есть глас свыше призывает их сделать в жизни что-то особенное.

Я пряталась за стоящим впереди ребенком, чтобы священник не выбрал меня, равно как и Бог. Если Бог меня не заметит, Он меня не выберет. Я не хотела ходить в монашеской рясе и прятать волосы под ту хитрую штуковину, которую доминиканки носят на голове, только лицо и остается на виду.

В день отбора варианты были простые: иди к Богу или иди в мир. Единственным способом служить Господу, и только Ему, было вступить в какой-нибудь религиозный орден. И тут уж выбор велик: францисканский, иезуитский, орден «Отцы из Маринолла» для мужчин, а орден святой Урсулы, доминиканский или орден Слова воплощенного для женщин. Они даже брошюрки приносили, чтобы набирать людей, совсем как в армию.

Насколько я знаю, из моего класса никто не услышал гласа свыше. Мы выбрали обычные профессии и обычную жизнь со свиданиями, браком, детьми. И не обязательно в такой последовательности. Иногда я спрашивала себя, действительно ли мы выбрали не лучший путь, когда предпочли мир Богу. У нас не было призвания или предназначения, мы решили эту дилемму в пользу работы и карьеры.

У меня ушли годы на то, чтобы понять, что такое призвание на самом деле. Что у каждого из нас оно есть, и выбор не ограничивается монашескими орденами. И что мы не должны сравнивать и сопоставлять свое призвание с чужими.

Все мы пришли в этот мир не просто ради существования, а ради чего-то большего. У каждого из нас есть своя собственная, неповторимая миссия, задача, предназначение, призвание. Лучшее определение призвания я нашла у писателя и теолога Фредерика Бюхнера. Оно помогло мне определить приоритеты в жизни. Если перефразировать Бюхнера, Бог выбрал для тебя место там, где сходятся твое величайшее наслаждение и величайшая потребность мира.

ГЬдами я мучительно искала свое место. Хотела, чтобы моя жизнь была исполнена значения и смысла. Я брела по колдобистой дороге, изобилующей выбоинами, объездными путями и оранжевыми дорожными конусами. Я работала кассиром в аптеке, стирала пыль с упаковок витаминов. Потом была официанткой. Носила розовую форму и сетку для волос и накладывала пациентам больницы мусс из чернослива. Была фельдшером на «Скорой помощи». Отвозила тела усопших к месту прощания. Работала секретарем суда, собирала штрафы за превышение скорости и заполняла списки дел к слушанию. Была секретарем окружного государственного защитника, печатала краткие изложения дел с привлечением фактов и документов. Стояла за конторкой амбулаторного центра лечения алкоголизма. Давала советы алкоголикам и проводила групповую терапию.

Только через много лет я стала журналисткой, занялась любимым делом. Я все время оглядывалась вокруг, сравнивая то, что внутри у меня, с тем, что снаружи у других. Я хотела того, что есть у других, просто потому, что у меня самой этого не было. «Им все так легко достается!» — скулила я. Я хотела их жизнь. Она выглядела гораздо лучше моей.

Я прекратила ныть в тот день, когда мой жених мне изменил, и я вернула ему кольцо. И поняла, что мужчина — это не финансовый план. Мое будущее зависит только от меня. Тогда-то я и вернулась в университет в погоне за мечтой о карьере литератора.

В какой-то момент я поняла, что экономика Бога безотходная. Все эти «тупиковые» работы подготовили меня к профессии моей мечты. Служба в команде «Скорой помощи» научила действовать, когда время поджимает. Благодаря работе в ритуальной службе я узнала, как нужно говорить со скорбящими семьями. Секретарская должность в судебной системе научила меня читать материалы по делам и искать истории в досье преступников. Давая советы алкоголикам, я постигла искусство ведения интервью и умение слушать, которые помогли мне развить чутье на вранье (оно необходимо любому репортеру).

Все эти работы подготовили меня к главному делу моей жизни.

Я люблю повторять, что с 1986 года я не работаю. Мне платят за то, что я пишу. Пишу! Мое призвание в том, чтобы вдохновлять людей своими сочинениями. Вот где сходятся мое сильнейшее счастье и сильнейший голод мира. Я пишу, чтобы люди не чувствовали себя такими одинокими.

В чем твое сильнейшее счастье?

Где оно пересекается с сильнейшим голодом мира? Они вообще встречаются? Вот что тебе нужно понять.

Люди, которые не знают, какой я прошла путь, скажут: «Как тебе везет!» Везет? По-моему, это не везение, а милость Божья. Ты можешь сравнивать себя с теми, кто выше, и скулить, можешь сравнивать себя с теми, кто ниже, и злорадствовать, а можешь сосредоточиться на человеке в зеркале и с благодарностью принять свое неповторимое предназначение.

Какое у тебя предназначение на Земле?

Ты можешь быть кем угодно: врачом, адвокатом, соцработником, мэром, президентом, колумнистом, но почему бы не разобраться, в чем твое призвание?

Неважно, что с тобой случилось, важно то, как ты этим распорядишься. Жизнь похожа на партию в покер. Ты не можешь выбирать себе карты, но то, как ты их разыграешь, полностью зависит от тебя. Один из моих любимых моментов фильма «Гарри Поттер и Тайная комната» тот, когда великий мудрец Дамблдор говорит Гаррри: «Человека определяют не заложенные в нем качества, а только его выбор».

Выбор, а не случайность определяет твою судьбу. Только ты можешь решить, чего ты стоишь, насколько ты важен и что можешь дать этому миру. Ни у кого больше нет твоих особенностей, твоих талантов, идей, интересов. Ты уникален. Ты — шедевр.

Тебя создали, чтобы ты стал чудом, так покажи это чудо миру. Притворяйся, пока не начнет получаться на самом деле. Мы все притворяемся. Величайшие писатели каждый день просыпаются, охваченные ужасом: вдруг у них больше не получится написать ни одного интересного слова. Величайшие бизнесмены, просыпаясь, гадают, может, сегодня как раз тот день, когда весь мир узнает, какие они на самом деле жулики. Величайшие религиозные деятели каждый день борются с собственными сомнениями. Величайшие политики тревожатся, что любое решение может стоить им электората.

Нет в мире людей, которые стопроцентно уверены в себе и ничего не боятся.

Такое ощущение может длиться всего несколько мгновений. Все мы боимся сделать главную ошибку, которая загубит нашу жизнь. Мне кажется, таких ошибок не бывает. Даже если бы мы совершали все ошибки, которые, по нашему представлению, должны загубить нашу жизнь, она от этого не была бы погублена. Она бы просто изменилась. Все мы боимся сделать что-то не так, не понравиться окружающим. Переживаем, что недостаточно умны, безупречны, успешны, привлекательны. Не борись с этим. Пусть это будет не ужас, а захватывающее ощущение, как на американских горках.

Наслаждайся кочками, крутыми поворотами, подъемами, спусками и тряской, из-за которой завтрак просится на волю. Жизнь будет тебя пинать, как мяч на Чемпионате мира по футболу Не теряй упругости. Наслаждайся путешествием. Страх и восхищение — лучшие друзья. Оставайся в хорошей компании.

Не пытайся жить чужой жизнью, не равняйся на других. Мир не хочет, чтобы ты был матерью Терезой, Ганди, Мартином Лютером Кингом, Майклом Джорданом, Майей Анджелу или Биллом Гейтсом. Миру нужно, чтобы ты был собой.


УРОК 14
Если ваши отношения должны храниться в секрете, тебе не нужны такие отношения



Был в моей жизни период — лет с двадцати и чуть ли не до сорока, — когда мужчины проходили через меня, как хлебные крошки сквозь гуся. На самом деле я встречалась с одним и тем же мужчиной, менялось только имя.

Я поняла это лишь тогда, когда после отношений с одним человеком мне потребовалась психологическая помощь. Казалось, молодой красивый парень, который подкатывал ко мне на работе, трепещет от желания встречаться со мной. Месяца три он пылко рассказывал мне о своих чувствах. И как раз тогда, когда я уже была готова довериться и убрать свою защиту, он заявил, что не сможет пойти на свидание со мной в выходные, потому как в город приезжает его невеста.

Кто-кто приезжает?

Ага. Он был помолвлен. Я снова оказалась гарниром, который надо слопать втихаря. Я была в ярости. Я ведь все предусмотрела! Этот парень не был геем, алкоголиком, наркоманом, у него не было жены — ничего такого. Как получилось, что я в который раз стала встречаться с несвободным мужчиной?

Это история моей жизни. Почему я ее повторяю снова и снова? В тот вечер, когда я сказала, что не желаю его видеть, я плакала, молилась и взывала к вселенной: «Почему я все время привлекаю недоступных мужчин?»

Вселенная ответила: «Потому что свободных ты боишься».

Ух ты! До меня дошло: я боюсь, что мужчина может остаться. Почему? В детстве я жила под одной крышей с мужчиной, который орал, бушевал и бесился. С другой стороны, он был самым щедрым и самоотверженным отцом на свете. Но никогда нельзя было предсказать, какой стороной он повернется к тебе. Когда-то давно, еще ребенком, я вывела для себя мысленное правило, которое намертво впечаталось в мое сердце: «Мужчины приносят боль. Никогда не живи с мужчиной».

Вот я и не жила. Выбирала тех, которые не останутся. Недоступных. Женатых, помолвленных, встречающихся с другими, живущих в другом штате, пьяниц или трудоголиков. Мужчин, которые не могут по-настоящему принадлежать мне. Хорошие парни, что остались бы рядом, пугали меня, и справиться с этим страхом мне помогли только несколько лет терапии.

Терапевт, залечившая мои самые темные и глубокие раны, дала мне основные правила свиданий. Начальные буквы их составляют слово «стоп». Она хотела, чтобы я держала в голове четыре вещи, и первая — самая важная.

Секрет. Выдержат ли ваши отношения пристальный взгляд общества? Если ваши отношения должны храниться в секрете, тебе не нужны такие отношения.

Травма. Эта связь причиняет тебе боль или каким- то образом унижает тебя либо твоих детей?

Ощущения. Ты встречаешься лишь для того, чтобы избежать болезненных ощущений? Это отношения для самоуспокоения?

Пустота. Эта связь пуста, в ней нет заботы и преданности?

Это была замечательная отправная точка. С того самого дня я поняла, что главное качество, которого надо искать в мужчине — его доступность для отношений. Стоило мне положить глаз на кого-нибудь, я сразу спрашивала себя, доступен ли он для отношений? Если нет, то даже и пытаться не стоит.

Со временем я составила собственный список советов насчет отношений.

Держись подальше от недоступных мужчин. К таковым относятся геи, монахи, те, кто живет там, где ты не хочешь поселиться, женатые, помолвленные и те, кто боится рассказывать другим, что встречается с тобой, чтобы не отпугнуть других девушек.

Никаких секретов. Одной моей близкой подруге муж изменял на протяжении долгих лет. Это был не роман, а стиль жизни. Одновременно с этим они проходили семейную терапию, «работали над своими отношениями». Муж мастерски изображал проявление живейшего участия в занятиях, ни разу не обмолвился о другой, но в один прекрасный день его поймали с поличным, и это был конец брака. Другая моя подруга раз за разом возвращалась к женатому мужчине, надеясь, что он бросит семью и женится на ней. Я ей все время повторяла: «Если ты выйдешь за мужчину, который изменяет жене, то ты выйдешь за мужчину, который изменяет жене». Аналогичное правило справедливо и для сильного пола. Если твоя девушка не рассказывает сестре, матери, подружкам или бывшему, что встречается с тобой, забудь ее. Не будь для других тайным аэродромом или гарниром. Если она не может быть честной и молчит о вашей связи, брось ее. Что тебе нужно — интрижка или отношения?

Берегись зависимостей. Если человек подсел на алкоголь, азартные игры, скачки, крэк, лотереи, секс, работу и так далее, значит, он недоступен. Берегись своей внутренней потребности найти и исцелить искореженную душу. Если ты раз за разом выбираешь себе именно таких, которых надо вернуть к жизни, спроси себя, почему. Если ты думаешь, что сможешь спасти его или ее, подумай еще раз. Первый этап любой двенадцатиэтапной программы — признать свою беспомощность в данной ситуации.

Будь заманчивой кандидатурой. Все, что дано тебе, используй на 100 %. Один парень, с которым я встречалась, сказал, что ему все во мне нравится, только вот я слишком религиозна. А такое возможно? Он что же, хотел, чтобы я больше верила в него, а в Бога меньше? То качество, которое я ценила больше всего остального, ему трудно было терпеть. Я не хочу быть с тем, кто меня терпит. А хочу с тем, кто оценит по достоинству.

Расскажи миру, чего ты хочешь от спутника.

Но сначала объясни это себе. Отмети всякую шелуху: рост, вес, доход — оставь все это и больше не вспоминай. Посиди в тишине своей души, спустись в самые глубины ее и спроси: «Чего я хочу на самом деле?» Составь список. В конце напиши «это или что-то еще лучше». А потом убери куда-нибудь подальше в коробку и забудь.

Не смотри на обертку. Обертка, в которую упакован подарок, обычно не дает никакого представления о том, что внутри. Иногда обертка лучше содержимого. Самые лучшие подарки порой вручаются без всякой обертки. Не сбрасывай со счетов маленьких лысых или круглолицых, похожих на плюшевого мишку мужчин. Прежде чем исключить их из списка претендентов пятибуквенным проклятием «милый», хорошенько подумай о том, чего ты на самом деле хочешь. Не прогляди добряка с нежным сердцем, засмотревшись на крутого мачо с кубиками пресса. Нежное сердце долговечнее рельефных мышц. Спроси любую женщину старше сорока.

Самосовершенствуйся. Сделай свою жизнь настолько замечательной, что будет неважно, появится ли в ней кто-то. Хватайся за любую возможность завести новых друзей, познакомиться с новыми людьми, отправиться в приключение. Живи жизнью своей мечты, а не ищи мужчину или женщину своей мечты. Как только перестанешь гоняться за бабочкой, она мягко опустится тебе на плечо. Вместо того чтобы искать себе того или ту единственную, стань той или тем единственным… для себя. Раскрой свое самое лучшее, самое глубокое, самое подлинное «я». Будь привлекательной (-ным) для себя.

Для каждого на свете найдется кто-то, Если ты пытаешься превратить себя в другого человека, твой Единственный может и не заинтересоваться, потому что он ищет ту женщину, которой ты только что перестала быть.


УРОК 15
Все может измениться в мгновение ока, но не волнуйся: Бог никогда не моргает



В одном из своих романов Чейм Поток рассказывает, как видит Бог в сравнении с тем, как видит человек. Мы видим мир раздробленным на кусочки, потому что моргаем. Но Бог никогда не моргает, поэтому Он видит Вселенную так, как нам недоступно. Цельной.

Представь только, что мы смогли бы увидеть, если бы за всю жизнь ни разу не моргнули!

Некоторые верят, что небольшое число людей умеет видеть в эти мгновения ока. Искусствовед сестра Мария Пюрия Рива однажды сказала журналисту, бравшему у нее интервью, что святые и художники могут видеть, когда моргают. Их творения сияют красотой цельности. Они смотрят глазами веры. Другими словами, если у тебя есть вера, ты можешь видеть то, что недоступно обычному зрению. Ты можешь видеть свет того, что есть сейчас, там, где другие замечают только тьму того, чего еще нет.

Однажды мне встретился человек, который видел свет того, что есть, среди того, чего еще нет. Как-то под Рождество его жизнь изменилась в мгновение ока.

В декабре 2002 года приходской священник отец Майк Суруфка был в отъезде, и тут ему позвонили. Его дом горел. Мужчина бросился назад, а новости становились все хуже. Его лучший друг, пастор церкви, пропал. Никто не мог найти отца Вилли.

Потом позвонил епископ. Пожарные нашли тело отца Вилли среди обломков. В ходе расследования открылось еще более страшное. Священник погиб не из- за пожара. Его застрелили. Кто мог убить отца Уильяма Гуласа?

В церкви святого Станислава в Славик Виллидж, старом районе Кливленда, все любили отца Вилли. Он был пастором великолепной богато украшенной польской францисканской церкви. В день пожара отец Майк приехал в церковь на пятичасовую мессу как раз тогда, когда люди пели «Агнец Божий, смилуйся над нами». Священник держался, пока не увидел мальчиков и девочек служек. Они пришли все до единого. Позвонили друг другу и позвали в церковь. Они стояли в сутанах, лица их были мокрыми от слез.

Отец Майк заплакал.

Все стало только хуже. Полиция обвинила в убийстве францисканца. Брат Дэниел Монтгомери жил с отцами Майком и Вилли, но еще не принял пострига, не успел вступить в орден. Он вел себя странно и заставлял людей чувствовать неловкость. Отец Вилли должен был объявить Дэниелу, что вступить в орден у него не получится.

Брат Дэн застрелил его. А затем поджег дом пастора, чтобы скрыть убийство.

В ту ночь отец Майк лежал в постели, зная, что потерял все: вещи, дом, друга. На следующий день он бродил среди обломков, по почерневшим коридорам, среди битого стекла, оголенных проводов, вдыхая запах дыма.

Он лишился дома. Его близкий друг был убит. Вся церковь разорена. Более глубокого отчаяния отец Майк никогда не испытывал. Когда священник открыл дверь, к нему подошла женщина. Сейчас он называет ее ангелом.

— Как ты? — спросила она.

Отец Майк сказал правду:

— У меня ничего больше нет.

Женщина посмотрела на него и произнесла четыре слова, которые изменили его жизнь:

— У тебя есть мы.

С тех пор он смотрит на мир по-другому.

— У меня есть все, — так говорит он сейчас.

В ту ночь ему открылась самая суть того, что значит быть францисканцем: если ты верен только Богу и любви, то все самое важное у тебя есть. Отец Майк двадцать лет носил простую длинную коричневую сутану святого Франциска, но только в тот момент стал францисканцем.

Основа францисканского ордена — это братство. Оттого-то смерть отца Вилли казалась еще ужаснее. Брат убил брата.

Отец Майк шел по сгоревшему дому, и осколки хрустели на черном ковре под его сандалиями. Он остановился в своем бывшем кабинете, где кнопки при- плавились к доске объявлений, фотографии друзей скрутились в подобие черных когтей. Шел по туннелю черноты, мимо заколоченных окон, мимо угольных дверных проемов, туда, где раньше была часовня. На закопченной от дыма стене остался белый след там, где висел крест. След был таким ярким, что, казалось, светился во тьме.

Священник прошел через кухню, где они с отцом Вилли делили хлеб насущный. Задержался у прохода, где нашли тело. Остановился в гостиной, где они по — ставили елку. Как может его паства

праздновать Рождество? Как вообще можно радоваться после такого?

Прихожане церкви святого Станислава знали, что Рождество будет нелегким, поэтому они нашли для церкви самую пушистую, самую высокую елку — метров пять. Ее увешали гирляндами, и каждый из этой крепкой польской общины принес какое-нибудь украшение из дома. Это было самое восхитительное дерево из всех, что им довелось видеть.

На лице отца Майка появляется улыбка, когда он говорит о том Рождестве, самом темном и самом светлом Рождестве в его жизни. Он берет потрепанную черную Библию, которая почти распадается на две половинки, когда открываешь посередине; она вся помятая из-за того, что ее так часто читали. Священник бегло просматривает Евангелие от Иоанна 1:5 и улыбается, когда находит нужную фразу. Он говорит: «Это так по- рождественски». Потом зачитывает вслух: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его».

Он закрывает книгу. На обложке, в правом нижнем углу, золотыми буквами напечатаны два слова: «Уильям Гулас».

Это была книга отца Вилли.

Святой Франциск однажды сказал, что нет такой тьмы, которую не может пронзить свет одной-единственной свечи.

Та женщина была свечой.

Единственным огоньком.

Мгновением.


УРОК 16
Наш век слишком короток для долгой жалости к себе: занимайся жизнью или занимайся смертью



Моим любимым фильмом всегда был «Побег из Шоушенка».

Если бы меня попросили выразить основную мысль фильма одним словом, я бы сказала «надежда». Фильм основан на рассказе Стивена Кинга. Актер Тим Роббинс играет безвинно осужденного Энди, который отбывает пожизненное заключение за убийство жены и ее любовника. В тюрьме герой подвергается побоям, коллективным изнасилованиям и мучается от опустошающего отчаяния. Он долгие годы терпит эти издевательства, но вдруг в нем что-то ломается и меняется к лучшему. Мужчина присматривает себе прелестное местечко на мексиканском пляже и решает, что он попадет туда. Энди никому не говорит о своих планах, даже лучшему другу Рэду, которого играет Морган Фримен.

Больше всего меня поразил эпизод, когда двое заключенных сидят во дворе тюрьмы. Энди говорит Рэду, что внутри каждого человека есть то, до чего не могут добраться ни конвоиры, ни начальники тюрьмы, то, чего у тебя не отнять.

Это надежда.

Рэд предостерегает друга: опасно надеяться, сидя в тюрьме.

Энди отказывается его слушать. Он рассуждает о том, как поедет в приморский городок посмотреть на звезды, пощупать песок, броситься в воду и почувствовать себя свободным. Рэда так взволновала фантазия Энди о свободе, что он советует ему вообще не мечтать. Он наставляет друга: знай свое место. Оно не в Мексике.

Энди как будто соглашается с ним и шепчет: «Да, ты прав. Оно там, а я здесь». Он понял для себя, что все сводится к простому выбору: «Занимайся жизнью или занимайся смертью».

Когда мы видим Энди в следующий раз, он в своей камере сжимает в руках веревку Он собирается либо покончить с собой, либо вырваться на волю.

Жизнь постоянно предлагает нам два этих пути: занимайся жизнью или занимайся смертью.

Что выберешь ты? Часто ли мы делаем правильный выбор? Каждый ли день ты просто чувствуешь себя свободным?

Кто-то однажды спросил меня: «Знаешь, в чем разница между ямой и могилой? В яме места чуть больше». Когда я оказываюсь в яме, я знаю, что надо быстрей из нее выбраться, пока она не превратилась в могилу.

Расскажу историю одного человека, у которого были все причины остаться в яме. В 1976-м Стив Барилл учился в старших классах, играл в бейсбольной команде. В один обыкновенный день, ничем не отличавшийся от остальных, Стив решил опробовать батут в спортзале школы Мэйфилд. Парню было семнадцать, когда он сделал свой последний шаг.

Юноша прыгал на батуте и решил сделать сальто назад. Он упал и, пока не приехала «Скорая», спрашивал учителя: «Можно ли жить, если ты сломал шею?»

Ниже шеи его парализовало. Паралич рук и ног. Нейрохирург сказал матери Стива: «Я и врагу бы такого не пожелал».

Стив несколько месяцев жил с респиратором. Год по больницам. Но еще до выписки Стив начал работать над диссертацией по психологии Университета Джона Кэрролла.

Прошло двадцать лет. Стив держит во рту палочку и нажимает ею на кнопки клавиатуры, чтобы освежить в памяти свою работу От ее названия у меня глаза на лоб полезли. «Изучение воздействия руководителя — инвалида при применении метода Гольцмана для исследования личности».

Стив написал этот труд, не имея возможности перевернуть страницу, сделать запись и даже потереть уставшие глаза. Теперь он доктор Барилл, у него степень доктора психологии Университета штата Кент. Стив говорит, что его успех — это победа команды. Он отдает должное друзьям и родным. «Очень многое становится возможным, когда у вас есть коллективная воля. Это была воплощенная надежда, — сказал он. — Когда что-то казалось мне слишком сложным, другим так не казалось».

Бородатый мужчина со свистом несется по фойе больницы в кресле, которое по наклону головы седока определяет, куда и как быстро ехать. Застывшие руки распластались на маленьких подлокотниках перед ним. Стив не может пошевелить даже пальцем, чтобы вызвать лифт. Он просто ждет, когда кто-нибудь пройдет мимо.

Он наблюдает своих пациентов, когда они пытаются снова научиться ходить с помощью физиотерапии. Некоторым нужно помочь преодолеть страх падения.

Другим — справиться с депрессией из-за того, что у них навсегда отнялась рука. Ласковая манера Стива и его мягкий голос успокаивают тех, кто перенес удары, аневризмы, ампутации и повреждения позвоночника.

Его пациенты учатся передвигаться при помощи трости, ортопедического корсета, ходунка. Они учатся снова держать вилку, бросать мяч, водить машину, всему тому, чего Стив никогда не сможет сделать. И тем не менее этот человек все время улыбается. Он говорит, что помогать пациентам эмоционально привыкать к новой жизни — это привилегия. Стив радуется каждому их шагу, хотя сам никогда не сможет ходить.

«Я так люблю то, чем занимаюсь! О такой работе можно только мечтать, — сказал он мне. — Для того чтобы помогать им, не нужно особых психологических знаний. Главное — это вселить надежду».

Сидя в своем кресле-каталке, Стив помогает пациентам преодолеть страхи. Страх падения, страх неудачи, страх всю жизнь провести в отчаянии. Стоит им разок взглянуть на этого свободного человека в каталке, и они понимают: пора заняться жизнью.


УРОК 17
Ты можешь выдержать все, что жизнь тебе уготовила, если будешь жить настоящим и не станешь заглядывать в будущее



Было в моей жизни время — годы, если честно,

— когда ко мне подходили совершенно незнакомые люди и спрашивали, все ли в порядке.

Я шла, понурив голову, в распахнутом пальто, без перчаток, шапки и шарфа в холодную ветреную снежную погоду Словно я осиротела, словно в целом мире у меня не было близкого человека, словно я потеряла лучшего друга. Люди останавливались и спрашивали: «У вас плохой день?» Я качала головой и говорила: «Нет. У меня плохая жизнь». Я действительно так думала.

Не бывает плохой жизни. И даже плохого дня. Есть только плохие моменты.

Годы терапии и собраний для лечения алкоголизма исцелили меня, годы поездок в обитель изменили меня, дыра во мне затянулась, и любовь родных и друзей перестала просачиваться наружу. Потом появился мужчина моей мечты. Я получила любви больше, чем МОГЛО вместить мое сердце, и стала изливать ее на окружающих.

Я наслаждалась почти постоянным осознанием того, что жизнь хороша. На это ушли десятки лет упорного труда, но теперь все в моей жизни изменилось. Я любила жизнь, а жизнь любила меня. Я распланировала свое восхитительное будущее. Преподавание. Поездки в обитель. Книги. Колонки в нескольких газетах.

Я раздам все дары, которые преподнесла мне жизнь.

А потом был рак.

Излишне и говорить, что его не было в моих лучезарных планах. Рак груди погрузил меня в глубокое, затяжное мучение, которое превосходило чуть ли не все, с чем я сталкивалась в прошлом. Каждый день передо мной вставал выбор: пережевывать ужасы лечения от рака или искать радости уже в том, что я жива.

Это было непросто.

Я как будто жила в книге «Где Уолли?». Вместо того чтобы искать странного парня в полосатой шапочке, я пыталась найти что-нибудь хорошее в этом дне, когда у еды металлический привкус, меня все время тошнит, люди пялятся на мою лысую голову, а женщина, стоящая перед зеркалом, не узнает собственного отражения.

Лечение было не таким ужасным, как мое отношение к нему. Я страдала, потому что не жила настоящим. Думала о прошлом, подсчитывая, сколько дней длится моя болезнь. Боялась будущего, новой химиотерапии, побочных эффектов после нее, всех завтраков, обедов и ужинов, которые не примет мой желудок, усталости от облучения после курса химии.

У меня был только один выход: прекратить думать о том, что было вчера (и хорошего, и плохого), и о том, что, возможно, будет завтра (и хорошего, и плохого). Единственным днем, который стоило прожить, был день сегодняшний. Эти сутки можно было вытерпеть, если не тащить в них прошлое и будущее. Один день рака можно вынести, если это все, через что мне предстоит пройти.

Я постоянно приучала себя не смотреть в календарь. Для того чтобы не снимать шор и не заглядывать в другие дни, а видеть только сегодня, потребовалась недюжинная бдительность. Каждый день я начинала с чистого листа. С вычеркивания. Забудь об ушедшем дне и даже не думай о завтрашнем. Я просто пыталась жить настоящим.

Я последовала совету пожилой женщины, с которой познакомилась в обители. Каждое утро, какая бы ни была погода (дождь, зной, снег, гололед), она открывала окно спальни, делала глубокий вдох и приветствовала день такими словами: «Этот день создал ІЬсподь. Я буду им наслаждаться, и я буду счастлива».

Вот этим.

Вот этим днем. Не вчерашним.

Не завтрашним.

Этим.

Я не открывала окно, но каждое утро начинала с таких слов — и сейчас начинаю. Иногда я добавляю: «Благодарю Тебя, Боже, еще за один день жизни. Даруй мне благодать, чтобы прожить этот день глубоко, со всей полнотой и радостью».

Когда я вычеркнула все, кроме настоящего момента, в мою жизнь просочилась радость. Не часы и часы блаженства, а нежные, милые моменты. Я больше не пропускала их, ведь мой разум не мчался в будущее и не погрязал в прошлом.

Даже теперь, когда лечение осталось далеко позади, у меня бывают дни, когда страх стискивает горло и почти крадет мой день, шепча: «А что, если будет рецидив? А что. если ты больше не сможешь писать? А что, если ты потеряешь все, что любишь?»

Иногда мне кажется, что сутки — это слишком много, и тогда я проживаю день, час за часом, миг за мигом. Я разбиваю задачу, проблему, страх на маленькие кусочки. Я могу прожевать кусочек страха, депрессии, злости, боли, печали, одиночества, болезни. Иногда я приставляю ладони к лицу как лошадиные шоры. Так я напоминаю себе о том, чтобы жить настоящим. Шоры помогают лошадям сосредоточиться на том, что впереди. Таким образом, они не видят, что происходит справа и слева, не могут испугаться или отвлечься. Они не видят, что сейчас произойдет, поэтому переставляют копыта и двигаются дальше. Я надеваю шоры и говорю себе: «Не смотри в прошлое, не смотри в будущее». А потом делаю шаг, еще шаг, еще шаг.

Андре Дюбю в «Истории одного отца» писал: «День прожить нетрудно, если можешь прожить мгновение. Отчаяние появляется из-за нашего воображения, которое лжет, будто будущее существует, и настойчиво «предсказывает» миллионы мгновений, тысячи дней. Оно опустошает тебя, и ты больше не можешь жить в настоящем мгновении».

Я больше не растрачиваюсь сегодня на страх перед будущим и бултыхание в чувстве вины и в обидах прошлого. Ни в будущем, ни в прошлом Бог не пребывает. Великий Аз есмь Сый в настоящем моменте. Если я ощущаю Его присутствие сегодня, я могу перенести что угодно.

Вот и все, что требуется от любого из нас.

Жить сегодня.


УРОК 18
Писатель — это тот, кто пишет. Если хочешь быть писателем — пиши



Очередь змеилась вдоль целого квартала. Мы дрожали на холодном ветру.

Писатели и те, кто хотел связать свою жизнь с литературой, выстроились у часовни Западного резервного университета Кейза. Это было похоже на слет клонов. Большинство желающих поучаствовать в «Беседе с Анной Ламотт» составляли женщины средних лет с одной на всех жаждой в глазах.

Все мы пришли на встречу с женщиной, чьи произведения были нашей настольной книгой, лежали на наших прикроватных тумбочках. Ламотт явилась с перевитыми и скрученными дредами, в очках, выцветших синих джинсах и белой рубашке с длинными рукавами, которая по элегантности могла бы поспорить с семейниками до колен, но на ней смотрелась вполне гармонично. Секрет общения Ламотт прост: притормози, вдохни, пройдись. В ее святости полно дыр. Однажды Анна написала: «Когда Бог собирается сделать что-нибудь чудесное, Он или Она начинает с трудности; когда Бог собирается сделать что-нибудь восхитительное, Он или Она начинает с невозможности».

Я открыла для себя эту писательницу, прочитав книгу «Птичка за птичкой: несколько инструкций по писательству и жизни». Ее прочитало большинство литераторов, она уже стала классикой. Название появилось так: когда брату Анны было десять лет, он пытался написать доклад про птиц, что давалось ему нелегко. На все про все отводилось три месяца, но мальчик взялся за работу в последнюю минуту. Школьник в слезах сидел за столом, обложившись книгами о птицах, которые он даже не открывал. Папа успокоил его такими словами: «Птичка за птичкой, сынок. Давай, птичка за птичкой».

Писать просто! Все проекты и планы, которые кажутся нам ошеломительными по масштабам, легко выполнить, если осуществлять их шаг за шагом, птичка за птичкой.

Закончи один рассказ. Одно стихотворение. Приучи себя все доводить до конца. И если не знаешь, с чего начать, начни со своего детства.

Анна сказала нам: пишите то, что хочет быть написанным. Спросите себя, насколько живыми вы готовы быть. Угомоните голоса в голове, будь то голоса родителей, учителей или окружающей вас культуры. А потом сядьте и напишите первый дерьмовый черновик.

Она утверждала, что нужно прислушиваться к легким подталкиваниям Святого Духа, внутреннего голоса, чутья. Самые обыкновенные люди могут услышать этот призыв к творчеству. Просто рассказывайте свои истории, рассказывайте своим голосом. Вот и все, чего ищут люди.

Неужели все настолько просто? Откуда вы берете свои истории?

«Они внутри вас, как алмазы в вашем сердце», — ответила Ламотт.

Мы ушли, не имея ни малейшего представления о том, как добиться публикации. Но все же узнали, с чего начать: слово за словом. Строчка за строчкой. Птичка за птичкой.

Об этой точке отправления многие люди не думают. Меня постоянно спрашивают, как стать писателем. Я не знаю, но могу рассказать, как им никогда не станешь.

Часами смотри бессмысленные передачи по телевизору. Проверяй электронную почту. Посещай чат писателей. Отвечай на каждый телефонный звонок.

Беспокойся о том, как правильно: званый или званный, в течение или в течении, нравится или нравиться, скучаю по вас или по вам.

Агонизируя, ищи ответа, где использовать двоеточие, а где тире или запятую.

Несколько часов раздумывай над тем, писать ли как обычно или с сокращениями, на компьютере или в блокноте, и если на компьютере, то на «Макинтоше» или на ПК, а если в блокноте, то карандашом или ручкой, черными чернилами или синими.

Вспомни все когда-либо полученные плохие отметки за сочинения. Оживи в памяти лицо каждого учителя, критиковавшего твою работу. Проведи дебаты с невидимыми редакторами, которые каждый час проводят собрание у тебя в голове. Поплачь над письмами с отказом, которые ты еще не получил, но уже уверен в том, что они будут.

Как не писать?

Бойся техники. Отложи занятия творчеством до тех пор, пока не научишься автоматически нумеровать страницы в текстовом редакторе.

Сначала получи докторскую степень по писательскому мастерству. Пойди к психотерапевту. Найди подходящие курсы для писателей. Подожди, пока не пройдет страх неудачи или успеха. Расскажи себе, насколько мизерные сейчас шансы опубликоваться: статистика против тебя. Беспокойся о том, на что ты будешь жить и как оплачивать счета. Сравнивай себя со всеми другими. Жалуйся на то, что на улице слишком жарко, слишком холодно, слишком слякотно или слишком хорошо, чтобы писать.

Изо всех сил старайся внести значительную лепту в мировую литературу. Анализируй каждую идею, прежде чем написать первое предложение. Объяви себя вторым Шекспиром.

Подражай кому угодно, только не пиши по-своему. Используй одни лишь громкие слова, чтобы произвести на людей впечатление.

Как не писать? Поучаствуй в очередной писательской конференции вместо того, чтобы сесть и писать.

Постоянно повторяй себе, что тебе нечего сказать. Сверяйся с гороскопом. Составь список всех людей, которые считают, что писатель из тебя никакой.

Подпиливай ногти. Поливай цветы. Разбери бардак в подвале.

Сделай себе кабинет. Построй для творчества хижину отшельника на заднем дворе или даже целое крыло дома.

Ищи похвалы у всех, кто тебя окружает. Игнорируй собственные печали, страсти, любимую музыку Хнычь о том, что никто тебя не понимает.

Первым делом потребуй аванса.

Разговаривай с девушками, рекламирующими товары по телефону. Раскладывай пасьянс «Косынка». Составь список дел, и пусть первый пункт будет «Писать».

Ной о том, что учитель родного языка приводил тебя в ужас. Что профессор тебя игнорировал. Что брат крал твои дневники. Что сестра читала твои личные записи.

Трать время на зависть к другим писателям, у которых все так легко получается.

Редактируй сразу. Сверяйся с грамматическими и пунктуационными правилами, еще не закончив абзац.

Болтай о своих идеях так много, что все потеряют интерес.

Как не писать? Подожди, пока не появятся дети. Подожди, пока у них не перестанут резаться зубки, пока они не доиграют футбольный сезон и не уедут поступать в университет. Подожди, пока у тебя не образуется полных два часа свободного времени для творчества.

Подожди, пока не бросишь курить, пить или не найдешь правильный напиток и нахрюкаешься в зюзю. Подожди, пока братья и сестры не съедут от тебя, а родители не умрут. Подожди, пока не встретишь любовь всей жизни. Подожди, пока не закончится вся эта волокита с разводом.

Подожди до отпуска. Подожди до окончания отпуска. Подожди до пенсии.

Подожди, пока не найдешь музу Подожди вдохновения.

Подожди, пока врачи не скажут, что жить тебе осталось полгода.

А потом умри и слова свои унеси в могилу.


УРОК 19
Никогда не поздно для счастливого детства, но твое второе детство зависит только от тебя и ни от кого другого



Первые тридцать лет жизни я ненавидела свой день рождения. Он напоминал о том, что я — большая ошибка (по крайней мере, я так чувствовала). Никакой подарок не мог избавить меня от ощущения брошенности и одиночества, глубоко укоренившегося в моей душе.

Однажды комика Джорджа Карлина спросили, сколько ему лет. «Мне год, мне два, мне три, мне четыре, мне пять…» — перечислял он, пока не дошел до своего тогдашнего возраста.

Так и есть. Внутри нас живут люди, какими мы были в каждый год своей жизни. Трехлетний карапуз, которого укусила собака. Шестилетняя девочка, которую мама потеряла в торговом центре. Десятилетний ребенок, которого щекотали, пока не описается. Тринадцатилетняя застенчивая прыщавая тихоня. Шестнадцатилетняя девушка, которую никто не пригласил на школьный бал, и так далее. Мы прячемся в телах взрослых, пока кто-нибудь не нажмет нужную кнопку и не пробудит одного из этих ребят.

У некоторых людей было тяжелое детство. У других — тяжелые эпизоды. Как справиться с этими плохими воспоминаниями?

Подарить себе новое, счастливое детство. Накормить ребенка или детей, которых ты и сейчас носишь в себе.

Однажды я пошла и купила себе пинетки. У моей мамы было одиннадцать детей. У нас не осталось ни одной детской книжки. Мама не покрыла бронзой наши первые пинетки. Она ничего не сохранила из нашего детства, потому что все вещи передавались следующему ребенку или уже были подержанными.

Фотоальбом заполнен снимками первых четверых детей. Эти снимки делали профессионалы, а малыши на карточках улыбались в безупречном мягком свете. Я родилась пятой. Моих младенческих фотографий просто нет.

А может, и есть. Случайные снимки: ребенок в манежике, в кроватке, в коляске, Возможно, это я. Или Мэри? Или Том? Теперь не отличишь. Мне всегда становилось грустно, что мама не сохранила никаких памятных вещей неповторимого и особенного младенца по имени Регина. Наверное, поэтому я бережно храню все вещи моей дочки. Первые кроссовки. Первые джинсы. Первый лифчик.

Но однажды я решила, что хватит себя жалеть. Пора создать свои собственные памятные вещи. Я купила пару белых шелковых пинеточек с перламутровыми пуговками.

Это были мои изящные туфельки; я всегда мечтала, чтобы мама купила и сохранила такие для меня.

Я даже выбрала прелестную погремушку и заявила, что это была моя.

Такой поступок может показаться глупым или странным, но он помог слегка затянуть рану и нарастить немного рубцовой ткани там, где рана все время открывалась, там, куда я все время проваливалась.

Родители дали мне лучшее детство, которое только могли. Лучше, чем было у них обоих вместе взятых. Теперь я взрослая, и они не могут сделать мое детство лучше. Это зависит от меня.

Я могу оглянуться назад и найти радость, которая была в моем детстве. Могу посмотреть на свою жизнь и на радость, которая есть в ней. Могу бросить взор на будущее и создать радость, которая может в нем быть. Это зависит от меня.

Я могу творить волшебство — это зависит от меня. То же самое относится и к тебе. Каждую неделю устраивай себе час чистого веселья. Бери ребенка или детей, живущих в твоей душе, на еженедельную прогулку.

Я попросила женщин в обители сделать так, и мне предложили десятки идей, которыми я хочу поделиться.

• Сходи в магазин игрушек и потрать там десять долларов на чистое удовольствие.

• Отправляйся в ближайший планетарий и загадай желание на падающую звезду

• Смастери вулкан, используя соду и уксус.

• Съешь на завтрак эскимо, рожок или брикет.

• Сыграй 18 лунок в мини-гольф.

• Приготовь себе сложный бутерброд из печенья, приготовленного на костре суфле и шоколада.

• Съешь первым делом десерт.

• Пальцами разрисуй старую простыню.

• Посмотри мультики в пижаме.

• Возьми напрокат комедийный сериал «Три бездель-ника».

• Сделай себе на завтрак тост с корицей.

• Съешь сухой завтрак «Чириоуз» перед сном.

• Поиграй в пинг-понг.

• Нарви букет одуванчиков.

• Громко и по ролям зачитывай смешные кусочки из книги.

• Читай под простыней с фонариком.

• Сходи в зоомагазин и потискай котят.

• Зайди в отдел детской литературы в книжном магазине.

• Поиграй на качелях.

• Пробегись через кукурузное поле.

• Весь день притворяйся невидимкой.

• Играй, не ведя счета.

• Отправляйся «охотиться на мусор» и собери все предметы по списку.

• Купи упаковку восковых мелков «Крейола» 64 цветов и ни с кем ими не делись.

• Делай кульбиты перед домом.

• Играй в войнушку скошенной травой.

• Гуляй под дождем без зонта.

• Прокатись на велосипеде по лужам.

• Играй в настольные игры «Страна конфет», «Рыбак» или «Водопады и лестницы».

• Отправляйся искать птичьи гнезда.

• Прочитай «Винни-Пуха» и иди охотиться на Бук.

• Поиграй в бадминтон во дворе.

• Взбей коктейль из мороженого, сиропа и газировки.

• Устрой зимний пикник на полу.

• Приготовь шикарный десерт из банана, морожено-го, сиропа, орехов, взбитых сливок и вишенки.

• Оденься попричудливее и поиграй в крокет во дворе.

• Посмотри «Мэри Поппинс».

• Просимулируй работу.

• Ничего не делай целый день.

• Наблюдай за облаками, муравьями, белками и листьями.

• Сделай сумасшедшую прическу из мокрых покрытых шампунем волос.

• Выучи наизусть стишок «У нас в холодильнике белый медведь» Шелла Силверстайна.

• Испеки суфле в духовке.

• Поиграй в номера на машинах.

• Построй крепость из столов и простыней.

• Раскрась кожу между пальцами ног

• Сделай ожерелья из ракушек или каштанов.

• Набери в стаканы воды и сыграй какую-нибудь мелодию, стукая по ним.

• Сходи в пожарное депо посмотреть на машины.

• Поставь палатку во дворе, на крыльце или в гостиной.

• Проведи соревнование среди соседей — кто лучше всех сделает «колесо».

• Рисуй мелками на асфальте.

• Бросай «блинчики» по реке, ищи всяких букашек под камнями, перейди ручей вброд.

• Летом бегай в брызгах дождевальной машины на газонах, зимой делай снежных ангелов.

• Найди качели из шины и не слезай с них целый час.

• Устрой драку подушками.

• Отправляйся в приют для бездомных животных и выгуляй собаку.

• Иди по цепочке звериных следов, куда бы они ни вели.

• Организуй показ мод, перемерив всю свою одежду.

• Налови светлячков.

• Зайди к обезьянам в зоопарке.

• Потрать три доллара на конфеты.

• Ходи по дому и смотри в зеркало, держа его так, чтобы казалось, будто ты разгуливаешь по потолку.

• Заберись на дерево и прочитай там комикс.

• Потренируйся в чирлидерстве перед домом.

• Запусти воздушного змея.

• Возьми десять четвертаков и опробуй все игровые автоматы в супермаркете.

• Прыгай на кровати, пока не устанешь и не заснешь.

Чем заняться, решать тебе.

Никогда не поздно для счастливого детства. Так устрой его себе. Это детство зависит от тебя.



УРОК 20
Когда стремишься к тому, что любишь, не принимай ответа «нет»



Я мечтала стать писателем с того момента, как в пятом классе прочитала «Шпионку Гарриет». Я вела дневники, но боялась их показывать кому бы то ни было. Шпионила за братьями и сестрами, копалась в их ящиках и записывала, что там нашла (среди прочего я увидела фотографию, на которой запечатлены голые задницы друзей моего брата). Но когда я стала старше и получила шанс работать в школьной газете, заниматься настоящей журналистикой, я испугалась и не стала.

В колледже я сменила свой профиль с биологии на ботанику, а потом на охрану природы: я собиралась стать лесником. Потом забеременела и бросила учебу. Когда вернулась через шесть лет, настало время осуществить свою мечту.

Я пошла на курсы литературного творчества в Университете штата Кент. На первом занятии профессор задал нам написать на листочке, почему мы выбрали этот предмет. Я подумала, что наши работы читать будет только преподаватель, и подробно рассказала, как сильно люблю писать. Это было похоже на отрывок из дневника. Профессор собрал наши листочки, перемешал, вытащил один и всех пригласил к доске. Он предложил нам написать то, что он зачитает. Классные доски были на всех четырех стенах. Одногруппники полностью исписали эти доски моими корявенькими фразами. Я была краснее пожарной машины.

Вся группа тщательнейшим образом изучила мой пространный абзац, разорвала на клочки, проанализировав грамматику, структуру, тон и содержание. Я молила Всевышнего о способности испаряться. Я не могла нормально заниматься этим предметом. С первого же дня почувствовала себя неудачницей.

В следующем семестре я вместо английского языка взяла специальность «Связи с общественностью» и пошла на первую лекцию по журналистике. В первую неделю я опоздала со сдачей работы. Профессор отчитывал меня перед всей группой. «Бретт, вы могли бы уйти прямо сейчас, потому что у вас все равно ничего не получится».

И я показала ему, что могу. Преподаватель хотел, чтобы мы в неделю сдавали работы длиной 250 слов. Я приносила вдвое больше. Я ни в коем случае не собиралась бросать этот курс. Я заработала пятерку, но что еще лучше, я поняла, что такое давление. Два преподавателя остановили меня в коридоре и озадачили написанием диплома по журналистике. Они выбили мне стипендию в 800 долларов на покупку книг и материалов. Журналистика была идеальным для меня вариантом.

Когда подошло время выпуска, мне кровь из носу нужна была работа по специальности. Я работала на полставки консультантом по вопросам алкоголизма и в год получала семь тысяч. Я отправила тридцать резюме в газеты по всей стране. Получила тридцать отказов. Отчаявшись, собрала лучшие свои работы, опубликованные в студенческой газете. Подошла к преподавателю по законодательству в пиаре и попросила помочь с трудоустройством. Он работал в «Бикон джорнел», лучшей газете наших мест, принадлежащей концерну Найта-Риддлера, одному из самых успешных в этом бизнесе.

Профессор едва взглянул на мои публикации. Сказал, что я не готова работать в такой хорошей газете и готова буду хорошо разве что через несколько лет, а то и вообще никогда. Как будто дверь перед носом захлопнули. Я дрожала и сдерживала слезы, пока не села в машину, а потом рыдала до самого дома. Но я не могла себе позволить принять ответ «нет». Я должна была кормить дочь

— и кормить ее я хотела не только бутербродами с арахисовым маслом и джемом, не только гамбургерами и сыром.

Я хотела не просто работу, а карьеру. В итоге устроилась в единственную газету, которая согласилась меня взять, «Джорнел» города Лорейн. Я освещала новости мэрии. Я мечтала вовсе не об этих теме, городе и зарплате, но это была работа в сфере моей мечты. Я бралась за любые задания, даже за те, которые мне не нравились. Я успевала писать дополнительные материалы и отсылать лучшие свои статьи другу Биллу, который работал в «Бикон джорнел». Я хотела, чтобы он высказал свое мнение по поводу моих работ и объяснил, как их сделать лучше.

Через полгода редактор «Бикон джорнел» позвонил мне и предложил место. Билл показывал ему мои материалы. Я согласилась на предложение, хотя мне предстояло работать в разделе бизнеса, писать про страхование здоровья и фермерские хозяйства, в которых я совершенно ничего не понимала. Какое-то время я писала о бизнесе, освещала социальные службы, работала с экстренными сообщениями, потом писала большущие статьи наподобие журнальных. Через несколько лет решила, что буду вести колонку. Я хотела делиться собственной правдой, быть не просто объективным наблюдателем, который печатает новостные заметки.

Редактор газеты отказал мне: ему не нужен был еще один колумнист. Я поревела в туалете, а потом поехала домой и устроила мозговой штурм: что сделает мою колонку особенной? Набросала пару идей и снова встретилась с редактором. Он опять сказал «нет», но смягчил свой отказ, погладив меня по голове, как щенка, и заявив, что я слишком хороший репортер и ему не хочется терять меня из-за колонки.

Я не допустила его «нет» в свое сознание, а использовала в качестве источника новой энергии. Написала длинный список идей для колонки. Напечатала шесть пробных вариантов, в том числе самую первую колонку-знакомство. Это был дерзкий ход, но мне пришлось так поступить. Я хорошо подготовилась и в приподнятом настроении вручила свои наработки начальнику. Он все равно отрезал: «Нет». Я прорыдала всю дорогу домой. Мой муж Брюс (тогда мы еще только встречались) взял меня за руку, вытер мои слезы и сказал: «Ну ладно, какой нужно сделать следующий шаг, чтобы получить то, чего ты хочешь?»

Следующий шаг? Брюс не принимал ответа «нет». Он хронический оптимист. Есть один старый анекдот о мальчиках-близнецах. Первый от рождения был оптимистом, второй — пессимистом. Пытаясь их понять, психиатр посадил пессимиста в комнату, где было множество игрушек, и стал наблюдать. Мальчик стенал и плакал. Врач посадил оптимиста в стойло, полное конского навоза, и вручил лопату. Прошло несколько часов, а оптимист все равно улыбался и усердно работал лопатой. Чему он так радовался? Мальчик ответил: «Здесь столько навоза, значит, где-то рядом точно есть пони!» Таков Брюс. Какой бы плохой ни была ситуация, он начинает искать пони. Он не мог допустить, чтобы я предала свою мечту из-за чьего-то «нет». Нет такого понятия как «нет», говорил любимый. Найди способ превратить его в «да».

Тогда я и решила: я — колумнист, у которого пока нет колонки. Так что я разгребала навоз лопатой в поисках колонки. Я пользовалась каждой возможностью написать историю от первого лица. В День близнецов (самое неприятное для всех репортеров задание) я написала, каково это — быть на таком мероприятии совершенно одной, без двойняшки. В Национальный день вегетарианцев я написала колонку о том, каково праздновать День благодарения с блюдами из орехов, овощей и трав, вместо индейки.

Я взяла редактора измором. Он сказал «да». Я веду колонку с 1994 года, с того самого дня, когда он наконец открыл дверь, в которую я ломилась.

Я каждый день щиплю себя, чтобы удостовериться, что это не сон.

Мне дали работу моей мечты. И все потому, что я не принимала ответа «нет» и не переставала работать лопатой.


УРОК 21
Зажги свечи, постели красивые простыни, надень необычное белье



Не береги ничего для особого случая: именно сегодня — особенный день

Свечи у меня дома больше никогда не превращаются в пылесборники.

Водился за мной такой грешок. Подруги дарили прелестные ароматизированные свечи: яблоко и корица, ваниль, осенние пряности, парфюмерные композиции «покой», «любовь», «гармония» с листочками и розовыми лепестками. Ни одну из них я не зажгла. Мне было жаль их жечь, поэтому они покрывались пылью. Месяц за месяцем, год за годом. Однажды кто-то мне подарил набор свечей в стеклянном шаре, оплетенном стеблями качима. Он у меня несколько лет стоял без дела, а потом я однажды решила протереть пыль, и воск расплавился на солнце.

Я не обращала внимания на свои свечи не потому, что была глупой. Я выросла, читая колонку любимой журналистки моей мамы, Эрмы Бомбек. Это была первая колумнистка, чьи труды я читала. Она была домохозяйкой с первоклассным чувством юмора. Только ее творения заставляли мою маму смеяться во весь голос. Мама купила все книжки Эрмы. После того как писательнице поставили диагноз «рак груди», ее произведения стали только язвительнее. Через два года у Бомбек из-за генетического нарушения отказали почки. Она умерла после пересадки.

В одной из своих лучших колонок Эрма размышляла, что бы она сделала иначе, будь у нее шанс что-то изменить. Каждый раз, дочитав ее рассуждения, я обещала себе соблюдать заветы Эрмы.

Я решила, что никогда не буду проверять электронный ящик, разговаривая с мамой по телефону, перестану делать много дел одновременно и начну жить настоящим, выключу сотовый, буду наслаждаться видом из окна машины.

Поклялась больше времени проводить на воздухе и не беспокоиться о том, что у меня волосы кучерявятся в дождливую погоду а челка плоско лежит на лбу от влажности.

Собиралась чаще зажигать камин и не волноваться, насколько холодно будет потом в доме и сколько дыма я напущу в гостиную.

Пообещала себе, что в отношениях с друзьями буду более непредсказуема, стану присоединяться к ним за ужином, даже если они позвонят в последнюю минуту, меньше буду говорить о своем мире, но начну больше слушать, что происходит в их жизни.

Однако никогда не получалось сдержать эти обещания измениться к лучшему. Пока у меня не обнаружили рак.

Когда мне был сорок один год, я нащупала в правой груди комок размером с виноградину. Вторая стадия, быстро растущая опухоль. В итоге я стала лысой, больной и истощенной после двух операций, четырех курсов химиотерапии и шести недель ежедневных облучений. Но я выжила. И должна была начать новую, стремительную, другую жизнь.

Рак подействовал на меня отрезвляюще. Это был знак — срезать бирку с нового белья и надеть ту кружевную комбинацию. Открыть коробочку с жемчужными украшениями и носить их. Зажигать камин. Использовать шарики с маслом для ванн, пока они нескукожились в плошке на сливном бачке.

Зажигать свечи.

Я ношу в бумажнике фотографию, на которой я лысая. Это ежедневное напоминание, что любой день на земле прекрасен. А еще каждый день вижу напоминание там, где теперь нет груди. Шрамы свидетельствуют о том, что у всех нас есть срок годности. Дата его истечения не напечатана, как на пакете молока или упаковке творога, но человеческое существование конечно. Никто не живет вечно.

Рак научил меня не беречь ничего для особого случая, потому что каждый день особенный. Используй все, израсходуй все сейчас. Я говорю не о деньгах, а о совете писательницы Энни Диллард. Ее мудрые слова в книге «Писать жизнь» применимы не только к творчеству, но и к жизни вообще. Она советует писателям использовать весь свой материал сейчас. Не беречь истории, абзацы, цитаты, зачины и концовки для лучшего романа, рассказа, стихотворения, которое ты собираешься написать когда-нибудь в будущем. То, что ты хочешь использовать эти фразы, уже означает, что их нужно использовать.

Надо просто поверить. Поверить, что, когда ты используешь удачные наработки, в голове появится что нибудь не менее удачное. Колодец снова наполнится. Дневники и записи копятся целыми пачками на моей книжной полке, ожидая подходящего момента, подходящего проекта, подходящей книги. Ожидают. Сколько прожду я? Аты? Фрэнку Маккорту было шестьдесят шесть, когда вышел в печать «Прах Анджелы». Лора Инглз Уайлдер опубликовала свою первую книгу в шестьдесят пять. Анна Мозес, художница-примитивистка, начала рисовать в семьдесят с хвостиком.

Как-то я прочитала, какую записку накорябал Микеланджело своему молодому ученику Антонио. Его предостережение и одновременно призыв к действию произвел на меня впечатление. Вот что он написал: «Рисуй, Антонио, рисуй, Антонио, и не трать время». Я представила, что на моем зеркале висит записка: «Живи, Регина, живи, Регина, и не трать время».

Чтобы начать жить на 100 %, не обязательно заболевать раком. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на скучные и безрадостные занятия. Какая у меня философия после рака? Нет потраченному впустую времени. Нет некрасивой одежде. Нет скучным фильмам. Вычеркни все это из своей жизни. Пусть это место займут радость и красота.

Рак научил меня двум важным словам и тому когда их произносить. Я умею теперь говорить «нет». Когда друзья зовут меня на мероприятие, на которое идти не хочу я отвечаю: «Нет, но спасибо за приглашение». Никаких больше «да», если я не хочу что-то делать. Я спрашиваю себя: «Стоит ли на это тратить часы моей жизни?»

Я говорила «да», когда на самом деле хотела сказать «нет», потому как боялась, что люди будут плохо обо мне думать, если я откажусь. Если я говорю «нет», это значит, что я могу сказать «да». «Да» подлинной жизни, которой я по-настоящему наслаждаюсь. «Да» времени, проведенному с людьми, которых я люблю больше всего, и никогда не пожалею о часах, которые отдала им. «Да» зажженным свечам, жемчужным украшениям, красивому фарфору, прогулкам под дождем, снежным ангелам — и неважно, что я нанесу в дом грязи или мокрого снега.

Вот три простых шага, которые могут изменить твою жизнь.

1. Выбери что-то, чему нужно сказать «нет».

Это могут быть нездоровые отношения с мужчиной, с кредиткой, с магазином пончиков. Ты знаешь, с чем. Выбери. Что случится, если ты скажешь «нет»? «Нет» проектам, которые не обязательно должен делать ты. «Нет» каждому (будь то в церкви, в школе, на работе), кто просит тебя посвятить свои время и талант очередным комитету или обязанности. Загляни в свой календарь. Есть ли в нем что-то, что ты действительно хочешь сделать в этом месяце? Возьми клейких листочков для записей и выдели время для себя, для радости, страсти и любви.

2. Выбери что-то, чему нужно сказать «да».

Может, это «да» ты скажешь, чтобы любить себя, как есть, с обхватом талии и прочим. Чтобы простить того, кого тебе не хватает. Чтобы доучиться, чтобы рано выйти на пенсию, чтобы попытаться начать снова встречаться. В глубине души ты знаешь, что это. «Да» более размеренному образу жизни, пешим прогулкам в выходные, замечательным книгам, масляной живописи, поездке на Гсшайи, урокам игры на фортепиано, педикюру. Скажи «да» тому, что делает лучше твою жизнь и мир вокруг. Мы не собираемся делать огромный скачок. Всего лишь следующий маленький шажок. Какой шажок сделаешь ты?

3. Поделись этими двумя вещами — этим «да» и этим «нет» — с тем, кто лучше всех умеет тебя поддержать. Скажи супругу или супруге, другу или подруге, матери или отцу. Сделай свой план реальностью.

Тебе не нужен раковый приговор, чтобы начать жить более полной жизнью. Каждый день зажигай свечи. Какое чудесное напоминание о том, что жизнь коротка и что значение имеет только настоящий момент! Закрой книгу, которая не ослепляет тебя своим великолепием.

Встречай каждое утро с распростертыми объятиями и благодари за каждую ночь, полную чувства. Каждый день — это драгоценный подарок, которым нужно наслаждаться и пользоваться, а не оставлять его нераспакованным, не беречь на будущее, которое, возможно, никогда не наступит.


УРОК 22
Подготовься ко всему, а потом доверься течению



Почти все в жизни меня пугает до сих пор.

Я частенько думала, что если буду правильно молиться или читать правильные молитвы, то страх уйдет. И он действительно уходит. Но проблема в том, что он мгновенно возвращается, как только я сталкиваюсь с новой трудностью. Есть такая старая поговорка: «Смелость — это страх, произнесший все свои молитвы». Я молюсь постоянно. Это не всегда прогоняет страх, зато дает мне силы действовать, несмотря ни на что, пройти или промчаться через страх, в зависимости от масштаба трудности.

Страх — это мой вечный и раздражающий спутник. Мой ответ страху теперь таков: «Ну и что? Давай сюда свои новые трудности».

Мой друг Дон научил меня одному лозунгу, который помог ему пройти через собеседования при приеме на работу, через написание заявок на предоставление грантов и высшего уровня заседания исполнительного комитета, которые в то время приводили его в вящий ужас. Благодаря этому лозунгу я смогла написать сотни официальных обращений, научилась создавать колонки для сотен тысяч читателей даже при недостатке времени и вести еженедельную радиопередачу в прямом эфире.

Впервые Дон услышал этот лозунг, когда в 1980-х был специалистом по зависимостям в рамках программы штата для несовершеннолетних. Ему дали кучу информации, которой нужно было поделиться с вверенными его заботам двенадцатью ребятами. Занятия в этих группах поддержки проводились в течение недели. Во время предварительных учебных семинаров преподаватель все время повторял набранным специалистам: «Подготовьтесь ко всему, а потом доверьтесь течению». Отличный совет для тех, кто собирается работать с подростками. Дон использовал этот девиз, и на его занятиях было много личных разговоров с ребятами, потому что мой друг доверился течению, хотя информации у него было достаточно на случай, если поток внезапно остановится. Подросткам так понравились эти дискуссии, что они нарекли свою группу «Дядя Ди и дрянная дюжина». Они не хотели расставаться.

Дон стал использовать эту фразу всякий раз, когда нужно было озвучить информацию, в которой он не был уверен. Когда мой друг устраивался на работу, он составил бизнес-план, куда включил Все данные об организации, которые смог достать. Определил, что нужно сделать, и предложил свои решения. По одной компании он опросил двадцать профессионалов в отрасли и собрал две тетради данных. Естественно, Дона взяли на ту работу.

Теперь, оказавшись в незнакомой ситуации, Дон отводит больше времени на то, чтобы подготовиться лучше, чем кто-либо. Раньше он завидовал тем, кто, как ему казалось, был умнее. Потом понял, что разница между ним и теми, кому он завидовал, была только в том, что они сделали домашнюю работу. Они подготовились ко всему. Дон начал делать то же самое и позволил течению нести его дальше, мимо тех, кого он считал умнее себя.

Я пользовалась этим лозунгом, чтобы готовиться к еженедельному радиошоу, которое веду на WCPN 90,3 КМ (это филиал радио NPR в Кливленде). Каждую неделю тема и гости меняются, но включенный микрофон остается. Раньше волнение нарастало с момента моего пробуждения в день передачи.

Теперь такого нет. Я готовлюсь ко всему за день до шоу, распечатываю несколько страниц данных, изучаю гостей и тему. Раскладываю эти листки перед собой, и один их вид придает мне уверенности. Обычно я не использую и половины. Но когда передо мной микрофон и мы выходим в прямой эфир, волнение уходит, и я развлекаюсь вовсю.

Когда моя подруга Шэрон попросила помочь ей подготовиться к родам, я очень обрадовалась, но одновременно и испугалась. У меня была дочь, но я никогда никого не готовила к родам.

Мы вместе несколько недель ходили на занятия. Я делала подробные записи. Их я превратила в гигантские карточки, разложила по категориям, раскрасила в разные цвета соответственно стадиям родов, чтобы можно было быстро найти, как карточки для обучения языкам. Составила четырехэтапный план, включавший пожелания Шэрон: естественные роды, приглушенный свет, никакого обезболивающего и внутривлагалищных, мягкая музыка по фону. Я записала, каких можно допускать посетителей, какой положить лосьон в роддом (с запахом розы) и с каким вкусом взять напиток «Гаторейд» («Синий мороз»).

Незадолго до назначенного дня родов я собрала здоровенный чемодан на колесиках, положив туда все, что, как сказал инструктор, может пригодиться: дисковый плеер с мягкой музыкой. Фонтанчик, чтобы помочь Шэрон расслабиться. Большущий резиновый мяч, на котором можно сидеть во время схваток. Плакаты с ободряющими словами. Жевательные батончики для меня. Конфеты для медсестер. Видеокамера, секундомер и сигары. Я убедилась, что в машине установлено детское кресло, бензобак полон, а пассажирское сиденье покрыто непромокаемым полотнищем.

Мы были готовы ко всему. Воды у моей подруги отошли в пять утра. Пришлось довериться течению, так сказать. Мы приехали в больницу, Шэрон подготовили к схваткам и родам. Несколько часов длилось затишье.

Я этого ожидала. Мы читали журналы и книги, играли в карты, слушали музыку. Так как ничего не происходило, врачи решили стимулировать роды, чего в нашем плане не значилось. Ей ввели внутривлагалищное. Начались схватки, они шли одна за другой без остановки.

Я вытащила карточки и помогла Шэрон попробовать разные позы и дыхательные упражнения, чтобы снизить дискомфорт и не терять сосредоточенности. Когда боль достигла пика и моя подруга мучилась в постоянных схватках, я оставалась спокойной и неколебимой, как скала. Когда пришло время тужиться, Шэрон так старалась, что внутривлагалищное выскочило из нее. Как и ребенок.

Маленький Финнеган был очарователен. Его рождение научило меня, что можно сделать все что угодно и, что еще важнее, можно помочь другим сделать то же самое. Надо только верить, что ты сможешь. И если хорошо подготовишься, будет намного проще довериться течению жизни и позволить ему нести туда, куда угодно судьбе.


УРОК 23
Будь эксцентричным сейчас: чтобы носить фиолетовое, не надо ждать старости



Старики и дети умеют жить.

Эти ребята, стоящие на разных полюсах жизни, веселятся как никто другой. Им все равно, что думают окружающие. Они либо слишком малы и лучше знают, что делать, либо слишком стары, чтобы придавать чужим мнениям какое-либо значение. Нам, тем, кто находится посередине, надо бы поучиться этому у них.

В 1980-х бешеную популярность приобрело стихотворение о том, сколько смелости требуется, чтобы носить фиолетовое. Многие неправильно называют его «Фиолетовый стих», «Старуха» или «Когда состарюсь, буду носить фиолетовое». На самом деле в 1961 году английская поэтесса Дженни Джозеф написала стихотворение «Предостережение». В итоге ее произведение стали печатать на поздравительных открытках, футболках и пакетах.

Как и многие из нас, поэтесса устала. От практичной обуви, подходящей к нарядам, которые тебе вообще не нравятся. От одежды, из-за которой ты сливаешься с окружающей обстановкой, как обои. От того образцового поведения, из-за которого ты кажешься неживой, потому что никогда не перебегаешь улицу, не позволяешь себе ругнуться, не заставляешь других краснеть, смеяться или петь. Она устала быть паинькой. Я тоже.

Иногда просто хочется стоять в переполненном лифте спиной к дверям и читать наизусть шекспировского» Гамлета» или петь окружающим глупую песенку из диснеевского мультика. Порой мечтаешь о дудочке казу на собрании совета директоров, иногда так и хочется отбить чечетку в очереди на почте. Как весело стало бы жить, если бы как можно больше людей следовали девизу «Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!». Ну, или, по крайней мере, почаще носили фиолетовое.

Каждый раз, когда я вижу женщину «определенного возраста» в фиолетовом, вспоминаю это стихотворение. Скучно все время быть такой благоразумной, подавать другим пример, подчиняться правилам. Мне так нравятся поздравительные открытки на день рождения, на которых написано: «Если будешь следовать всем правилам, то пропустишь все веселье!» «Предостережение» вдохновило группу женщин от пятидесяти лет на создание «Общества красных шляпок». Они собираются вместе, веселятся и делают всякие глупости. У этой «дезорганизации», как они любят себя называть, правил очень мало. Члены общества должны быть в полном облачении: красная шляпка (чем нелепее, тем лучше) и фиолетовая одежда. Если женщине нет пятидесяти, ей придется носить розовую шляпку и сиреневую одежду. Она еще не заработала права быть такой же яркой, как старшие.

Я втайне восхищаюсь женщинами, которые в понедельник на ужин в ресторане надевают красные блузки с блестками, и мужчинами, которые на матч напяливают гигантские шляпы, как в детской книжке доктора Суса «Кот в шляпе». Чаще всего у меня не хватает смелости даже подкрасить губы. Когда я впервые воспользовалась помадой, одна сотрудница спросила, не заболела ли я. Наверное, я капельку переборщила с фиолетовым.

Самым моим эксцентричным поступком на данный момент было взять коробку для завтрака с персонажем комиксов Чарли Брауном в университет. У меня даже был маленький умильный термос для сока с Люси и Вудстоком из того же комикса. Коробочка для завтрака, когда мне исполнилось девятнадцать. Маленькой, я жила в двух кварталах от начальной школы и обедать ходила домой, а на первом курсе принесла свою детскую коробочку для завтрака в универ. Проблема в том, что люди не хотели со мной разговаривать, решили, что я приехала на школьном автобусе. Злосчастная коробка смущала моих друзей, так что я уступила и стала как все.

Спустя десять лет я рискнула надеть черный берет, сдвинув его набок. Люди начали меня расспрашивать, уж не художница ли я, и пытались со мной заговаривать по-французски.

Зачем быть обычной? Так проще. Но это не так весело. Большинство людей вполне обыкновенные. Однажды я посмотрела слово «эксцентрик» в «Википедии» и в списке расставленных по алфавиту пунктов увидела примеры только на шесть букв. Как нехорошо!

Вот что было там перечислено:

А — те, кто сам был собственным адвокатом. Б — те, кто носит бабочку и наблюдает за букашками. Ж — те, кто делает модели железнодорожного транспорта. О — обличители, которые постоянно строчат жалобы куда следует. Т — трансвеститы. У — участники политических дебатов.

По мне, так это все не слишком эксцентрично. А как же такие очевидные вещи, как?..

Г. Любители гномов, чьи лужайки перед домом приводят соседей в ужас.

К. Кошатники, у которых больше двадцати шести любимцев висят на люстрах, столбиках кровати и занавесках.

М.Те, кто носит монокль и хочет выглядеть угрожающе.

О. Те, кто ездит на одноколесных велосипедах.

П. Те, кто делает пирсинг не только в ушах, но еще и в более интимных местах.

С. Те, кто собирает конфетные коробочки с Багзом Банни со товарищи.

Х. Члены общества храмовников, которые странно одеваются и ездят на глупых машинах во время парадов.

Э. Прически в стиле Эйнштейна, как будто ты только что сунул пальцы в розетку

Мне встречалось не так уж много настоящих эксцентриков. Я знала женщину, которая с ног до головы одевалась только в белое. Время от времени я сталкиваюсь с мужчиной, который весь год ходит в шортах. В Кливленде. В коротких таких шортах, которые вышли из моды еще в восьмидесятых. Когда он садится, становится страшновато. Приходится отводить глаза, чтобы не увидеть лишнего.

У нас есть один эксцентричный сосед. Мистер X одну и ту же одежду носил десять лет. Она распадалась на нем. Футболка стала желтой, как газета, у синих рабочих штанов колени протерлись до здоровенных дыр. Ему восемьдесят, и живет он на наследство. Мистер X — владелец трех домов на нашей улице, но живет в одном. Что с остальными? Он их забросил, и дома приходят в упадок. Там поселились еноты и белки. Мистера X это нисколечко не смущает. Он выглядит и ведет себя, как робот Лоракс из детской книжки доктора Суса. Подрежь ветку, и он огреет тебя граблями. Его даже арестовали за то, что он не стриг лужайку. Наш сосед хочет предоставить убежище зайчикам и иже с ними. Однажды соседушка зашел к нам с флаконом лака для ногтей цвета бургундского вина и квитанцией на шестьдесят девять центов. Позвонив в дверь, он указал нам на то, что от украшения нашего дома отвалился кусочек краски размером с ноготь новорожденного. Он хотел, чтобы мы это пятнышко закрасили. А еще хотел, чтобы мы ему дали шестьдесят девять центов. От доллара он отказался. Только шестьдесят девять центов, пожалуйста. Ребята вроде мистера X придают миру текстуру. Обычно о них узнаешь, когда они умрут. Мужчина, который приходил на занятия в Беркли, штат Калифорния (какой же еще?), голышом.

Мужчина, который взял себе имя Пузырьки радости и мог насвистывать звуки, которые издает телефон, когда набираешь номер. Женщина, в чьем некрологе упоминалось, что она в восемьдесят лет сломала ногу, упав с дерева.

Однажды во время моего отшельничества в Гефсиманском аббатстве, штат Кентукки, я заметила у одного монаха на ногах не ботинки и не сандалии. Когда его ряса с шуршанием чуть задиралась при ходьбе, можно было увидеть ковбойские сапоги. Как круто. Если монах может носить ковбойские сапоги, остальные (то есть мы) могут приодеться и покруче.

Я полюбила солнцезащитные очки фирмы «Чита». Нашла их в одном из районов Майами-Бич, штат Флорида, когда умер мой свекор. Мы пошли в магазин солнечных очков на Линкольн-Роуд, я нацепила их в шутку. Кто станет носить такую жуткую, дикую вещь? Но мужу и деверю Генри они очень понравились. Мой свекор обожал очки, так что все мы выбрали по паре. Я надела свои «Чита» на похороны. Через много лет я надела их на свадьбу своей дочери. Они стали моей изюминкой. Мне очень нравится цитата из Рэя Брэдбери о том, что все мы — чудо Жизненной Силы. Его слова заставляют чувствовать, что ты — будто живой, дышащий восклицательный знак, созданный вселенной, кото-рая просто хочет выкричаться, и чтобы все в ней тоже кричало. Думаю, быть криком Вселенной и есть вся суть эксцентричности. Так чего же ты ждешь?

Кричи!


УРОК 24
Начни откладывать 10 % на старость, как только получишь первую зарплату



Впервые в жизни я стала зарабатывать большие деньги.

Ну ладно, не такие уж и большие, но это была достойная зарплата. Может, для кого-то двадцать две тысячи долларов в год — не бог весть какая сумма, но до этого я год или два подряд в одиночку пыталась прокормить ребенка на семь с половиной тысяч в год, потом стала получать целых двенадцать, так что двадцать две тысячи мне показались немалым доходом.

Я могла водить дочку в «Макдоналдс» и не переворачивать диванные подушки в поисках закатившихся туда четвертаков. Могла купить полкило мороженого, не дожидаясь распродажи. Платить по всем коммунальным счетам вовремя.

Да, для меня началась полоса удач. Или так я считала. Мне было тридцать с небольшим, я пыталась сравняться с окружающими, и тут один сотрудник, сидевший напротив меня, начал приставать: начала ли я откладывать на пенсию? Пенсия? Да он чокнутый. Эти деньги мне нужны сейчас. Пенсия когда еще будет? На расстоянии световых лет от меня.

В кои-то веки у меня солидный доход, а он хочет, чтобы я копила на будущее? Так я видела ситуацию. Раз в пару месяцев мой настойчивый сотрудник начинал спрашивать, вношу ли я деньги в план компании 401 (к). Газета, в которой я работала, принадлежала корпорации «Найт-Ридер». К каждому вложенному мною доллару компания добавляла четвертак. То есть, если я вкладываю двадцать долларов, организация добавляет пять. Если сотню — двадцать пять, и так далее.

Нет, я не участвовала в этой программе и не планировала в будущем на это подписываться. Дело было не в том, что я не хотела доверить свои деньги другим. Я вообще не доверяла деньгам. Я неправильно понимала цитату из Библии «корень всех зол есть сребролюбие». Я думала, что деньги — это зло. Тогда желать больше денег — это алчность, ведь так? План 401 (к) мне казался махинацией. Поэтому я чуралась денег, которые даются ни за что, не только тех двадцати пяти процентов, но и вообще сложного процента.

Наконец мой друг меня убедил. «Тебе дают деньги просто так. Почему ты от них отказываешься?» Я все- таки вложила деньги по плану 401 (к), но из-за своего страха и невежества потеряла годы потенциального заработка.

Только потом, познакомившись с Брюсом, моим мужем, поняла, насколько выгодно начисление сложного процента. Он мне как раз и объяснил эту концепцию, одну из самых важных в сфере финансов. Эйнштейну приписывают такую фразу: «Сложный процент — это величайшая сила Вселенной».

Если бы я раньше знала, что со временем сумма все растет! Был у меня когда-то депозитный сертификат, на котором лежало несколько сотен долларов. Каждые два года я снимала с него накопившийся процент и тратила. Это был мой бонус. Халява. Ура! Я никогда не давала проценту прирастать. Никто не научил меня, что потом проценты будут прибавляться к сумме, на которую уже накапали проценты. Вот как деньги работают на тебя. Ты можешь вкладывать их в акции, взаимные фонды — это уж решишь со своим финансовым консультантом. Просто оставь их в покое, в том числе и проценты. Расплачивайся деньгами с прямого депозита. Учись жить на то, что останется.

Из всех книг, в которых объясняется данная система, одна из самых доступных — «Богатый брадобрей» Дэвида Чилтона.

Написана она была в 1989 году и несет в себе вечную правду Канва такова: Рой, богатый брадобрей маленького городка, наставляет своих клиентов, учит копить на старость, сколько бы тебе ни было лет. Конечно, чем раньше, тем лучше. Понятно, лучше всего начать как можно раньше.

Рой рассказывает историю о двадцатидвухлетних близнецах, которые решили откладывать себе на пенсию. Один открывает индивидуальный пенсионный счет, шесть лет вкладывает по 2000 долларов в год, а потом перестает. В год к сумме на счете добавляется 12 %, а это очень неплохо.

«Второй близнец мешкает и открывает свой пенсионный счет только на седьмой год, как раз тогда, когда его брат перестает вносить деньги на свой. Второй близнец тридцать семь лет кладет на счет две тысячи долларов в год. Тоже под 12 % годовых. В 65 лет они оба идут поужинать и сравнить суммы на пенсионных счетах. Второй близнец знает, что его брат перестал вносить деньги на свой счет 37 лет назад, и уверен, что у братца на счету лежит, пожалуй, раз в десять поменьше». Нетушки. К шестидесяти пяти годам они оба скопили одну и ту же сумму: 1 200 000 долларов. Каждый раз эта история меня поражает. Первый брат шесть лет клал на счет по две тысячи. Если посчитать, то всего он внес двенадцать тысяч.

Второй вносил по две тысячи в течение тридцати семи лет. То есть всего семьдесят четыре тысячи — в шесть раз больше, чем его брат. А в итоге получил тот же миллион двести тысяч.

Вывод: начинай копить на старость сейчас и не трогай процент, чтобы сумма прирастала. Чего я не пойму, так это почему Рой все еще делает стрижки, раз он миллионер.

Эту концепцию называют «Десятипроцентное решение» или «Сначала заплати себе».

Клади одну десятую всего, что зарабатываешь, на долгосрочный счет и никогда его не трогай. Ни основную часть, ни процент. Пусть прирастает.

У моего мужа двое сыновей от первого брака. Он все время повторяет им и моей дочке: «Всегда сначала плати себе». С каждого подарка на день рождения и Рождество, с каждой надбавки откладывай десять процентов. Отличная привычка, которую маленьким детям можно привить, давая им карманные деньги.

Для этого даже не требуется силы воли. Нужно просто решиться взять на себя стопроцентную ответственность за свою жизнь и будущее.


УРОК 25
Твое счастье в твоих руках — и только в твоих. Ты — исполнительный директор своей судьбы



Мужчины не умеют читать мысли.

Все женщины об этом знают, но столь многие подталкивают своих мужей, парней, любовников к тому, чтобы попытаться совершить этот неосуществимый подвиг

Возьмем День святого Валентина — день, полный самых жестоких разочарований (после кануна Нового года, конечно). Сколько женщин точно знают, чего им хочется, но не дают ни малейшего намека своим любимым? Ты хочешь коробку шоколада «Годива», а он дарит тебе съедобное белье. Ты хочешь билеты в театр — он ведет тебя на баскетбол. Ты хочешь ужин при свечах — он приносит домой фастфуд.

Мужчины и женщины были бы намного счастливее, если бы читали собственные мысли, сами выполняли свои желания и удовлетворяли свои потребности.

Я много лет чувствовала себя несчастной в собственный день рождения, в День Валентина, на Новый год и на субботних свиданиях, потому что у меня были большие надежды по поводу того, как текущий парень должен бы меня осчастливить. Проблема была в том, что я никогда давала ему понять, чего хочу. Я и сама этого толком не знала. Каждый раз, когда он спрашивал, на какой мы пойдем фильм, я пожимала плечами, не давая себе труда даже посмотреть, что сейчас показывают. Когда он спрашивал, куда мы отправимся ужинать, я говорила, что мне без разницы, хотя мечтала отведать пиццу «У Луиджи» или энчилады «У Люситы».

Почему я просто не говорила, чего я хочу? Потому что, когда я набиралась смелости рассказать о своих желаниях и ничего потом не получала, чувствовала опустошение. Чтобы избежать ощущения отказа, я держала свои желания в тайне. Если не произнесешь, всегда остается шанс, что получишь желаемое.

Женщины часто играют в такую странную интеллектуальную игру и почти всегда проигрывают. Я узнала секрет. Когда кто-то интересуется, чего ты хочешь, вместо того чтобы отрицать наличие у тебя желаний, вместо того чтобы прятать свою мечту из страха, что не получишь ее, попробуй вот что: спроси себя, что тебя порадует по-настоящему. Не останавливайся на одном-двух ответах. Обдумай три варианта, каждый из которых тебе нравится, и предложи. У твоего любимого человека будет выбор, а ты в любом случае окажешься в выигрыше.

Когда дело касается свиданий, работы, брака, воспитания детей и любых других отношений, в которых ты состоишь, ты точно так же можешь взять свое счастье в собственные руки, потому что никто, кроме тебя, не в силах сделать тебя счастливым (счастливой). Направь свои силы на то, чтобы создать такую жизнь, какую ты хочешь, не жди, пока кто-нибудь появится и преподнесет ее тебе на блюдечке с голубой каемочкой. Закончи университет. Сделай карьеру. Пойми, что делает тебя счастливым, и выбирай это каждый день.

Никто другой на планете не в ответе за твое счастье. Ни мама, ни папа, ни супруг или супруга, ни партнер или партнерша, ни парень или девушка, ни дети, ни шеф, ни коллеги, ни друзья, ни гороскоп. Ты и только ты.

Нужно всего лишь решить быть счастливым.

Когда чувствуешь, что не можешь отделаться от страха, уныния, ощущения злого рока, грусти или жалости к себе, просто остановись и спроси себя: «Ты хочешь быть счастливым?»

Ответ не может быть «Да, но…».

Здесь никаких «но».

Все зависит от тебя.

Прямо здесь и сейчас выбери счастье. Когда почувствуешь, что тебя не оставляет настроение, в котором ты не хочешь пребывать, спроси себя: «Что бы сейчас сделал счастливый человек?» Потренируйся быть счастливым. Веди себя так, будто ты счастлив.

Сделай счастье частью своего ежедневного и еженедельного распорядка. Еженедельно освобождай время, чтобы побаловать себя. Выдели час для себя в календаре. Назови его часом красоты. Часом приятного волнения. Часом умиротворения.

Вообрази себе идеальный день и проживи его. Нарядись в самое любимое. Вздремни. Не ложись допоздна. Съешь пиццу на завтрак. Разработай день твоей мечты — только твоей.

Сходи на массаж. На педикюр. Разгуляйся! Каждый ноготь на ногах накрась своим оттенком красного. Купи себе новое белье. Выкинь дырявые, как кусок швейцарского сыра, и сколотые английскими булавками труселя. Ты заслуживаешь лучшего.

Позвони друзьям и устрой вечеринку в стиле «приходите как есть». Попроси каждого принести шоколад в качестве входного билета.

Создай в своем доме святилище, личный закуточек, где ты можешь молиться, мечтать, творить. Передвинь кресло к окну.

Составь икебану с листьями папоротника или сделай себе круг из фиалок. Любимые книги выстави на видное место.

Свернись клубочком и почитай сонеты о любви. Прими пенную ванну. Или горячую, с плавающими свечками. Срежь свежие цветы и поставь их на тумбочку у кровати.

Задень свою веселую струнку. Посмотри комедии положений, накупи комиксов, послушай старую запись Билла Косби.

Своди себя на свидание. Спланируй целый вечер наедине с собой. Закажи любимые вино, закуску, главное блюдо и десерт. Когда официант спросит: «Вы один/одна?» — ответь: «Да!» с ликованием, а не со стыдом.

Послушай музыку, которая нравилась в старших классах. Запиши себе диск любимых песен. Назови его «Саундтреком к моей жизни». Вспомни и запиши двадцать самых замечательных событий, произошедших с тобой. Потом перечисли двадцать событий, о которых ты мечтаешь, выбери одно и сделай что-нибудь, чтобы помочь ему осуществиться.

Напиши себе письмо от себя шестилетней. Что бы сказал ребенок, которым ты была когда-то, тебе взрослой? Возьми толстый цветной мелок и пиши левой рукой (а если ты левша, то правой). Переставь мебель в спальне. Пусть в нее проникает больше солнечного и лунного света. Повесь в углу гирлянды.

Подслушай собственные разговоры с собой. Если они неприятные, измени их. Напиши новый сценарий. Разбросай по всему дому позитивные утверждения. Спрячь их в ящичке для перчаток, в аптечке, в холодильнике, на крышке сушилки, в ящике для носков.

Собери все неприкаянные фотографии, помести в альбом, а может, сделай коллаж с лицами людей, которые любят тебя больше всех.

Позаботься о своих желаниях и потребностях и не возлагай отчаянные надежды на других. Ты больше не придешь к ним, мучаясь жаждой. Ты придешь, утолив ее, и у тебя даже будет чем поделиться и упрочить ваши отношения.

Твое счастье в твоих руках — прими это и возрадуйся. Ты официально назначаешься исполнительным директором собственной судьбы. Один друг научил меня: ты можешь быть счастливым либо несчастным. И то и другое требует одинаковых усилий.


УРОК 26
Каждый раз, когда сталкиваешься с так называемой катастрофой, спрашивай себя: «Будет ли это хоть сколько-нибудь важно через пять лет?»



Возьми любую, с позволения сказать, проблему, катастрофу, кризис и спроси себя: «Будет ли это хоть сколько-нибудь важно через пять лет?» Почти всегда ответ будет «нет».

Подумай о своем образовании. На то, чтобы окончить университет, у меня ушло двенадцать лет. Имеет ли то, на что я потратила так много времени, хоть ка- кое-то значение сейчас? Нет.

Я хотела быть лесничим, и мне нужно было прослушать двадцать пять часов химии. Химию я завалила. Еще получила тройку по зоологии и детской психологии. В то время я считала себя ни на что не годной неудачницей. Все стало только хуже. Я забеременела и бросила учебу. Но когда я вернулась через шесть лет, в университете ввели политику академического снисхождения. Меня простили и забыли о тех оценках. Вуаля. Общий балл мгновенно повысился.

Мы слишком часто изводим себя по мелочам.

Положим, у тебя жутчайшая головная боль, или воспаление пазух, или невыносимые колики, из-за которых едва можешь с постели подняться. Всю ночь маешься и ворочаешься, думаешь, позвонить ли на работу, взять ли отгул. Позвони. Будет ли один пропущенный день иметь хоть какое-то значение через пять лет?

Тебе нужно сдать доклад, но он не идеален. Это лучшее, что можно было сделать, но тебе хотелось большего. Чтобы он, скажем, занимал десять страниц, а у тебя всего девять. Расслабься. Будет ли это иметь значение через пять лет?

У тебя на руках малыш, а ты хочешь вернуться на работу. Ты хочешь перестать кормить грудью, но боишься, что это повредит ребенку. Будет ли он чувствовать себя покинутым? Не разрушит ли бутылочка связь матери и ребенка? Через пять лет это не будет значить ровным счетом ничего. Важно то, что ты любишь свое чадо.

Двухлетний карапуз моей подруги никак не желал расставаться со своей пустышкой. Он сосал ее так громко, что звук был похож на гудение пылесоса «Хувер». Соска могла помешать растущим зубкам, но мама волновалась, что сын будет плохо без нее спать. Наконец она сказала сыну, что отправит пустышку ребенку, которому соска нужнее. Мальчик сразу же это принял и спал спокойно как в ту ночь, так и в остальные.

Родители постоянно проходят через это. Их ребенок заговорил позже чужого. Будет ли через пять лет иметь значение, когда ребенок начал ходить, в девять месяцев или в год и два? В любом случае, к детскому садику он уже научится. То же самое с приучением к горшку. Родители бесятся, что их отпрыск в полтора года все еще щеголяет в подгузниках или что с ним случаются мокрые делишки в два. Расслабься. В школу никто не отправляется в подгузниках.

Примени этот подход к собеседованиям при приеме на работу, к свиданиям, к оценкам. Будет ли это иметь значение через пять лет? Через пять месяцев? Через пять минут? Наверняка нет.

А если происходит что похуже? Если на карту поставлено нечто более важное? Если это затрагивает других? Вопрос о пяти годах все равно применим.

Иногда нужно заглянуть немного вперед и спросить себя: «Что будет значить эта проблема/ситуация/инцидент через пять лет?» Один тренер сделал так и преподал своей команде поразительный урок. Тяжелый был урок, но ребята его никогда не забудут.

Команда по американскому футболу старшей школы «Колрейн» в Цинциннати под руководством тренера Керри Кумбза сыграла тринадцать матчей и одержала тринадцать побед.

Последних соперников его мальчики порвали со счетом 49:7. Юные спортсмены всю душу вкладывали в игру и до Суперкубка старшеклассников на чемпионате штата оставались считаные дни. Где бы Кумбз ни появлялся, его везде поздравляли. На протяжении всех выходных он ни о чем больше не мог думать.

Все в лихорадочном состоянии ждали субботы, большой игры, но тут один выпускник школы «Колрейн» посмотрел краткую сводку спортивных новостей и сказал матери: «Слушай, я с этим парнем в восьмом классе учился. Интересно, почему он еще в школе?»

Мать, работавшая в школе «Колрейн», задала консультанту тот же вопрос. Он посмотрел личное дело молодого человека и обнаружил, что у спортсмена никак не получалось перейти в десятый класс — это был его пятый год в старшей школе. Значит, он не имеет права выступать на соревнованиях старшеклассников. Информацию передали тренеру, директору и школьному инспектору. Только эти четверо в целом мире знали, что мальчик не может участвовать в матче. То, что он играл в футбол всего два года из пяти лет в старшей школе, не имело значения. Не имело значения и то, что у футболиста были проблемы в семье и что на занятиях в девятом классе он почти не появлялся. Не имело значения то, что отметки у него были отвратные и он наконец-то их подтянул, завел десятерых друзей и пытался чего-то достичь в своей жизни.

Правило есть правило. И если тренер объявит о нарушении, его команда не сыграет в большой игре. «Это было нелегко, — сказал мне тренер Кумбз. — Не буду кривить душой, часть меня говорила: «Об этом знают только четыре человека». Но я бы не смог с этим жить. Тот факт, что мы поступили нечестно и никому не сказали, стал бы ужасным уроком для наших ребят. Я бы не смог после такого смотреть им в глаза».

Школа подала заявление в штат. Потом тренер собрал всех своих игроков в аудитории. Всех, кроме одного. Другой тренер отвез мальчика, который не имел права участвовать в соревнованиях, домой, чтобы лично сообщить ему плохую новость. Когда Кумбз рассказал все ребятам и предложил помолиться, юные футболисты заплакали, ощутив всю серьезность происходящего. Потом тренер вывел их на поле, чтобы завершить сезон. Они стояли в своей форме и бросали мяч на пустом стадионе.

Кумбз поступил так, как сделал бы любой замечательный тренер — превратил это в урок. «Никто не умер, никто не пострадал. Жизнь продолжается, — сказал он своим подопечным. — В жизни вы не раз столкнетесь с такого рода неудачами и разочарованиями. Человека определяет то, как он поднимается с земли после падения».

Среди любителей спорта распространились волны шока, а имя исключенного из сезона игрока прогремело по телевидению, на радио, в прессе. Был выписан ордер на арест молодого человека: он не возместил убытков по обвинению в воровстве. У парня не было денег. Тренер отвез подопечного в полицейский участок, чтобы он мог сдаться. Мальчик был опустошен, как и тренер. Одно дело, когда раньше времени обрывается футбольный сезон, и совсем другое, когда видишь, как рушится жизнь юноши.

«Ему пришлось преодолеть такой долгий путь, — сказал тренер. — Люди упускают из вида то обстоятельство, что перед ними всего лишь мальчишка. Может, ему и восемнадцать, но он все равно мальчишка».

Тренеры с таким рвением подвозили спортсмена в школу, помогали с домашней работой, каждую неделю проверяли, какие у него отметки, заставляли почувствовать, что он чего-то стоит, никто даже и не задавался вопросом, имеет ли мальчик право играть.

Что произошло потом? В школу со всего штата начали мешками присылать еду, факсы, цветы. Даже из других школ звонили, предлагали помощь. Люди жертвовали деньги, чтобы помочь незадачливому футболисту возместить убытки.

Тренер отказал им. Он остался тренером до конца и попросил: «Лучше дайте ему работу».

Кумбз превратил это в победный сезон, который ребята не забудут даже много лет спустя после окончания школы. Тренер знал, что через пять лет, когда все они будут учиться в университетах, потерянный футбольный сезон и кубок штата уже не покажутся катастрофой. Это урок честности и прямоты, который в жизни им поможет намного больше, чем любая победа на футбольном поле.


УРОК 27
Всегда выбирай жизнь



Я раскрыла тайну жизни в десятом классе, когда учительница английского велела нам прочитать книгу писателя, философа и натуралиста Гёнри Дэвида Торо «Уолден».

Он написал о том, как прожил два года и два месяца один в лесу. Торо построил маленький домик в миле от человеческого жилья, на берегу пруда Уолден в окрестностях города Конкорд, штат Массачусетс. Фраза, которая зацепила меня в десятом классе, берет меня за душу и сейчас.

«Я ушел в лес потому, что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться, чтобы не оказалось перед смертью, что я и не жил вовсе. Я не хотел жить подделками вместо жизни — она слишком для этого большая драгоценность…»

Тайна жизни в том, чтобы выбирать жизнь.

Жизнь драгоценна.

Я прочитала о том, что Торо во главу угла поставил жизнь. Прошло четыре года, и жизнь загнала меня в угол. Я была двадцатиоднолетней студенткой, и передо мной высилась стена страха. Задержка была уже четыре месяца, у меня начал расти живот.

Я не хотела этой беременности. Пыталась молитвами избавиться от нее, а потом просто решила, что не беременна. Но отрицать этот факт можно было совсем недолго. Отрицание не прекращает рост ребенка.

В те времена нельзя было пойти в магазин, купить тест и с его помощью узнать, что носишь ребенка. Нужно было отправиться к врачу, сдать анализ мочи и неделю ждать результата.

Я отвезла анализы в Кент, штат Огайо, в маленькое агентство, специализировавшееся на помощи одиноким матерям. Женщины из организации «Бертрайт» не были ярыми антифеминистками и сумасшедшими защитницами жизни, которые верещат и называют убийцами тех, кто выбирает аборт. Нет, специалистки этой организации просто хотят дать женщинам понять, что родить ребенка и оставить его или отдать на усыновление — это разумная альтернатива.

В назначенный день я остановилась у телефона-автомата и позвонила в агентство, чтобы узнать результаты. По телефону сообщить отказались. Стандартная процедура, соврали они. В тот день я вышла с территории университета и направилась в маленькую торговую зону в центре города, где находилось агентство. Мои стопы почти не касались земли. Я летела туда, будто уже знала о грядущих переменах.

Женщина за конторкой, казалось, так радовалась новости. Пусть я и должна была знать, но шок был для меня словно пощечина. Вы беременны.

Я? Я, которой всего двадцать один год? Я, испуганная, потерянная, одинокая? Я, которая порвала отношения с отцом ребенка несколько месяцев назад? Я, которая понятия не имела, что делать с собственной жизнью?

И все же глубоко внутри, как покой в самом сердце бури, мое средоточие заполнило умиротворение. Жизнь. Росла новая жизнь. Внутри меня. Я сказала ей «да» в тот день и во все последующие. Тогда ситуацию можно было рассматривать как полный провал либо как чудесную возможность. В итоге я бросила учебу, ушла с работы на «Скорой», потому что не могла поднимать тела больных без риска потянуть спину и навредить ребенку Я жила дома у родителей и чувствовала себя последней неудачницей.

Но с другой стороны, в моем собственном мире, который я ни с кем не делила, чувствовалась радость того, что стану мамой. Мне приходилось прятать ее, потому что мир хотел, чтобы мне было стыдно.

Неужели я молилась, чтобы у меня не было этого ребенка, этого малыша, моей дочки? Это же величайший дар за всю мою жизнь! И теперь, когда я оглядываюсь на прожитые пятьдесят три года, вижу, что это был самый важный объездной путь в моей судьбе.

Выбирай жизнь.

Для меня это не сомнительный лозунг против абортов. Это способ взглянуть на каждый день, на каждый выбор. Когда нужно принять решение, я спрашиваю себя, какой из вариантов улучшит мою жизнь. А потом его и выбираю.

Когда я узнала, что больна раком, все варианты лечения мне казались кошмарными: операция, химиотерапия, облучение. К несчастью, врач предложил пройти все вышеперечисленное.

Я насмотрелась, как угасают из-за рака люди. Как работник «Скорой помощи», я отвозила больных на сеансы облучения и химиотерапии. Они были слишком слабы, чтобы ехать на машине, они были на последнем издыхании. Три мои тети умерли от рака после долгих лет борьбы и мучений. Неужели такая судьба ждала и меня?

Однажды, незадолго до того, как должна была начаться моя химиотерапия, которой я боялась до дрожи, я сыграла в одну маленькую игру. А что, если я просто не стану ее проходить? Что, если я откажусь от химии и поверю, что во время операции меня полностью избавили от рака, что молитвы меня защитят? Хм-м. Мне вроде как нравился этот вариант. Но день шел, и в глубине души я поняла, что не выбрала жизнь. Так не пойдет. Я знала: нужно сделать все возможное, чтобы сохранить живым тело, в котором пребывает моя душа. Я знала, что еще не окончена возложенная на меня Богом миссия.

Я не сумела заглушить этот шепот, этот тихий спокойный голос. Он все повторял: «Выбирай жизнь». К концу дня он превратился в оперное крещендо.

Так я и сделала. Выбрала жизнь. Для этого пришлось пройти и через операцию, и через химию, и через облучение. Лечение ослабило меня, но потом мне стало лучше. Весь этот опыт изменил мою жизнь и жизни тех, кто меня окружает, начиная от дочки и мужа и заканчивая совершенно незнакомыми людьми.

Среди величайших даров моей жизни — в первой десятке, даже пятерке — есть две вещи, которые я ни за что не выбрала бы для себя.

Стать матерью-одиночкой в двадцать один год. Лучшее, что случилось за всю мою жизнь.

Стать онкобольной в сорок один. Одно из лучших событий в моей судьбе.

Эти две вехи изменили меня окончательно, навсегда.

Жизнь провела меня по пути, по которому я не хотела и не планировала идти. И все же когда я оказалась на этой дороге, то открыла простую тайну: смысл жизни в том, чтобы выбирать жизнь. Жизнь слишком драгоценна.


УРОК 28
Прощай все и всем



Синяя наклейка на моем бампере гласит: «Благослови, Боже, всех без исключения».

Пока что никто не пытался это заявление оспаривать. Признаюсь, часто бывают такие дни, когда мне самой трудно согласиться с этими словами, и я затаиваю в душе исключения. Раньше у меня был длинный список таковых. Потом он сократился до одного человека. Я не могла забыть одну обиду.

Легче простить тех, кто причинил боль тебе, чем тех, кто ранил самых близких людей. Как можно простить отца, который бросил твою дочь? Исчез из ее жизни? Который подводил ее каждое Рождество, каждый день рождения? Давал обещания, но не выполнял их?

Я попыталась загладить свою вину перед ним только через несколько лет после рождения Габриэль. Мы с ее отцом пару месяцев встречались в университете, йотом я с ним порвала. Когда я сказала ему о ребенке, он предложил пожениться. Я не видела в этом смысла. Если мы не хотели встречаться, тогда нам точно не следует жениться.

Когда дочке исполнилось пять лет, она начала спрашивать о папе. Они никогда не виделись. Я серьезно задумалась и поняла, что не вправе вычеркивать отца из ее жизни. Несколько недель я молилась, советовалась с духовным наставником, потом позвонила своей студенческой любви и пригласила его в жизнь дочери. Я попросила прощения за то, что не допускала его к моей девочке, и сказала, что ему решать, хочет ли он ее знать. Мне нужно было убрать все препятствия со своей стороны. Я так и сделала.

Этот мужчина уже был женат. Они с супругой хотели детей, но жена была бесплодна. Он никогда не говорил ей, что у него есть дочь.

Перед тем, как познакомить Габриэль с отцом, я сказала ему: «Если ты откроешь эту дверь, то навсегда. Ты не можешь встретиться с ней, а потом испариться. Это обязательство, а не просто любопытство, так что подумай хорошенько, действительно ли ты хочешь это сделать. Поговори с женой, взвесь все «за» и «против». Осознай, правильное ли это решение для вас обоих».

Познакомившись с Габриэль, мой бывший влюбился. Он виделся с ней каждый месяц, потом на целые недели стал брать девочку к себе. Они с женой обращались с ней как с принцессой, даже сделали спальню для нее в своем доме. Несколько лет он был в ее жизни, а потом постепенно стал ускользать. Дочка возвращалась после выходных, проведенных в их доме, и жаловалась, что папа все время работал, помогал соседям или прихожанам церкви, так что они почти не виделись. Потом ее отец с женой удочерили двух девочек. Со временем прекратились его визиты, звонки, письма. Габриэль была еще подростком, но она набралась мужества и несколько раз пыталась вернуть папу. Она звонила и плакала, а он обещал не бросать ее, но не сдержал своего слова.

Я была так зла на него: нерадивый папаша раз за разом ранил мою дочь. Неужели так трудно было написать или позвонить? Я боялась, что она вырастет и будет винить себя, думая, что с ней что-то не так, и поэтому папа ее покинул. Что дело не в отце, а в ней самой.

Габриэль поступила в университет, влюбилась, они объявили о помолвке. Ее жених был как швейцарский нож в человеческом обличье: инженер, обожавший охотиться, рыбачить и все чинить. Они назначили дату свадьбы. Но за восемь месяцев до того, как все завертелось, Габриэль захотела отложить свадьбу. Она только-только получила диплом, она никогда не жила одна, сама по себе. Ей нужно было время, чтобы вырасти, найти свое взрослое «я». Где-то в глубине души дочка знала, что они с этим инженером не пара, но не могла ему этого сказать.

Однажды вечером все просто развалилось. Когда Габриэль попросила, отсрочить свадьбу, жених поставил ей ультиматум: сейчас или никогда. Либо все планы, связанные со свадьбой, остаются в силе, либо все кончено. Много было слез, много боли, но в итоге дочка вернула ему кольцо. Она ушла и больше никогда его не видела.

Это было самое трудное решение в ее жизни. Долгое время она чувствовала себя хрупкой и ранимой. Однажды на выходных Габриэль съездила на семинар, посвященный прощению. Вернулась обновленной. Этот семинар освободил ее.

Мы так часто слышим призыв: «Прости и забудь». Большинству людей последнее не удается. Возможно, и не стоит забывать, ведь память помогает защититься.

Но что будет, если мы не забудем, а вместо этого попытаемся рассказать историю иначе? Вот чему она научилась на выездном семинаре. Вместо того чтобы рассказывать сагу, в которой ты

— жертва, а кто-то другой — злодей, перепиши сценарий. Вместо того чтобы оправдывать и защищать свою боль, избавься от нее навсегда.

Слишком часто мы повторяем историю о душевных ранах. Мы получаем внимание и сочувствие, выставляя себя обиженными, обманутыми или правыми. Такая симпатия достается нам легко, мы ее ищем снова и снова и застреваем в этом состоянии души, копим обиду внутри. Если мы так часто и смачно расписываем своего злодея, значит, нам нравится быть жертвами. Надо избавиться от обоих персонажей этой истории.

Моя дочка несла в себе историю, которая постоянно причиняла ей боль. Отец раз за разом бросал ее. Жених был отличным парнем, но она ранила и бросила его. А что, если рассмотреть ситуацию с другой точки зрения?

Габриэль начала рассказывать себе другую историю. Ее отец сделал все что мог. По какой-то причине он не мог дать больше. Это произошло вовсе не из-за нее. Моя дочь больше не должна считать себя виноватой в том, что отец ушел. Она не могла изменить его. Может, он и сам себя не мог изменить.

Ни Габриэль, ни ее жених не должны выглядеть жертвами. У них была история, в которой двое влюбленных обменялись дарами сердца, а потом освободили друг друга. Со временем он найдет себе невесту. А Габриэль нашла Джеймса, невероятный подарок для всех нас.

Через тоску и прощение моя дочь пришла к свободе. Чтобы простить, нужно забыть мечты о лучшем прошлом. Поначалу это звучит жестко, но как только откажешься от того, каким ты хотел бы видеть свое прошлое, ты сможешь начать изменять настоящее и создавать лучшее будущее.

Я опробовала этот способ. В истории, которую я рассказывала, мы с Габриэль всегда были жертвами. Я — несчастной, выбивающейся из сил матерью-одиночкой. Отец моей девочки — злодей, который бросил нас обеих. Перед свадьбой Габриэль я начала волноваться:

ей, наверное, будет горько, что отец не поведет ее к алтарю. Я пересмотрела свое отношение к ситуации и решила рассказать другую историю, не о недостатке, а об избытке.

Я покопалась в коробках на чердаке и нашла все фотографии отца Габриэль, которые сохранились с моих студенческих лет. Купила маленький альбомчик и осталась наедине со своими воспоминаниями. На каждой странице я приклеила его фотографии и выписала все хорошие качества ее папы. Потом я сделала другой альбом, в который поместила снимки мужчин, которые брали на себя роль отца Габриэль, заполняли пробелы. Мой отец, пятеро моих братьев, мои друзья, которые учили дочку ездить на велосипеде, играть в футбол и бейсбол. На обложку я приклеила копию ее свидетельства о рождении. Графа «отец» всегда оставалась пустой. Под этим документом я написала новую историю, правдивую от начала и до конца. Я написала, что графа «отец» пустует не потому, что у Габриэль не было отца, а потому, что их было так много, что их имена не поместились бы в одну строчку.

Некоторые говорят, что прощение — это процесс. Это действительно так, но начинается прощение с решения. Как только решишь изменить свою историю, получишь счастливую концовку. Когда моя дочь шла к алтарю, мужчины, которые помогали ее растить, все ее суррогатные отцы, которые заполняли пустоты, окружали Габриэль своей любовью.

А как же биологический отец? Лучшая его часть тоже была там, в моей дочке.


УРОК 29
Что о тебе думают другие, не твое дело



Я веду газетную колонку. И кем меня только не обзывали! Дебилкой. Идиоткой. Кретинкой. Сукой. Бездарной сукой. Сукой, которая лебезит перед неграми. Сукой, которая обожает евреев. Иногда все это мне говорили за один день. Е-мое, да бывало, что и за один час!

Читатели постоянно оскорбляют меня, отправляя имейлы и делая анонимные звонки: «Вы абсолютно однобокая!» (В своей колонке я высказываю собственное мнение.) «Ты соплежуйная либералка!» «Я вас терпеть не могу, я никогда вас не читаю». (Однако эта читательница процитировала все абзацы, которые ей особенно не нравились.) «Ты похожа на гремлина!» (Я всегда себя спрашиваю, на машину или на пришельца.) «Вы больная». «Вы оскорбляете Бога своим существованием». «Ты — позорище». «Вы такая наивная». «Ты необразованная, тупая и высокомерная».

А вот одно из моих любимых: «Я теряю баллы 19 каждый раз, когда читаю вашу колонку». И еще: «Я не знаю, какой вы заканчивали факультет, но он определенно был связан с тупостью».

В 1994 г., в день, когда редактор «Бикон джорнел» дал мне колонку, он усадил меня в своем кабинете и попытался отговорить от этой затеи. Он предупредил, что я, может быть, на самом деле не хочу эту работу. Но! «Читатели будут неприкрыто враждебными и злобными, — предостерег он,

— они будут тебя атаковать любым доступным способом».

Мой редактор не был уверен, что я достаточно крепкая и выдержу все это. Я была уверена, что недостаточно крепкая, но все равно сказала, что хочу эту колонку. Я решила, что встряхнусь и не буду обращать внимания на злобные комментарии. В мою недолгую бытность консультантом по вопросам алкоголизма я как-то раз посмотрела запись с отцом Мартином под названием «Лекция». В этом фильме священник рассказывал истории, чтобы вдохновить людей, проходящих реабилитацию.

Была среди них история о женщине, которая пришла к святому отцу, рыдая из-за того, что пьяный муж назвал ее шлюхой.

— Ты бы расстроилась, если бы он назвал тебя стулом? — спросил отец Мартин.

— Нет, конечно.

— А почему нет?

— Я ведь знаю, что я не стул, — ответила женщина.

— Но разве ты не знаешь, что ты не шлюха? — спросил священник.

Как бы люди ни обзывали тебя, только ты решаешь, на что обижаться. Я просто не буду забывать, кто я, и реагировать буду только на это.

Все оказалось хуже, чем я думала. Ох, как же ранят эти звонки! Чтоб вам всем, фарисеи-христиане, которые призывали на мою голову адские муки или же молились обо мне совсем не святыми молитвами!

Колонка выходила трижды в неделю, под ней красовался мой телефон и электронный почтовый ящик. Некоторые видели в этом приглашение сорвать на мне всю злость на начальство, на бывших жен или на почивших родителей. Худшие звонки раздавались в два часа ночи, когда закрываются бары.

Если тебя не сломают читатели, это сделает ежегодный ритуал присуждения журналистских премий. Каждый год редакторы отправляют твои работы на конкурс. Ты не хочешь думать о премиях, но все остальные только этим и озабочены.

В СМИ приходят люди с воспаленным самомнением. Редакции новостей полным-полнехоньки эгоманьяками с комплексом неполноценности. Мы должны быть на высоте, в противном случае мы считаем себя ничтожеством.

В море журналистики тебя швыряют из стороны в сторону мнения и взгляды редакторов, сотрудников, источников информации, читателей, конкурсного жюри и твои собственные сомнения и неуверенность. У любого литератора самолюбие очень ранимое — огромное, но ранимое. Мы хотим каждый день печататься на первой полосе и в то же время боимся, что мы бездарны.

Я открыла секрет полной свободы от слухов, чужих суждений, критики, мнений и сомнений. Смирение.

Не самоуничижение — оно никому не принесло ничего хорошего.

Раньше я, кажется, не видела особой разницы между двумя этими понятиями. Я прочитала определение смирения, которое один из основателей организации — Анонимные алкоголики» держал у себя на рабочем столе. Двенадцатиэтапная программа «АА» разработана так, чтобы наставить человека на путь смирения и служения другим.

Доктор Боб держал эти слова неизвестного автора прямо перед собой.

«Смирение — это вечная тишина в сердце. Это значит не тревожиться.

Это значит никогда не чувствовать досады или раздражения, беспокойства или горечи; никогда не удивляться тому, что делают мне, не чувствовать, что что- то мне делают во вред.

Это значит оставаться безмятежным тогда, когда никто меня не хвалит. Когда обвиняют либо презирают. Это значит хранить в своей душе священный приют, в который я могу войти, закрыться и преклонить колени перед моим Отцом в тайне и умиротворении, будто в глубоком море покоя, когда все вокруг кажется катастрофой».

Вечная тишина в сердце. Вот чего я действительно желаю, если отбросить все, чего, как мне кажется, я хочу. На самом деле я хочу оставаться безмятежной тогда, когда никто не хвалит меня. Вот истинная свобода.

Жизнь — это не представление и не конкурс на приз зрительских симпатий. Не погоня за властью и деньгами, славой и популярностью, игрушками и шмотками, комплиментами и наградами, званиями и степенями. Будет ли все это иметь хоть какое-то значение в итоге? Есть у Джорджа Стрэйта одна песня. В ней поется, что, рождаясь, мы не приносим ничего в этот мир, и забрать с собой мы тоже ничего не можем. Как и этот певец кантри, я никогда не видела катафалка с багажным отделением. А в гробах не делают ящичка для трофеев.

Один из способов сосредоточиться на том, что действительно важно — сформулировать свое программное заявление. Не накропать скучный бессмысленный текст, который большинство организаций измышляют, но никогда потом ему не следуют, а выразить словами собственное предназначение, на котором можно действительно построить жизнь.

Однажды я несколько часов провела в задумчивости, пытаясь сформулировать свое программное заявление. Закрыла глаза и представила людей, сидящих на моих похоронах. Детей, мужа, братьев и сестер, сотрудников, друзей, соседей. Какой я хочу видеть суть своей жизни, когда она закончится? Я бы не хотела, чтобы люди на моих похоронах говорили о моих наградах за литературную деятельность, о том, что я мудро вложила деньги, согласно пункту 401 (к), или что я была местной знаменитостью. Не знаю, что они скажут, когда меня не станет, но есть вещи, которые я надеюсь оставить после себя.

Я нашла свое программное заявление, слова, которые я произношу каждый день. Это молитва святого Франциска Ассизского.

«Владыка, сделай меня орудием Твоего мира, и там, где ненависть, дай посеять любовь, там, где обида, — прощение, там, где сомнение, — веру, там, где отчаяние, — надежду, там, где тьма,

— свет, там, где уныние, — радость. Господи, ниспошли мне дар не столько искать утешения, сколько утешать, не столько искать понимания, сколько понимать, не столько искать любви, сколько любить. Ибо, только отдавая, мы получаем, только прощая, мы обретаем прощение, только умерев, мы рождаемся для жизни вечной».

Каждый день эта молитва направляет меня, как компас. Она указывает на Истинный север. На Истинное смирение. Истинный покой. Я просто дитя Божье, я так же ценна, как и каждое Божье чадо. Не лучшее и не худшее. И ни капельки не важно, кто и что думает обо мне.


УРОК 30
Время лечит почти все, дай только времени время



Впервые приехав в обитель, я ни на что особенно не рассчитывала. Иезуитская обитель расположена на пятидесяти семи акрах земли в самом сердце Пармы (крупнейший пригород Кливленда). Она находится в стороне от больших дорог, так что можно всю жизнь проезжать мимо и так и не узнать, что она там прячется.

Одна подруга пригласила меня провести там выходные с женщинами, искавшими большей близости к Богу. Я себя к таковым не относила, но подруга считала, что я к ним принадлежу. Чтобы уговорить меня поехать, она сказала, что это будет нечто вроде пикника, на котором женщины сидят кружком, делятся своими мыслями, смеются и болтают. Я взяла с собой купальник, надеясь, что там будет какой-нибудь отель или спа с бассейном и сауной.

Когда мы въехали на длинную подъездную дорожку, в конце ее меня встретила статуя святого Игнатия. Это меня поразило. Надо же. Значит, я проведу целые выходные исключительно с женщинами? Я была тогда двадцатипятилетней матерью-одиночкой. Получается, вечер пятницы и субботы я проведу там, где нет мужчин, не считая священников?

Впервые я приехала туда двадцать шесть лет назад. И все время возвращалась. Каждый год священники меняются, но Джерри всегда там. Это низенькая полька, чьи смех и любовь заполняют все комнаты обители еще долгое время после ее отъезда.

Каждый раз, возвращаясь сюда, я находила Джерри и вываливала на нее все свои проблемы. Она слушала, кивала с серьезным лицом, а потом останавливала меня, чтобы отпустить шуточку и разрядить атмосферу. Она смотрела мне в глаза — точнее, пыталась, потому как росту в ней метр с кепкой — и выдавала целую серию советов, со своим неизменным оборотом: «Иногда нужно просто дать времени время».

И что она имела в виду?

Дать времени время?

У меня не было времени. Я была матерью-одиночкой на задании: найти мужа для себя и отца для дочки.

Тогда мои проблемы всегда были связаны с мужчиной, который недостаточно сильно меня любил, хотя на самом деле это папа недостаточно сильно меня любил, хотя на самом деле это Бог недостаточно сильно меня любил. Джерри знала, что такие раны заживают долго, притом слоями, а не сразу. Лекарством Джерри было время. Я хотела что нибудь побыстрее.

Может, молебен об исцелении? Я увидела его в расписании, и женщина, которая меня привезла в обитель, настаивала на том, чтобы я туда сходила. Сначала я побаивалась. Представляла себе евангелиста в телевизоре, который касается моей головы и призывает: «Почувствуй тепло моей руки», — а потом вопит: «Изыдите, демоны!» — и люди падают ниц, дергаются, как гуппи, выброшенные на берег, и бормочут слова, которые даже Бог не разберет.

Я не хотела идти. В основном из-за того, что я боялась Бога. И своих ран. Я их скрывала долгие годы. Зачем отрывать пластырь? Однако отец Бенно Корнели, который написал текст службы, заинтересовал меня. Поэтому я сидела в часовне, а он нежно пел о том, как сильно Бог нас любит. Хорошо, что бумажные салфетки имелись в достатке. Уже к последней строчке «Я не забуду тебя, вот, Я начертал тебя на дланях Моих» из первой песни, я израсходовала целую упаковку. Я? Мое имя у Бога на ладони? Регина Мария Фрэнсис Бретт? Слезы промыли рану. Я возвращалась каждый год, иногда дважды в год. Каждая исцеляющая служба заживляла новый слой раны. Только через десять лет я смогла ни разу за весь молебен не заплакать.

Слова отца Бенно отправляли нас в путешествие по нашим воспоминаниям. Он заставлял нас обнажить все, что нужно было залечить. Проходил всю нашу жизнь вместе с нами, снимая боль ударов, которые мы получали от братьев и сестер, учителей и одноклассников, соседей и родственников, избавлял нас от ударов, которые наносили им мы сами. Отец Бенно молился, чтобы мы исцелились от всего того, что препятствовало нашим любви и счастью. Он провозглашал нас новым созданием, а потом приглашал подойти для благословения. Никаких фокусов, просто благословение ладонями, смазанными освященным маслом.

Мы подходили, неся в сердце то, от чего хотели исцелиться. Каждый год, на каждой службе я несла одну и ту же рану — ту, что оставил папа. Из всех мужчин в моей жизни папа оставил самый яркий след, как хороший, так и плохой. Он был самым щедрым, бескорыстным и внимательным человеком из всех, кого я знаю. И в то же время он был злобным размахивающим ремнем и беснующимся маньяком, которого я боялась до смерти.

На то, чтобы добраться до самой глубины боли, ушли годы терапии. Потом была духовная работа над собой. Я не знала, как заживить рану, оставленную этими отношениями, как вернуться к самим отношениям с папой. То боялась отца, то злилась на него. Любви не было места. Потом перестала злиться, но так и не смогла ощутить любовь. Я даже не готова была просить, чтобы мне помогли его любить. Я еще не была к этому готова. Но постоянно молилась: «Боже, помоги моему папе понять, как сильно Ты его любишь».

Умом я знала, что люблю отца. Я причиняла ему боль, он мне тоже. Мы не хотели этого. Мы оба хотели как лучше, но иногда лучшее, что мы пытались сделать, оборачивалось сущим ужасом (моими стараниями тоже).

Пять лет я не появлялась на Рождество, на Пасху, на днях рождениях, на празднованиях в честь рождения новых племянников и племянниц. Все это время я хотела вернуться домой и снова стать частью жизни родителей, но не знала как. А потом мне сообщили, что папе поставлен диагноз «рак легких». Врачи сказали, что жить ему осталось полгода. Через два дня я случайно встретилась с подругой Руфью. Не зная о моей ситуации, она начала говорить о своей матери, о том, как Бог даровал ей благодать быть у смертного одра матери. И вдруг весь мой страх исчез. Как будто распахнулось окно, которое вечно было закрыто. Я знала, что пришла пора вернуться.

На следующий день я приехала навестить отца. Его волосы были белые и мягкие, как у ангела. Он улыбался и болтал, а потом устал говорить. Он казался абсолютно счастливым, когда стоял в дверях и махал мне. Я никогда не забуду, как он махал. Этого жеста я больше не видела.

Через три дня папа оказался в больнице. Он едва мог дышать. Я сидела у его постели, а папа заходился сухим кашлем. Он никогда не курил. Работал в подвалах, чинил печи, а в подвалах с труб, которые он обстукивал все эти годы, свисал асбест. Я похлопывала отца по спине и благодарила его. Мама молча и спокойно сидела на стуле, качая головой. Она знала, что папа не вернется домой. Я тоже знала. Держала его за руку, гладила и беззвучно говорила, как сильно люблю его. Сидела рядом, и сердце мое наполнялось любовью. Папа с такой нежностью заботился о нас, когда мы болели гриппом.

На следующий день он впал в забытье. Счет пошел на дни. Я зажгла в своей комнате свечу и молилась, чтобы Бог излечил его или быстро и мягко забрал домой. Папа не хотел бы задерживаться в больнице. Ему было восемьдесят три. Он прожил хорошую жизнь. Когда горела свеча, я представляла, как три его покойные сестры, словно ангелы, несут папу ввысь, влекут домой.

Он умер, когда свеча еще мерцала. Назавтра я приехала к маме. Остановилась и купила еды, как папа нас учил. Мама простила меня за то, что меня так долго не было в их жизни. Она спросила: «Ты напишешь некролог?»

Мне нужно рассказать всему миру, каким он был чудесным человеком. Столько лет я смотрела на боль через увеличительное стекло, теперь его нужно направить на то, что папа нам дарил, а дарил он нам многое.

Джерри была права. Когда я получила исцеление, оно было абсолютным, и я почувствовала себя цельной.

Нужно было дать времени время.


УРОК 31
Как бы хороша или плоха ни была ситуация, она изменится



У моей подруги Мены есть поговорка: «Жизнь ухабистая, так что надевай шлем». И надо сказать, это вполне разумный совет. Иногда шлем действительно нужен, чтобы преодолеть все подъемы и спуски, повороты и серпантины, тряску, неровности, внезапные торможения. И все это только в утренний час пик. Секрет в том, чтобы ни к чему в жизни сильно не привязываться, ни к хорошему, ни к плохому. Хорошие времена наступят и минут. Плохие времена наступят и минут.

Наша задача — не цепляться за одни, не бороться с другими, а позволить и черной, и белой полосе научить чему-то и отшлифовать нас.

Есть одно старое изречение, которым люди утешают себя в трудные времена: «Пройдет и это». Многие не хотят о нем вспоминать, когда наступает период удач. Мы не хотим, чтобы он прошел. Мы хотим, чтобы он длился вечно. Но рано или поздно все меняется.

Нужно позволить жизни нести твой плот и через пороги, и по спокойной воде, и дальше. Плыви и плыви, как листок, ни за что не цепляйся и доверься течению.

Когда я впервые решила сплавляться по порожистой реке, инструктор прочитал нам лекцию о возможных опасностях. Если выпадешь из рафта, не пытайся встать, не пытайся схватиться за камень, не пытайся бороться с рекой. Река победит. Если выпадешь, расслабься, плыви по течению ногами вперед, прижми голову к груди и позволь реке тебя нести. Она всегда принесет к спокойной воде. Инструктор дал каждому весло и велел слушать его указания при приближении к каждой череде порогов. Потом предупредил, чтобы мы не забывали: люди по-настоящему здесь умирают, так что будьте осторожны и веселитесь. Ах да, у него нет для нас шлемов.

Пока мы были в безопасности, на травяной лужайке, где были сложены спасательные жилеты и рафты, эти наставления звучали успокаивающе и четко, а он упомянул, что люди умирают. Мы дума-ли, что это шутка, пока не услышали рев бушующей реки ниже по течению, но тогда назад вернуться уже нельзя было.

Когда я сплавлялась в первый раз, не знала, чего ожидать. Река Йокегейни, как маслобойка — ее пороги в районе Огайопил, штат Пенсильвания, относятся к третьему и четвертому классам. Для сплавляющихся это — захватывающий рафтинг среди утесов, уступов и диких водоворотов. Я сидела на краю гигантского черного рафта, держаться было не за что. Мы вчетвером спокойно гребли к порогам, но как только оказались на опасном участке, ощущение было такое, будто тебя засунули в стиральную машину.

Река подбрасывала нас высоко вверх и швыряла вниз, под воду. Я пыталась грести, но не могла понять, в воде мое весло или я молочу им по воздуху: все так быстро вращалось. Сплавляться было весело и невероятно захватывающе. Пока я не выпала. Сначала инстинктивно попыталась встать и ухватиться за камень. Бам! Жвак! Ой-й! Что там этот парень говорил, расслабиться? Я сделала слабую попытку развернуться ногами вперед и прижать голову, но ног я не видела и не чувствовала в ледяной пенящейся реке.

Контактные линзы плыли в моих глазах, я ничего не могла разглядеть. Спасательный жилет был слишком велик, болтался где-то на уровне ушей. Пришлось руками его тянуть себе на плечи. Весло вырвало у меня из рук. Трудно было понять, когда можно набрать воздуха. Вокруг и сверху я видела одну лишь воду. Я больше не могла задерживать дыхание, как не могла больше глотать эту воду, поэтому взмолилась: «Боже, если Ты хочешь, чтобы я выжила, сделай что-нибудь скорее! Я в Твоих руках». И в тот же миг я почувствовала, как что-то выдернуло меня из реки.

Мимо проплывал еще один рафт, меня схватили за жилет и спасли.

К тому времени, как мы вырулили на спокойный участок, я уже была готова к новым приключениям.

В последний раз я села в рафт с ребятами слишком смелыми или слишком прижимистыми, чтобы нанять инструктора. Мы взяли рафт в аренду и спустили на воду.

Это была большая ошибка.

Мы сплавлялись с безрассудным азартом, неслись прямо на камни и в водовороты, чуть ли не стремясь убиться. Мы взяли спасательные жилеты и отправи-лись самостоятельно покорять реку. Запаслись едой, не забыли о веревке — для безопасности. Но не было человека, который говорил бы нам, как подходить к следующим порогам, каких валунов опасаться, так что мы заскакали по порогам и врезались в утес. Он был размером с «Шевроле».

Мы застряли у этого утеса, не в силах сдвинуться даже на сантиметр, а вокруг нас бурлила вода. Когда мы всем весом навалились на один борт и попытались вывернуться из западни, рафт перевернулся. Беснующаяся река пришпилила меня к утесу и билась в грудь так сильно, что я едва могла дышать. Мои спутники как-то умудрились втащить меня на этот валун. К тому времени рафт уже сто лет как уплыл.

И что теперь делать?

Два инструктора из другой группы подплыли к нам на каяках. Они велели прыгать в реку, она отнесет нас вниз по течению. Я подумала, это шутка такая. Но выбора не было. В каяках и на других рафтах не было места для нас. Мои друзья по очереди попрощались, спрыгнули и уплыли. Я осталась одна. Инструктор в каяке все уговаривал меня прыгнуть. Я не хотела покидать безопасный утес, но река не собиралась останавливать свое течение ради меня.

Наконец он пообещал, что будет плыть за мной на своем каяке. Я помолилась, соскользнула с камня и умчалась к тихой воде. Я никогда не забываю о том дне: иногда нужно покинуть свой безопасный утес, чтобы тебя отнесло куда-нибудь, где будет лучше.

Однажды я прочитала интервью с пастором Риком Уорреном, который написал «Целеустремленную жизнь». Его слова напомнили мне об этой реке:

«Жизнь — это серия проблем. Проблема либо есть и настоящий момент, либо ты с ней почти разобрался, либо готовишься к следующей. Все потому, что для Бога важнее твой характер, чем твое удобство. Для Бога важнее сделать тебя более святым, чем более счастливым». Уоррен рассказал об одном уроке, который усвоил в самый замечательный и самый трудный год в своей жизни. В тот год он получил миллионы за свою книгу и в то же время у его жены нашли рак.

«Раньше я думал, что жизнь — это холмы и низины: ты проходишь через темные времена, потом поднимаешься на вершину горы — то туда, то сюда. Больше я так не считаю. Жизнь — это не холмы и низины, это вроде двух железнодорожных рельсов, и в любой период твоей жизни есть и хорошее, и плохое. Как бы ни были хороши обстоятельства, всегда найдется что-то плохое, с чем нужно работать.

И как бы ни были плохи обстоятельства, всегда брезжит что-то хорошее, за что можно поблагодарить Господа». Одна женщина-гонщица сказала: «Жизнь как трасса. Именно повороты делают ее ценной». Легко ей говорить. Она-то всегда носит шлем.

Какую аналогию ни приведи, жизнь все равно будет потрясающим, чудесным путешествием. Придет хаос, за ним покой, а потом все начнется заново. Секрет в том, чтобы смаковать эту поездку. Всю, до единого момента.


УРОК 32
Работа не позаботится о тебе, когда будет плохо, а друзья помогут. Не теряй их!



Есть что-то в сорокалетии такое, что заставляет людей отмечать эту дату, украшая дом черными шариками и посылая открытки, на которых ярко и детально изображены лысые головы, морщинистые лица, обвисшие груди и выпирающие животы. Отметка «сорок» представляется серединой пути между этим миром и смертью, началом конца известной нам жизни.

Держа эту мысль в голове, я никак не могла придумать, что подарить мужчине моей жизни на сорокалетие. Брюс вел себя так, как будто ему шестьдесят, спрашивал, что он успел сделать, перечислял свои достижения, пытался понять, каким он был отцом, бизнесменом, гражданином. Я думала только о том, сколько друзей у него накопилось за сорок лет. На мой взгляд, эта мера ценности его жизни была лучше, чем доход и положение в обществе.

На ум все время приходил образ Джорджа Бейли из фильма «Эта прекрасная жизнь». Джордж Бейли, который не считал себя состоявшимся человеком, получил шанс увидеть, каким был бы мир без него. Мораль фильма такова: если у человека есть друзья, значит, он уже состоялся.

Я хотела, чтобы Брюс подумал о друзьях, а не о тиканье биологических часов и не о дорогах, которые он так и не прошел. Поэтому я попросила сорок человек написать письмо, рассказав в нем, что Брюс привнес в их жизни. Как он повлиял на них, изменил их, тронул?

Письма я попросила прислать мне, чтобы я могла их все вместе упаковать и преподнести как подарок. Сначала этот проект показался несложным. Просто позвонить сорока человекам. Просто написать одно письмо. Но, как говорится в одной пословице, «писать легко: просто сядь и вскрой вену». Один из этих сорока сказал: «Это больше похоже на вскрытие желудочка сердца».

Все начали мучительно думать. Некоторые звонили друг другу и спрашивали: «Что ты будешь писать?»

Как будто здесь можно содрать. Это было деликатное задание, которое обнажает и пишущего, и адресата.

Некоторые решили шутить по поводу сорокалетия, другие с помощью юмора выразили свою любовь. Большинство, в конце концов, написали то, что труднее всего сказать лицом к лицу, то, что обычно не говорят.

День рождения приближался, потихоньку начали приходить письма.

Один мужчина даже надиктовал мне свое письмо по телефону. Он сказал, что не знает, как выразить свои чувства в письменной форме, поэтому полагается в этом на меня.

Я обклеила прочную коробку страницами из журнала «Лайф» за 1954 год и все письма сложила в нее. Когда наступил день рождения Брюса, мы отправились ужинать, потом в кино, потом посидели в кафе с пятерыми друзьями. После всего этого Брюс с облегчением заметил, как хорошо прошел день. И тогда я вручила любимому коробку.

Брюс перебирал конверты с выражением замешательства на лице. Я объяснила, что он держит в руках. Муж посмотрел обратные адреса, не стал вскрывать эти послания сразу, а когда все-таки прочитал, эмоции полились как из него, так и из писем. Он был потрясен. Смеялся до слез. И так тронут, что всплакнул.

В общем, эти сорок человек провели операцию на открытом сердце моего мужа и нашли к нему пути, которые закупорились или сузились от времени. Они говорили о прошлом. О времени плакатов, на которых рисунок можно увидеть только в ультрафиолетовом свете. О времени длинных волос, автостопа и рок-концертов, которые они не могли вспомнить, потому что были пьяными в стельку. Эти люди благодарили Брюса за ночные звонки, за советы по поводу трудоустройства, которые он им давал в последнюю минуту, за долгие разговоры о том, как перенести развод.

Мать одного из самых близких друзей написала чудесное стихотворение. Одна женщина сама нарисовала открытку. Один мужчина начитал свои воспоминания под музыку. Брюс решил когда-нибудь передать эти письма своим сыновьям, чтобы они поняли, для чего папа жил. Жизнь его была чем-то большим, чем заработанные деньги, собственное дело, любимая женщина. Жизнь его была для людей, дружбу с которыми он завязал и сохранил.

«Большинство людей так и не узнают, что к ним чувствуют окружающие, — сказал Брюс, вытирая слезы — Такого рода вещи говорят на похоронах».

Вот почему я рассказала историю этого подарка. Нам не слишком часто выпадает возможность услышать, как мы важны близким, пока не станет слишком поздно. Слишком часто мы не знаем, что можем сделать для других, пока не станет слишком поздно. Когда я узнала, что у меня рак, я беспокоилась о том, что пропущу работу, волейбольные матчи, не смогу выполнить обязательства, которые записала в свой ежедневник. Медсестра, которая мучилась, пытаясь найти время для первого сеанса химиотерапии в моем календаре, покачала головой и сказала: «Вам нужно правильно расставить приоритеты». Она была права.

Работа оказалась на заднем сиденье. Рак не уселся впереди. Мои друзья заняли водительское кресло.

Шерил снабдила меня всем, чтобы мне было как можно комфортнее, и я не скучала во время сеансов химиотерапии. Бэт выбрала для меня сережки в виде крошечных губных гармошек, а Шерил привезла их мне и сыграла «Химиоблюз». Джуди заехала вымыть мне голову. Другие привозили мне кучу фильмов, тапочки, пижамы, шарфы и шляпы. А сколько мне присылали открыток, еды и ободряющих книг!

А как же работа? Ну, газета как-то выходила в те дни, когда мне было слишком плохо, чтобы писать. Тот мир вращался без меня. А мои друзья? Они заставляли мой мир вращаться.

Моя подруга Марти всегда говорит, что если у тебя есть друзья и здоровье, то у тебя есть все необходимое. Рак научил меня: когда друзья занимают одно из первых мест твоей шкалы приоритетов, даже если ты потеряешь здоровье, у тебя все равно будет самое главное в жизни.


УРОК 33
Верь в чудеса



Врач постарался сообщить плохие новости как можно мягче: «Знаете, как бывает, когда в детстве просишь пони, молишься и надеешься, но не получаешь? Здесь при-мерно такая ситуация. Иногда пони ты не получаешь». Врач пытался сказать родителям Криса Вуда, что положение безнадежное, несмотря на их молитвы.

В июне 1989 года Крису был двадцать один год, он служил на флоте в порту Сан-Диего. Весь день он пил на матче «Падрес», а по дороге домой выпал из грузовика, когда водитель сменил полосу движения.

Крис приземлился на четырехполосное шоссе, и его тут же переехала машина. Молодого человека отшвырнуло на другую полосу, его сбил еще один автомобиль. По счастью, третья машина, ехавшая мимо, оказалась машиной «Скорой помощи». У Криса были сломаны таз, челюсть, локтевой и коленный суставы. У него были обширные повреждения головы и следы шин на спине.

Следующие три месяца доктора сообщали о Крисе только плохие новости: «Он не будет жить… он будет растением… он никогда не сможет ходить… его жизнь будет лишена смысла». Родственники молодого человека, жившие в Акроне, начали круглосуточные молитвенные бдения, постоянно передавая эстафету. Однажды ночью сестра Криса внезапно проснулась. Она сказала, что Бог прошептал ей такие слова: «Он будет жить, и не умрет, и будет славить милость Божью».

С тех пор это стало семейной мантрой.

Эта фраза помогла Крису перенести тридцать две операции, трехмесячную кому и годы лечения в «Ветеране хоспитал» в Кливленде, где он проходит реабилитацию. В двадцать девять лет у Криса все те же ярко-голубые глаза и песочного цвета волосы, но все остальное изменилось.

Речь невнятная, как будто он пьян. Дыхательная трубка повредила голосовые связки. Травмы головы замедлили мыслительный процесс. Лицо Криса деформировалось, потому что челюсть срослась неправильно. На левой руке, болтающейся вдоль тела, красный шрам, похожий на «молнию». Теперь, чтобы разжать кулак, Крису приходится сосредоточиться.

Этот мужчина напичкан железками. В локте у него винт, на ноге ортопедическая шина, в колене шарнир, а в голове пластинка. Его мозг работает теперь иначе. Раньше Крису превосходно удавалась математика, а сейчас он мучается с элементарными примерами.

Когда молодой человек шесть лет назад поступил в Университет штата Кент, он получал тройки и двойки по простейшим предметам. Один из тех, кто помогал Крису проходить реабилитацию, советовал парню бросить учебу. Молодой человек поразмыслил над этим. «Разум говорил мне: «Ты тратишь свое время», — поделился Крис со мной. Но вместо того чтобы прислушаться к гласу рассудка, он обратился к любимой фразе из Писания: «потому что, каковы мысли в душе его, гаков и он» (Притчи 23:7).

«Это значит, ты станешь тем, во что веришь. Если считаешь, что ты второй, неудачник, или же наоборот, что ты номер один и впереди всех, таким ты и станешь», — пояснил Крис.

Он говорит, что успехом своим обязан матери. Линда натаскивала его, используя Библию как сборник пьес.

Теперь у Криса три работы: он служит интерном в больнице имени Эдвина Шоу, специализируясь на пациентах с травмами головы; он компьютерный дизайнер при церкви Братства Живой воды в Акроне, а еще он сопровождающий бейсбольной команды «Акрон Аэрос».

На права он сдавал три раза — и наконец получил их. Потребовалось шесть лет терапии, но Крис все-таки оставил инвалидное кресло и теперь может передвигаться при помощи ходунка.

Ему до сих пор трудно подбирать слова при разговоре. Он делает паузы и сильно хмурится, заставляя мозг вспоминать, как надо работать.

А работает мозг вполне нормально. На вручении дипломов молодой человек сказал свою речь, не произнеся ни слова. Крис прошел по сцене Университета штата Кент и забрал свой диплом бакалавра гуманитарных наук по психологии, а зал аплодировал стоя.

Он не был там самым умным студентом.

Он не был там самым талантливым студентом.

Но он был там.

Мать Криса не дожила до этого момента. Она умерла от сердечного приступа в июне за год до выпуска сына. Но она прожила достаточно, чтобы знать: врач, который счел ситуацию безнадежной, ошибался.

Отец Криса отправил этому врачу открытку, чтобы рассказать, как все сложилось.

В ней всего четыре слова: «А у нас пони».


УРОК 34
Бог любит тебя не потому, что ты что-то сделал или не сделал, а потому что таков Он есть



тобы отметить наступление нового тысячелетия, папа римский снова ввел индульгенции — нечто вроде амнистии для грешников. Подобная практика была распространена в Средние века. В целом, индульгенции — это способ заработать дополнительные баллы перед Страшным судом.

Некоторые называют это сокращенным путем к спасению, способом уменьшить свой срок в чистилище, где, согласно католическому учению, души умерших очищаются перед тем, как попасть в рай. Индульгенции, которые раньше продавались за звонкую монету, были давно запрещены католической церковью. Тогда грешники покупали себе пропуск на выход из чистилища (своего рода досрочная распродажа). Сейчас индульгенции нельзя приобрести за деньги, их выдают только за искреннее жертвование и покаяние. Жертвование и покаяние благородны только в том случае, когда в основе их лежит исключительно любовь к Богу или к другим, если ты совершаешь жертву из желания скостить свой срок, так сказать, в этом есть нечто эгоистичное. К тому же можно ли вообще заработать себе доступ в рай?

Почти каждый священник знает такую проповедь: мужчина умирает и оказывается у райских врат, где его встречает апостол Петр. Петр говорит новенькому:

— Чтобы войти, ты должен сначала рассчитаться.

— А что для этого нужно? — спрашивает мужчина.

— Чтобы попасть в рай, тебе потребуется по крайней мере пятьсот очков, — объясняет Петр.

— Ну, я был преданным мужем, отцом и работником. Я никогда не изменял жене, не обманывал шефа, честно платил налоги.

— Хм-м-м. — Петр считает. — Это сто очков.

— Сто? Всего лишь? — восклицает мужчина. — Так. Я жертвовал деньги благотворительной организации «Юнайтед уэй», еженедельно работал добровольцем в бесплатной столовой, каждую зиму собирал пожертвования для Армии спасения, одну неделю каждого лета строил дома для бедняков Центральной Америки.

— Хорошо — говорит Петр, нажимая кнопки на калькуляторе. — Получилось триста пятьдесят.

Мужчина в панике. Он не может вспомнить других добрых дел, чтобы заработать недостающие очки. Он никогда не попадет в рай.

— Сдаюсь, — грустно говорит он. — Вверяю себя Божьей милости.

— Проходи! — Петр открывает ворота. — Добро пожаловать домой.

Эта история обнадеживает. В ней в центре внимания не справедливость Господа и не наши подвиги, а милость Божья.

Персидский мистик Рабия написала, что значит истинная любовь к Богу: «О, Всевышний, если я стану поклоняться Тебе из страха ада, сожги меня в аду. Если я стану поклоняться Тебе в надежде на рай, не допусти меня к его вратам. Но если я буду поклоняться Тебе только ради Тебя Самого, позволь тогда мне видеть красоту Твоего лица».

Много лет назад я отправилась в аббатство Дженеси в Нью-Йорке, чтобы выйти из тупика. У меня были хорошие взаимоотношения с Богом, но я чувствовала, что мне все время мешает огромный камень преткновения. Что бы я ни делала, какие бы хорошие поступки ни совершала, с какими бы благородными намерениями ни жертвовала, мне казалось, что прилагаю недостаточно усилий.

В глубине души я все еще чувствовала, что недостойна Господней любви. Что нужно было сделать, чтобы по-настоящему, искренне поверить всем своим существом, что Бог любит меня такой, какая я есть?

Я записалась на исповедь и встретилась с отцом Френсисом. Он был в одеянии трапписта — белый хабит с черным капюшоном — и показался мне смиренным и благочестивым. Вместо того чтобы дать ему подробный перечень моих грехов, как обычно на исповеди, или оттарабанить, сколько раз я лгала, сплетничала и завидовала, я начала с самого важного и глубинного. «За всеми несовершенствами моего характера, за страхом, обидами и завистью прячется то, что я недостаточно хороша», — сказала я ему.

Монах сидел и улыбался. Качнувшись, он словно бы кивнул всем телом, по-настоящему понял меня и ждал того восхитительного момента, чтобы поделиться со мной самой святой и мудрой истиной. Я откинулась на спинку стула в ожидании великого откровения, которое мне сейчас будет явлено. Вместо этого отец Френсис завел притчу о блудном сыне: «У некоторого человека было два сына…»

У меня упало сердце. Я и так знала эту историю. Монах был в таком воодушевлении, будто ему ее только что рассказали. Он пересказывал деталь за деталью, в медленной перемотке. Он был так увлечен тем, что один сын сразу забрал свое наследство и спустил его на вино, женщин и песни, а потом решил притечь обратно к отцу и стать последним слугой.

Сын вернулся, но не успел даже извиниться: отец был так счастлив его видеть, побежал встретить, обнял и поцеловал свое чадо. Молодой человек протестовал, говорил, что недостоин называться его сыном, но отец дал ему лучшую одежду, перстень, обувь и велел заколоть откормленного теленка и веселиться.

Да, да, да. Я это уже слышала. Монах обожал ту часть, которую я всегда ненавидела — про верного сына, который всегда был со своим отцом. Он работал в поле, а возвращаясь, услышал пение и ликование. Старший сын разозлился: ведь он всегда был преданным, ни разу не ослушался отца, однако праздник устроили в честь его заблудшего брата. Примерно в этот момент я поняла, что выбрала не того монаха. Я не услышу какой-нибудь буддистский коан, что изменит мою судьбу, или мантру, что преобразует мою душу, или цитату из Томаса Мертона, на которой я смогу построить всю оставшуюся жизнь.

Нет. Он повторил мне то, что я уже знала. Дойдя до конца притчи, отец Френсис расплылся в улыбке в кульминационный момент. Отец сказал верному сыну: «все мое — твое», он получит, что заслуживает, но все они должны радоваться, что потерянный сын нашелся.

Лицо монаха сияло. Мое было мрачно. Он встал на сторону не того сына. И как это относится ко мне? Отец Френсис повторил концовку. Блудному сыну не пришлось извиняться. Ему не нужно было искупать вину, возмещать убытки. Нужно было только лишь вернуться к отцу. Вернуться к отцу. Вот и все. Больше ничего не требовалось, чтобы его приняли дома. Вот что нужно сделать каждому из нас.

«Господь любит нас, потому что таков Он есть, — сказал монах. — И неважно, каковы мы».

Сначала его слова ожгли меня, как пощечина. Этот длиннорясый что, хотел меня оскорбить?

А потом я почувствовала удар в сердце. Как будто его только что пронзила стрела, выпущенная из Божьего лука прямо в десятку.

Бог не хочет моего безупречного подношения. Богу все равно, стану ли я лучшей писательницей, смиреннейшей рабой или величайшей сестрой милосердия со времен матери Терезы. Богу будет все равно, если я, возвращаясь, по-крупному облажаюсь, наломаю дров.

Бог любит меня, потому что такова природа Бога — любить.

Я не могу заработать эту любовь. Я не могу ее потерять.

Я достаточно хороша не потому, что я достаточно хороша, а потому, что Бог милосерден.

У меня уже все есть.

Как и у тебя.


УРОК 35
То, что не убивает, действительно делает тебя сильнее



Мы познакомились с раком 19 февраля 1998 г., когда я очнулась после хирургической биопсии для новой жизни. Все, что было до этого, оказалось за чертой, в прошлой эре.

Я решила, что не позволю раку убить меня. Я могу кое-что ему противопоставить. Первый год был как размытая клякса. Когда я оправилась после операции, пора было начинать четыре курса химиотерапии. Когда у меня снова начали расти волосы, пришло время для шести недель облучения. Только на втором году мои силы восстановились. Только тогда до меня дошло. Черт, у меня был рак.

Такие испытания и несчастья, как рак, развод, потеря здоровья, дохода или любимого человека, могут либо убить тебя, либо сделать сильнее. Рак закалил меня, но поначалу, раз за разом, ставил на колени. За все месяцы лечения я перенесла жуткие минуты отчаяния хотела сдаться.

В конце концов, рак сделал меня тебя, либо сделать крепче. Воспаление пазух? Грипп? сильнее. Растяжение? Никаких проблем. Теперь у меня другое отношение ко всему этому. Боль? Ну и что! Страх? Плевать! Раньше, когда писала свою колонку, я боялась. То, что другие называют творческим кризисом, я называю борьбой с чистым листом. Раньше вопросы и сомнения одолевали меня. Теперь никаких больше экивоков: я не стану ходить на цыпочках. Я высказываюсь без сожалений, без страха, не сдерживаясь. Если я промолчу сейчас, то когда я смогу говорить?

Дочка постоянно напоминает мне, почему так важно рассказывать о том, что я выжила. Это долг, возложенный на десять миллионов американцев, победивших рак. Каждый день новым людям ставят страшный диагноз. Первым делом ты плачешь. Потом задаешь вопросы, на которые не так уж хочешь узнать ответы: «Это лечится? Есть какое-нибудь средство? Метастазы распространились по всему организму?»

На самом деле ты хочешь услышать ответ на другой вопрос: «Сколько мне осталось жить?»

Никто не знает. Я пошла на все. Операция. Химиотерапия. Облучение. И еще операция. Я согласилась удалить обе груди, когда узнала, что у меня генетическая мутация BRCA1, повышающая вероятность того, что у меня будет рак груди, до 87 %.

Каково жить без груди?

Меня вдохновляет Одри Хепберн, я восхищаюсь гимнастками и балеринами. Я могу спать ничком, и комки плоти не отделяют меня от нежнейшей простыни. Могу ходить без лифчика и без груди. В один и тот же день могу носить второй, третий, четвертый размер, а могу расхаживать вообще без бюстгальтера. Могу делать упражнения, бегать, прыгать без удушающего спортивного белья. Моя грудь не обвиснет, так что я могу не бояться влияния земного притяжения.

Если бы я знала, как легко жить без груди, то решение сделать двойную мастэктомию далось бы мне намного проще. Теперь, оглядываясь назад, я вижу, что это было сложнейшее решение в моей жизни. Когда твою грудь удалят, не будет пути назад, никаких «что если», никакого торга, никаких переговоров, никаких отсрочек и отрицания. Это навсегда. Только ты можешь принять это решение, только ты будешь жить с ним до конца дней. Оно такое окончательное, кардинальное и пугающее.

А потом в один прекрасный день оно перестает казаться таковым. Просто теперь ты другая. Первый год у меня было ощущение, как будто с меня кожу содрали. Как в физическом, так и в эмоциональном плане. Часть меня отрезали. Мы живем в культуре, очень сильно помешанной на грудях! Почти все известные женщины увеличивают свои прелести. Даже на кассе в продуктовом магазине тебя преследует образ ложбинки в декольте. На обложках журналов «Космополитен», «Пипл», «Ас» идет негласный парад грудей. В первый год я не могла войти в магазин «Викториас сикрет». Я не сумела бы вынести бомбардировку грудями и лифчиками, которые больше не могла носить.

Сразу после операции я не могла надевать накладную грудь, потому что шрамы еще не зажили. Такое странное было ощущение оттого, что теперь у меня плоская грудь. Исчезла моя подушка, мои мягкие холмики, мой щит. Я чувствовала себя голой и уязвимой. Мне не хватало грудей. В ванне я собирала комки пены, клала их туда, где теперь были только шрамы, и пыталась вспомнить, как выглядели мои груди, какими они были на ощупь. Со временем я это благополучно забыла. Я больше не сравниваю себя прежнюю с собой нынешней. Это просто я.

Время от времени мои груди хотят, чтобы я о них вспомнила. Фантомные ощущения приходят и пропадают. Иногда вдруг мне кажется, что у меня снова появилась грудь: чувствую ее тяжесть. Тогда я щупаю под лифчиком — просто, чтобы проверить. Нет. Как не было, так и нет.

Обычно я ношу накладную грудь. Вместо имплантантов у меня вставки. Очень необычно, когда доктор каждые два года выписывает тебе рецепт на груди. Они стоят триста долларов штука, но большую часть суммы покрывает страховка. Они наполнены силиконом. Эти обманки подпрыгивают и покачиваются, как настоящие, их кладут в чашечки лифчика для тех, кому удалили молочные железы.

Носившие накладную грудь женщины, с которыми я говорила до операции, советовали рассматривать обманку как часть себя. Сначала было непросто. Она казалась горячей, тяжелой и поддельной. А потом однажды я сбегала по ступенькам и почувствовала, что грудь подпрыгивает, совсем как настоящая, как моя прежняя грудь. Тогда мы и подружились. Одну грудь я назвала Тельмой, а другую Луизой.

Когда я обнимаюсь с кем-то, они кажутся мягкими и естественными. Они всегда дерзко торчат и не становятся плоскими, когда я ложусь. Но я все еще побаиваюсь кошек, брошей и корсажей. Не хотелось бы, чтобы содержимое вытекло из обманки.

Накладная грудь придает моей фигуре приятные изгибы — для меня и для Брюса, а еще с ней одежда сидит лучше. Когда я не надеваю обманку, то выгляжу такой плоской, что людям кажется, будто я осунулась. Перед операцией я прочитала, что многие женщины восстанавливали себе грудь, чтобы не было постоянного напоминания о раке. Ну и пусть. Я лично не расцениваю свою плоскую грудь и силиконовую обманку, как напоминание о раке и утрате.

На самом деле, сущность женщины не имеет почти ничего общего с парой молочных желез. Лично меня женщиной делает размер сердца и души. Для того чтобы быть женщиной, матерью, женой, сестрой, дочерью, племянницей, тетей, бабушкой, крестной мамой, писательницей, подругой, возлюбленной, груди не нужны. Для этого нужно быть живой.

Нет, женственности во мне не убавилось. Напротив, я стала более женственной, чем раньше. Я проникла в самую свою сущность и, отбросив наносное, добралась до самого важного. Я теперь ближе к своему сердцу. В буквальном смысле. Мое сердце больше не прячется за подушкой груди. Оно ближе к миру, а я ближе к тому, что делает меня мной.

Я сама решаю, кто я есть. Как мне выглядеть, что значит быть сексуальной, женственной, привлекательной, сильной, успешной, счастливой, вне зависимости от того, что говорят другие. Эта голая грудная клетка — мой чистый холст, мой белый лист. Я могу написать на нем что угодно. Я больше не плачу в душе, не съеживаюсь, когда Брюс касается моей обнаженной груди, не беспокоюсь о том, как выгляжу. Я пожертвовала ею, чтобы быть здесь. Каждый день мальчишеская грудь становится напоминанием о том, что я выбрала жизнь и должна жить наслаждаясь.

Я не чувствую себя менее женственной. Я чувствую себя Чудо-женщиной.

Задача тех, кто пережил болезнь, развод, горе, отчаяние — быть живым доказательством, нести факел надежды для людей, идущих через долину смертной тени к свету. Наш долг — поделиться тем, что мы видим, стоя выше этой долины, на вершине холма. С точки зрения выжившего, жизнь каждый день чертовски хороша.

Может, у меня только временное ослабление рака? Кто знает? Я услышала сигнал к пробуждению и больше не засну. Если бы пришлось сделать все с самого начала, я поступила бы точно так же, чтобы продлить жизнь этому телу Жизнь стоит борьбы.

Излечилась ли я? Все эти годы жизни я повторяю «да», но смотрю на это так: каждый день мне дается отсрочка.

И я не потрачу ни минуты впустую.


УРОК 36
Дожить до старости — более заманчивая перспектива. Умереть молодым — это выглядит красиво только в кино



Когда я звоню своему другу Эду и спрашиваю: «Как ты?» — он всегда отвечает одинаково: «Я старый».

Это не жалоба, это факт. И чем старше становится Эд, тем больше это напоминает хвастовство. Ему вполне комфортно по ту сторону пятидесяти. Отец моего друга умер молодым от порока сердца. У Эда взгляд на старение такой же, как и у меня: мы ждем старости с предвкушением. Он победил порок сердца, я поборола рак. Старение нас не удручает. Оно нам нравится.

Я обожаю фотографию в журнале, на которой две старушки резвятся в бассейне. На них яркие шляпки, и они глупо улыбаются под заголовком «Старость дается лишь раз».

Когда тебе исполняется пятьдесят, компания «Холмарк» окрашивает твой день рождения в черное и на открытках, баннерах, футболках, воздушных шариках и наклейках объявляет о том, что ты переступил черту.

Если тебе стукнуло пятьдесят, ты официально переходишь в разряд древностей. Но это не про меня. Мой полтинник мы отмечали с размахом. Рак у меня нашли в сорок один, так что я даже представить не могла, что доживу до этой очаровательной вехи.

В честь этого магического возраста я предлагаю пятьдесят вещей, которые можно сделать, когда тебе стукнет пятьдесят.

1. Проспи весь день.

2. Потрать пятьдесят долларов на себя.

3. Вслух прочитай стихотворение Доктора Суса «С днем рожденья тебя!».

4. Перечисли пятьдесят мест, где ты никогда не бывал, и побывай там до того, как тебе исполнится шестьдесят. Это необязательно должны быть экзотические страны. Это могут быть местные музеи, церкви, тропки, пруды и парки, которых ты никогда не видел.

5. Начни писать книгу, которую всегда хотел опубликовать. Напиши первые пятьдесят строчек.

6. Посади дерево, чтобы отдать дань своей молодости.

7. Сходи на кладбище и поблагодари Всевышнего за то, что ты все еще находишься по эту сторону травы.

8. Запишись на курсы, которые хочешь пройти исключительно для развлечения.

9. Прокатись пятьдесят миль по неизвестным тебе проселочным дорогам. Не бери карту и не включай навигатор. Позволь дороге вести тебя.

10. Выпусти пятьдесят мыльных пузырей из окна спальни.

11. Если кто-нибудь спросит тебя, что ты хочешь на свой юбилей, назови пятьдесят вещей, которые всегда хотел получить.

12. Запишись куда-нибудь добровольцем и посвяти этой новой работе пятьдесят часов в этом году.

13. Раздай пятьдесят пенни, чтобы принести пятидесяти людям удачу.

14. Думаешь, ты переступил черту? Найди себе холм повыше и скатись с него, вопя: «На что вы тратите молодость? На что вы тратите молодость?»

15. Возьми иголку и проткни все черные шарики на своем дне рождения.

16. Радуйся морщинам. Купи коробку изюма и каждую изюминку съешь с наслаждением.

17. Пятьдесят минут погуляй по лесу.

18. Спланируй воображаемый пятидесятидневный отпуск. Не позволяй записной книжке и бумажнику ограничивать твою фантазию.

19. Перечисли пятьдесят человек, оставивших след в твоей жизни.

20. Позвони всем, кого ты любишь, и скажи им об этом.

21. Напиши себе письмо с советами от себя восьмидесятилетнего себе пятидесятилетнему.

22. Пятьдесят минут походи по дому в своем деньрожденческом наряде, восхищаясь тем, как он отлично сидит на тебе даже по прошествии стольких лет.

23. Разошли пятьдесят благодарственных писем (электронных или бумажных) всем, кого ты любишь.

24. Поклянись каждый день медитировать по пятьдесят минут — двадцать пять утром и двадцать пять вечером.

25. Напиши пятьдесят желаний на будущее, маленьких и больших, сумасбродных и скромных. Сложи их все в банку и не читай до следующего дня рождения.

26. Подумай о людях, которых ты потерял за эти пятьдесят лет, и о том, что они тебе подарили.

27. Подумай о людях, которые остались в твоей жизни и до сих пор дарят тебе тепло.

28. Выбери пятьдесят самых памятных фотографий и составь из них альбом

29. Съешь пятьдесят драже «М&Мs».

30. Найди одну вещь, которая заставляет тебя чувствовать себя молодым, и не отпускай ее.

31. Найди одну вещь, которая заставляет тебя чувствовать себя старым, и измени ее.

32. Пятьдесят минут благодари Бога за первые пятьдесят лет твоей жизни.

33. Возьми в прокате фильм «Эта прекрасная жизнь».

34. Пожертвуй пятьдесят долларов на самую близкую сердцу благотворительность.

35. Обними ребенка.

36. Возьми за руку старого человека.

37. Пятьдесят минут послушай любимые оперу, джаз или кантри.

38. Оставь официантке, которая тебя обслуживала, чаевые в размере пятидесяти процентов от заказа.

39. Спой в душе любимую детскую песенку.

40. Прочитай пятьдесят страниц любимого классического произведения.

41. Назови пятьдесят вещей, которые ты обожаешь в этой жизни.

42. Просигналь пятьдесят раз в этот день, чтобы мир узнал о твоем дне рождения.

43. Замри и пятьдесят секунд понаблюдай за облаками.

44. Составь список всех пятидесяти штатов, вычеркни те, которые видел, а звездочкой пометь те, в которых не бывал.

45. Пожелай доброго утра солнцу и доброй ночи луне.

46. В пятидесяти словах напиши, что ты собираешься дать окружающему миру за оставшиеся пятьдесят лет.

47. Смотри на небо, пока не насчитаешь пятьдесят звезд, а потом поцелуй каждую и пожелай спокойной ночи.

48. Выключи свет, вруби стерео и послушай песню Луиса Армстронга «What a Wonderful World».

49. Задуй пятьдесят свечей и загадай желание для того, кому оно больше всего нужно.

50. Вместо того чтобы считать овец, засыпай, считая все, за что ты благодарен (начиная с дней рождения).


УРОК 37
У твоих детей только одно детство. Сделай его запоминающимся



Если ты мать-одиночка, каждое свидание с потенциальным мужем превращается в собеседование на должность отца и кормильца. Я была в активном поиске своего суженого, тратила слишком много времени и энергии, лезла из кожи вон, чтобы заставить каждого парня, с которым встречалась, захотеть заключения комплексной сделки в виде нас с дочкой. Это не работало.

Хоть бы… я нашла подходящего отца для своей дочери. Хоть бы… я отыскала подходящего мужа для себя. Хоть бы… он появился в нашей жизни, и тогда мы бы по-настоящему смогли быть счастливы. В то же время я не замечала потребностей и желаний Габриэль. Я так старалась найти ей отца, что забывала быть мамой. Для меня это стало кристально ясно, когда я взяла дочку на огромную вечеринку и потеряла ее, флиртуя с очередным парнем. Приглашенная группа со сцены объявила о потерявшемся ребенке. На самом деле это я была потерявшимся родителем.

Когда мне было двадцать шесть, а Габриэль четыре, я работала в центре лечения алкоголизма. Я познакомилась с женщиной, которая специализировалась на трудных подростках. Она дала мне важнейший совет, которым хотела бы поделиться с каждой матерью- одиночкой: перестань волноваться о карьере, деньгах, мужчинах и будущем и сосредоточься на своих детях прямо сейчас.

«У твоих детей только одно детство», — сказала она.

Если бы эта женщина могла все начать сначала, она бы отложила свидания и просто погрузилась бы в материнство на все сто процентов. Сначала ее слова вызвали у меня отторжение. Они тыкали меня носом в мою вину, ведь я была матерью-одиночкой. Если бы я могла найти отца для Габриэль, мы бы стали цельными и полноценными. Мы стали бы семьей. Я слишком много времени уделяла свиданиям, слишком долго переживала из-за очередного неподходящего мужчины, который вошел в нашу жизнь и тут же исчез из нее. Слишком многих мужчин я знакомила со своей дочкой, потом проводила с ними ночь и таким образом тащила Габриэль через бесконечную мыльную оперу «Дни нашей жизни», в которую превратилась моя жизнь.

Я не помню ни имени, ни лица, ни профессии той женщины, только ее слова. Они обожгли меня, как клеймо, и навсегда оставили след. Она сотрясла мой мир, когда сказала, что родители на первое место должны ставить детей: «У тебя будет целая жизнь на то, чтобы встречаться, найти любимую работу, отыскать мужчину твоей мечты. У твоих детей только одно детство. Будь с ними рядом».

Какой груз вины я тащила на себе, будучи матерью-одиночкой! У меня не было денег, чтобы свозить дочку на каникулы в «Диснейленд» или куда-нибудь еще в этом роде. Но со временем я осознала, что для счастья Габриэль нужны вовсе не каникулы и даже не отец. Ей нужен был один взрослый человек, который мог двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю полноценно исполнять роль родителя.

Я научилась быть с ней рядом и каждый день наполнять радостью и смыслом, вместо того чтобы пытаться | создать мечту о каком-то счастье в будущем и игнорировать наши нынешние потребности.

Когда я вспоминаю свое детство, тяжелые, значимые и незабываемые его моменты, то замечаю, что в сердце моем до сих пор хранятся важные мелочи.

Например, Хэллоуин, когда папа накрылся простыней, в темноте прокрался за домами, подошел по тротуару к нашему дому и постучал в дверь.

В нем было метр восемьдесят пять росту, и это Пыл самый высокий охотник за сладостями из всех, кого я когда-либо видела. Когда мы вручили призраку конфеты, он сорвал с себя костюм, а потом, каждый раз, пересказывая свою историю, не мог отсмеяться.

Моменты, когда мама стояла у кухонной раковины, напевала или включала песни Перри Комо, братьев Миллз, «Митч Миллер» и пыталась заставить нас подпевать. Или когда она хватала кого-нибудь из нас н отплясывала польку в гостиной.

Я помню бабушку Она жила на ферме. Она носила чулки, поверх платья надевала фартук, а седой пучок прятала под косынкой. Бабуля убиралась в чужих домах и этим зарабатывала на жизнь. Когда мы приезжали, ящичек комода был всегда полон конфет. Бабушка говорила на ломаном английском, сбрызнутом русским, словацким и, может быть, капелькой немецкого. Она не могла даже мое имя выговорить. Называла меня Вирджинией. В каждый наш приезд мы все получали по маленькому стаканчику колы и по целому пакету самых замечательных, самых соленых чипсов. Мы их обожали. Бабуля показала нам, что такое изобилие: она умудрялась превращать в настоящий пир то немногое, что у нее было. А когда мы уезжали, она стояла у края своей дорожки, вдоль которой росли гладиолусы (она сама их выкапывала и пересаживала каждый год), и махала нам, пока мы не скрывались из виду

Никогда не забуду, как она махала.

Теперь моя дочь уже взрослая. Самые дорогие моменты, которые вспоминаешь, — это только моменты. Перед свадьбой Габриэль я сделала альбом и заполнила его лучшими моментами.

Тот день, когда мы в ливень пускали пластмассовых уточек по ручью. Они неслись наперегонки вдоль бордюра по дождевой воде, бурлящей в водостоке. Мы промокли и глупо смеялись над собой.

Тот день, когда мы стащили поднос из столовой и катались на нем со снежной горы, которую навалила в конце дороги уборочная машина. Когда я училась в Университете штата Кент, я украла оранжевый пластиковый поднос. На нем мы вырезали фонари из тыкв. На нем мы подавали еду Этот поднос принес дочке больше радости, чем любой из моих подарков.

Воскресенья, когда мы читали комиксы вслух по ролям и простенькая история Мэри Уорт звучала драматичнее, чем «Макбет».

Вечера, когда я выдумывала сказки на сон грядущий. В них не всегда был смысл, потому что я засыпала на середине истории о Гусенице Питере.

Домик для Барби, который я сделала из коробок, всяких обрезков, остатков и фотобумаги. Этот домик Пыл лучше, чем любой из тех, которые делает компания «Маттел». Я приклеила маленькие крышечки по углам коробки для карандашей получилась ванна. Порезала мягкую тряпочку, чтобы сделать полотенца и половики. Жестянку из-под пластыря превратила в короб для одежды, коробку из-под сигар — в кровать с балдахином, другие коробочки в холодильник и духовку. Габриэль играла с ним, не переставая.

Скейтборд, на который она боялась вставать и сидя ездила по дому, плыла по деревянным полам двухэтажной квартиры, которую мы снимали.

Видеоохоты за мусором, которые Габриэль устраивала вместе с друзьями в старших классах. Та полночь, когда я отвезла их с друзьями к университету, чтобы они могли расписать огромный камень напротив главного корпуса. Стихи Шела Силверстайна про белого медведя в холодильнике, про девочку, которой не дарили пони, про то, почему нужно всегда, всегда, всегда, всегда, всегда, всегда, всегда, ВСЕГДА посыпать волосы перцем, которые мы читали вслух и заучивали. Хэллоуины, когда мы превращали свой двор в кладбище с белыми картонными надгробиями, на которых были написаны имена, вроде Наг Нись, Ал К. Голик, Нук Асделай, Штос Лабо. Субботы, когда мы закупались фастфудом в «Лоусонз» и без карты катались по неведомым окрестным проселочным дорогам. Концерты, на которые мы тратили непомерные деньги, а теперь над этим хохочем: «Милли Ванилли», Эм Си Хаммер, Дэбби Шбсон, «Нью кидз он зе блок», «Ванилла Айс», «Айс Айс Бэби».

Мы смеемся над тем, как мало у нас было, но, тем не менее, потом пришло все. Просто не сразу. Появился муж. Появилась карьера. Появилось все, что я хотела, как только самые важные вещи я поставила на первый план.

Правда в том, что получить можно все, но иногда не все сразу


УРОК 38
Читай псалмы: неважно, какого ты вероисповедания, ведь они охватывают все человеческие эмоции



Если бы можно было сделать вскрытие души, мы бы увидели, что она состоит из ста пятидесяти частей и каждая отражена в отдельном псалме.

«Все скорби, тревоги, страхи, сомнения, надежды, Поли, трудности, бурные срывы, в которых мечутся сердца людей, запечатлены в них исключительно жизненно», — писал Жан Кальвин. Он называл Псалтырь анатомией души.

Даже когда псалмы поют на латыни, они успокаивают мое сердце. Даже если я не знаю слов, их узнает моя душа. Долгие годы я знала наизусть один-единственный псалом (который известен всем). Псалом 22: «Господь, Пастырь мой, я ни в чем не буду нуждаться». Я печатала его на карточках, когда работала в похоронном бюро.

Запомнить этот псалом просто, он всегда успокаивает. Легко представить себе потерянную и напуганную овцу на холме. У этой истории всегда счастливый конец: Добрый Пастырь находит ее и приводит домой. Кому не знакомо ощущение потерянности в долине смертной тени? Я была поражена, когда узнала, что такая долина на самом деле существует. Много лет назад у нас с мужем был медовый месяц в Иерусалиме, мы стояли на солнцепеке у дороги и смотрели на огромные пространства, раскинувшиеся под нами.

— Что это за долина? — спросил Брюс гида.

— «Если я пойду и долиною смертной тени», — пропел наш экскурсовод.

Но чтобы идти по жизни, мне мало двадцать второго псалма. В Псалтыри рассказана история пути, который проходит каждый человек. В ста пятидесяти псалмах говорится как о чуде, радости, ликовании, так и о темной ночи отчаяния, опустошенности и брошенности. Как часто нас охватывают эти чувства!

Псалтырь заключает в себе все грани духовного путешествия, радости и невзгоды, вершины, на которые восходит душа, и глубины, в которые она падает.

В псалмах есть хвалы и проклятия, утешение и скорбь, бахвальство силы и плач слабости. Благодаря им я не чувствую себя такой одинокой.

В худшие ночи отчаяния, когда я не могу вспомнить ни строчки из Псалтыри, я прижимаю эту книгу к груди, как ребенок плюшевого мишку Только тогда удается заснуть. Я купила свою Псалтырь в аббатстве Дженеси, где монахи-трапписты каждую молитву заканчивают славословием: «Бог, Который есть, Который был и Который придет в конце всех веков».

Учась в аспирантуре, я записалась на курс, посвященный Псалтыри. Вел его еврейский раввин. Профессор Роджер Кляйн из синагоги Темпл-Ткферт Израиль в Кливленде сказал нам: «Для того чтобы понимать псалмы, не нужно быть ученым. Не нужен мощный интеллект. Нужна только душа».

Псалтырь отражает множество ликов Бога: мощная скала, пастух, спутник, утешитель, кормилец, хозяин, создатель, судья, защитник и спаситель.

Мой любимый Его образ — идея личного Бога радости. Я часто молюсь: «Господьсила моя и песнь».

В Псалтыри говорится обо всех внутренних и внеш — них невзгодах: от неурожая до нападения врагов, от болезни до одиночества. Все Псалмы создавались для пения, и если бы их спели все разом, это была бы библейская опера.

Однажды я узнала, что президент Билл Клинтон прочитал всю Псалтырь, чтобы снять с души груз политического давления, которое не давало ему покоя. Вне зависимости от вероисповедания человеку легко понять заключенную в этой книге мольбу. Псалмы охватывают все.

О бедности псалом 9: «Господи! Ты слышишь желания смиренных: укрепи сердце их».

Проведение кампаний описывается в псалме 34: «Вступись, Господи, в тяжбу с тяжущимися со мною, побори борющихся со мною: возьми щит и латы и восстань на помощь мне… Суди меня по правде Твоей, Господи, Боже мой, и да не торжествуют они надо мною; да не говорят в сердце своем: «хорошо! по душе нашей!» Да не говорят: «мы поглотили его».

Любому служащему близок псалом 55: «Помилуй меня, Боже! Ибо человек хочет поглотить меня; нападая всякий день, теснит меня. Враги мои всякий день ищут поглотить меня… Всякий день извращают слова мои».

Супруги могут почерпнуть терпение в псалме 140: «Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих».

Теперь мой день начинается с Псалтыри и ею же заканчивается.

Меня тянет в монастыри, где псалмы, как пульс, отдаются во всех поющих. Монахини в Горном монастыре святого Бенедикта в Эри, штат Пенсильвания, каждый день начинают с одного и того же псалма: «Поспеши, Боже, избавить меня, поспеши, Господи, на помощь мне». Монахи-трапписты Гефсиманского аббатства заканчивают каждый день одними и теми же словами: «Спокойно ложусь я и сплю, ибо Ты, Господи, един, даешь мне жить в безопасности».

Иногда псалмы находят меня. Однажды я вошла в ресторан, где компания людей молилась перед завтраком. На мольберте у дверей кто-то анатомировал псалом 45 до самой его маленькой и глубинной сердцевины. Осталась только квинтэссенция любой молитвы:

«Остановитесь и познайте, что Я есть Бог».

«Остановитесь и познайте, что Я есть».

«Остановитесь и познайте».

«Остановитесь».


УРОК 39
Выходи прогуляться каждый день: чудеса ждут, чтобы ты их обнаружил



Однажды утром в сентябрьский вторник я устроила себе долгую прогулку Когда вернулась, мир изменился навсегда, по крайней мере, мне так показалось.

На автоответчике мигало шесть сообщений. Я включила первое и услышала искаженный горем голос мужа, просившего меня позвонить как можно быстрее. Я решила, что у него умер кто-то из родных. Остальные звонки были от родственников, они говорили, что на Америку напали. Последнее сообщение было от сестры из Нью-Йорка. Сестра сказала, что они с мужем и моим крестником в порядке, сидят в своей бруклинской квартире и смотрят, как пламя пожирает Миро вой торговый центр.

Я включила телевизор. Башни горели. Башни падали. Башен больше нет. Люди спасались бегством, как в фильме про Годзиллу. Машины плавились. Спасатели пробирались под каскадом падающих камней. Дым скрыл силуэт Манхэттена. Статуя Свободы казалась маленькой и тщедушной, словно она держала в руке белый флаг сдачи вместо смелого факела независимости.

Целыми днями я сидела перед телевизором и раз за разом пересматривала запись теракта, будто что-то изменится и башни прекратят свое короткое падение.

Несколько недель все казалось не таким, как прежде. Я даже не могла пойти на прогулку. Я боялась сделать то, что делала в тот вторник, когда мир сошел с ума. Это было глупо, но я боялась, что если отправлюсь гулять, то нарушу хрупкое равновесие жизни, и дома меня будут ждать такого же рода жуткие сообщения.

Когда я наконец осмелилась высунуть нос наружу, было такое ощущение, что мир выправился, вернулся на круги своя. Я гуляла по одному из кливлендских метропарков и смотрела на листья. Они все так же беззаботно и плавно падали с неба, а голые деревья молились, воздев руки в тихих восклицаниях «Аллилуйя!».

Листья не знали, что все изменилось одиннадцатого сентября. Ветер нес их быстро и низко, их стайки бросались врассыпную, как веселые школьники на перемену. Когда ветер дул сильно и высоко, листья падали, словно конфетти на лесной ковер под каждым деревом. Когда ветер был нежен, как шепот, одиночные листья делали кульбиты, сальто назад и тройные аксели.

В лесах Америка не подвергалась нападениям террористов, не воевала, не боялась сибирской язвы, не ликовала от возрожденного патриотизма. Сражения тут шли только между белками за драгоценные желуди. Испачкаться здесь можно, только если коснешься листвы или вступишь в конские яблоки — никакой заразы. Только крупные алые ягоды и дерн, покрытый белыми семенами с крылышками, которые кружат на фоне чистого синего неба, окрашены здесь красным, белым и синим.

В стане лесов жизнь все уступала смерти, чтобы дать дорогу новой жизни. Цикл повторялся без перерыва. Природа стойкая и долговечная! Она напоминает, что мы точно такие же.

Гонри Дэвид Торо писал об отшельничестве в лесу, потому что не хотел жить в спешке, не хотел смириться. Его слова несли новый смысл. Я вернулась в леса, потому что не хотела смириться, не хотела бояться сибирской язвы, злиться на террористов, отчаиваться из-за изуродованной экономики. Я отправилась в леса, потому что гулять одной в бору было не так страшно, как сидеть за столом и вскрывать конверты или включать телевизор и слушать экспертов.

В любой ситуации, если хочешь сбежать от всего этого безумия, личного или мирового, отлепись от телевизора, обуй кроссовки и иди прогуляйся.

Для тебя всегда найдется какой-нибудь сюрприз. Во время одной восьмикилометровой прогулки я видела мужчину, который пытался сфотографировать своего пса, ирландскую борзую-волкодава, на фоне водопада. Собака была слишком послушна, поэтому ничего не получалось. Каждый раз, когда фотограф называл имя любимца, чтобы заставить его посмотреть вверх, пес мчался к хозяину.

В другой раз я спугнула двух спящих оленей, увидела голубую цаплю, которая опустилась на землю, а потом стояла в заросшем рогозом болоте и наблюдала, как эти хот-доги на палочках вместе покачиваются, словно певчие, возносящие хвалу Господу.

Я шагала мимо миниатюрных водопадиков и читала цитаты, нацарапанные по деревянным перилам. Среди них нашла слова Рэйчел Карсон, которые подбадривают и утешают всех прохожих: «Те, что пребывают среди красот и загадок Земли, никогда не бывают одинокими и никогда не устают от жизни».

Как это верно! В тот год, когда у меня обнаружили рак, я пошла гулять в снегопад. Был март, и мне только что поставили диагноз. Я до смерти боялась того, что ждало меня впереди: операции, химии, облучения. Снег отвлек меня. Он, кружась, опускался на мое лицо и возвращал в ослепительный, ошеломительный настоящий момент. Я смотрела ввысь и ощущала, как белые хлопья облепляют меня, точно перья из разорванной где-то в небе подушки. Я прочувствовала каждое прикосновение, я знала, что не одинока.

В своем дневнике Генри Дэвид Торо писал о доме и церкви, которые дает нам природа.

«Один среди этих лесов и полей, на скромных опушках или пастбищах, испещренных следами кроликов, даже в унылый и для многих безрадостный день, как сегодня, когда селянин думает о своем жилье, я прихожу в себя, я снова чувствую глубинную связь, и эти холод и одиночество становятся моими друзьями. Полагаю, в моем случае эта ценность равна той, которую другие получают, ходя в церковь и молясь. Я иду домой по своей отшельнической тропке в чаще, как возвращаются на родную землю тоскующие по дому. Так я избавляюсь от лишнего и вижу вещи такими, какие они есть, величественными и прекрасными».


УРОК 40
Если бы мы все свои проблемы свалили в кучу и посмотрели на чужие, мы бы с кулаками кинулись отбивать собственные



Когда отец Клем Мецгер читает проповедь, он каждый раз рассказывает анекдот о женщине, которая хотела преобразиться, изменить себя к лучшему.

Женщина средних лет попадает в аварию. «Скорая помощь» домчала ее в больницу Она то приходит в себя, то теряет сознание. Женщина молит Бога, чтобы Он сохранил ей жизнь. Бог говорит: «Не беспокойся». Он обещает жертве аварии долгую, долгую жизнь. Ей рано умирать.

Пока срастаются кости, женщина лежит в больнице, и тут ей приходит в голову, что можно заодно сделать еще пару вещей. Она решает убрать живот и, почему бы нет, увеличить грудь. Плюс подтяжка вокруг глаз, уменьшение носа. Она выглядит и чувствует себя другой женщиной. Она так довольна своим новым телом и молодым лицом, что сгорает от нетерпения — так ей хочется показать себя нынешнюю миру.

Через несколько минут после того, как она, покинув больницу, отправляется домой, автобус сбивает ее насмерть. Когда женщина попадает в рай, она в ярости налетает на Бога: «Ты сказал, что я проживу долгую жизнь! В чем дело?»

Бог изучающе рассматривает лицо усопшей и говорит: «Я тебя не узнал».

Когда я впервые услышала этот анекдот, то посмеялась над женщиной, но не над собой. Потребовалось прослушать несколько раз, чтобы заключенная в этой истории истина дошла до меня.

Время от времени я хочу позаимствовать чью-нибудь жизнь. Украдкой бросаю взгляд на путь другой женщины и хочу примерить ее туфли, пройтись в них. Смотрю на свои ноги и сравниваю чужую обувь со своей. Ее туфли выглядят более красивыми, сексуальными, стильными и гораздо более удобными. Конечно, я и понятия не имею, как эти туфли ощущаются на ее ноге; могу лишь вообразить, как они будут сидеть и смотреться на моих ногах.

Легко сравнивать то, что у меня внутри, с тем, что у других снаружи, и приходить к поспешным выводам. Довольно часто мне очень прямо напоминают о том, что мои проблемы на самом деле — величайшие подарки.

Несколько лет назад я попала на прием, куда были приглашены все самые важные шишки Кливленда. Было страшновато: меня окружали могущественные мэры, члены конгресса, воротилы бизнеса и судьи. Все они казались умнее, богаче и значительнее, чем я когда либо смогу стать.

Одна из судей подошла ко мне поболтать. Она была яркой восходящей звездочкой этого общества.

Спросила, есть ли у меня дети. Я достала из бумажника фотографию моей дочери в подвенечном платье. Судья рассмотрела снимок. На нем Габриэль сидела рядом со мной в облаке белого тюля. Глаза женщины затуманились. «У меня нет детей, — прошептала она. — Пять выкидышей. Я так хотела ребенка. Не могу вообразить, каково это — иметь дочь».

Она прижала фотографию к щеке и закрыла глаза, будто пытаясь впитать поцелуй материнства, печать, которую она могла ощутить, но не на собственном опыте.

Каждый раз, когда смотрю на этот снимок, я чувствую, будто эта благодать мне была подарена только что.

Многие люди живут, не замечая полученных даров, пока не увидят трудностей, которые пришлось преодолеть другим. Мой друг Майкл Бриттэн — известный адвокат. Можно даже сказать, что он самый счастливый человек из всех, кого я знаю.

Некоторым он кажется раздражающе счастливым. Постоянно улыбается, хвалит других, находит хорошее в любой неприятной ситуации, благоговеет перед каждой крупинкой красоты вокруг. Майкл — человек-светлячок. Он просто сияет.

Те, кто его не знает, видят костюм и галстук и думают, что у моего друга была простая и беззаботная жизнь. Они не знают предыстории. Отец Майкла жил по ту сторону закона, занимался какими-то махинациями, связанными с азартными играми, для ирландской банды «Келтик клаб». В Кливленде началась война между итальянской и ирландской группировками. Игра в покер, высокие ставки… отец Майкла застрелил человека за неделю до того, как юноша пошел на первый курс юридического. Через несколько месяцев отец попал в тюрьму. Майкл не успел даже окончить университет, когда его отца убили. Это не остановило моего друга, а наоборот, дало новый мощный стимул двигаться дальше.

Майкл стал адвокатом, а через несколько лет — президентом Кливлендской коллегии адвокатов. Он работает добровольцем в кливлендских школах, учит детей правам, обязанностям и реалиям.

Он приезжает в школы центрального района, чтобы способствовать созданию положительного отношения к системе законов и помогать детям получить среднее образование.

Майкл говорит ребятам, что они могут добиться успеха, если у них будет правильное отношение, конкретная цель и готовность работать не покладая рук. Невзирая на хаос, в который превратилась жизнь моего друга, пока он учился на юрфаке, — отец, осужденный за убийство, убийство отца, — Майкл поставил цель, усердно трудился, стал лучшим в своей группе и получил диплом.

Как может богатый белый мужчина в костюме и галстуке понять класс черных подростков? Он может понять боль, тревогу, страх, неуверенность. С этим живут многие такие ребята, поскольку их отцы преступники. У Майкла такие же раны.

В мире полно людей, по-своему похожих на моего друга. Я каждый год посещаю Иезуитскую обитель в Кливленде и постоянно открываю для себя тот факт, что все мы надломлены, только по-разному. Увидев чужие шрамы, я смотрю на свои с благодарностью.

Однажды я приехала туда со свежей раной, нанесенной мне жизнью. Я гуляла по пятидесяти акрам этой освященной земли и заметила олениху, хромавшую через лес. У нее была гладкая каштановая шерсть, она шла осторожными медленными шагами. Когда я приблизилась, то заметила, что у оленихи три ноги. Культя четвертой покачивалась в воздухе. Ох, у меня упало сердце. Я молилась, чтобы ей не было больно. Стояла и плакала об этом животном. Какая она была хрупкая! Я назвала ее Бернадеттой и молилась о ней все выходные. Не могу забыть эту олениху. Других оленей я не могла различить, но эту всегда буду помнить. Я узнаю ее по сломанной ноге, по ее ране.

Я шла по лесам и мыслями все время возвращалась к этому ощущению надломленности. Потом меня осенило. Именно так я часто чувствую себя в душе. Именно так узнает нас Господь — по нашим ранам.

Святой Августин писал: «В моей глубочайшей ране я вижу Твое лучезарное сияние, и оно ослепляет меня». Для Бога это вовсе не раны, а дары.

Кто-то сказал однажды, что Бог приходит к нам замаскированным — в виде нашей жизни. В виде сумбура этой жизни, проблем и недостатков, от которых мы хотим избавиться и пытаемся отмолиться. Я распечатала и вклеила в ежедневник цитату Томаса Мертона. Он напоминает о том, что я — безупречное творение Бога при всех моих изъянах.

Мертон был монахом-траппистом, поэтом и общественным деятелем, большую часть жизни проведшим в молитвах и одиночестве Гефсиманского аббатства в Кентукки. Умер в 1968 г. Мертон верил, что у каждого из нас единственная в своем роде судьба, цель, которая подходит только тебе одному и никому более. Бог никогда не повторял и не повторит ее снова в другом человеке. Эту уникальность я поняла благодаря пророку Исайе. Он сказал в Библии, что Бог призвал нас из чрева матери, сотворил неповторимыми и никогда не забудет нас. Он начертал мое имя, как и твое, на Своей ладони.

Я должна преподнести Богу то, чего Он не сможет получить ни от кого другого: дар, которым являюсь я сама.

Да, если бы мы все свалили свои проблемы в кучу, я бы забрала свою назад, не потому что мои проблемы проще, но потому что они мои. Мои уроки. Мои награды. Мои дары.


УРОК 41
Не анализируй жизнь. Живи настоящим на всю катушку



У Лэсли Хьюдак была теория покерных фишек, которую она применяла к подросткам. Женщина считала, что каждый рождается с определенным количеством фишек. Некоторые дети теряют их на своем пути из-за оскорблений, критики, плохого обращения со стороны родителей. К подростковому периоду им приходится собирать то немногое, что у них осталось, поэтому они не могут позволить себе идти на риск или доверять людям.

Лэсли была учительницей английского в старших классах. Женщина купила баллончик золотой аэрозольной краски, на подъездной дорожке к дому покрасила фишки для покера и раздавала эти золотые монетки подросткам в старшей школе имени Рузвельта в штате Кент, где училась моя дочь. Лэсли сосредотачивалась на детях с душевными ранами, на проблемных подростках, которым поддержка была нужна больше всего. Это она превратила в свою работу. Когда у таких ребят накапливалась стопка фишек, можно было играть. Попробовать получить роль в пьесе. Всерьез заняться спортом. Пригласить кого-нибудь на школьный бал. Мечтать с размахом.

Лэсли играла по-крупному. Она могла быть просто учительницей. Вместо этого она давала своим подопечным ссуды на покупку машины. Приносила им обеды. Помогала платить за съемную квартиру. Отдала свою старую машину ученику, которому не на чем было добираться на работу. Один мальчик захотел попробовать себя в прыжках с шестом. Лэсли посмотрела фильмы и записи об этом виде спорта и стала его тренером.

Она приходила домой с букетом цветов, который купила, чтобы поблагодарить ученика, проводила большие вечера спагетти у себя дома, дарила пасхальные корзинки и рождественские подарки ребятам, у которых не было ничего.

Лэсли украсила женский туалет, чтобы девочки перестали курить в школе. Все выходные она клеила обои с цветами, красила стены и расставляла корзиночки с бесплатными лаком для волос, тампонами, лосьоном для рук и сладостями. Это сработало. Девочкам понравились такие перемены, и они охраняли туалет, как часовые. Больше ни одна не посмела там курить.

Когда Лэсли узнавала, какие есть проблемы у ребят, она набивала их холодильники едой, учила девочек стирать, держала за руку рожавших школьниц, у которых не было ни парня, ни родителей, чтобы помочь.

Именно Лэсли приходила на их свадьбы, чтобы застегнуть подвенечное платье невестам, матери которых не могли радоваться с ними в этот день. Лэсли верила в их мечты. Одна девушка хотела стать певицей, и женщина дала ей деньги на запись первого диска.

Эта ее ученица спела впоследствии христианский гимн «Изумительное благоволение» на поминальной службе. Лэсли погибла в автомобильной аварии в один февральский день, когда ехала из школы домой. Ей было пятьдесят восемь. Тысячи людей пришли ее оплакать. Среди тех, кому помогла эта неординарная женщина и кого перечислили в некрологе, был и ученик, которого Лэсли официально усыновила десять лет назад. Мальчик рос в приемных семьях, и ему некуда было идти, когда исполнилось восемнадцать.

У всех, кто пришел на похороны, была история о Лэсли. Они рассказывали, как женщина раздавала карамельки строителям, болтала со скучающими кассирами-контролерами на платных магистралях, награждала уставших официанток медальонами с ангелочками.

Когда Лэсли расстраивалась из- за того, что отчетные работы сдают с опозданием, она надевала розовое платье и тиару и представлялась классу Принцессой Копушей. Когда учительница узнала, что двадцать мальчиков собираются поехать на охоту, то пригласила всех их к себе, угостила ужином и включила им «Бэмби».

Лэсли учила окружающих не анализировать жизнь. Когда анализируешь свои действия, то не импровизируешь, а просто существуешь, не выкладываясь на сто процентов. Лэсли показывала людям, как жить так, словно за каждое мгновение тебе ставят оценку, словно каждая случайная встреча важна.

Она могла бы остаться в маленьком футлярчике с наклейкой «учитель» и быть довольной своей работой в классной комнате. Но тогда бы она не раскрыла ни своих возможностей, ни возможностей подопечных. Перед каждым из нас стоит такой выбор. Остаться в маленьком футлярчике, в который нас определяют другие, судя о нас по профессии, доходу, образованию и IQ, или расширить свое вместилище, а то и вовсе выпрыгнуть из него.

Лэсли прыгнула выше и дальше, чем большинство из нас. Она всю жизнь свою отдала другим. Годами не ложилась раньше двух ночи, проверяла работы. Ее дочь Мэган сказала мне: «Сомневаюсь, что мама за последние десять лет хоть раз посмотрела телевизор. Она часть себя отдавала каждому, и ее никогда не обсчитывали».

Ее ученики, в том числе моя дочь, называли Лэсли другом, учителем, матерью с самым большим сердцем в мире. В последний раз, когда я видела Лэсли, она сказала мне: «Я всегда огорчаюсь, когда люди ждут от окружающих только худшего, вместо того чтобы надеяться на лучшее. Иногда мы так недооцениваем молодых!»

Каждый день Лэсли ставила на ребят и выигрывала. И они выигрывали тоже.


УРОК 42
Избавься от всего бесполезного, безобразного и безрадостного



Избавляться от чего бы то ни было — это против моей природы. Гены, ничего не поделаешь.

Мои родители, воспитанные Великой депрессией, хранили все. Их детство было бедным, поэтому нас они учили ничего не выбрасывать. Папин гараж был храмом бережливости. Мамин подвал был святилищем экономии. Дырявые носки? Пусти их на тряпки. Рубашки в пятнах? Носи их под свитером. Джинсы с протертыми коленями? Обрежь их — будут шорты.

Открой дверь моей гардеробной — и увидишь семейное сходство. Я не могу ее вычистить: во мне говорят люди, которыми я была когда-то.

Я-спортсменка не может расстаться с наколенниками, кроссовками для волейбола, роликами, коньками и разнообразными спортивными лифчиками, которые убеждают меня, что я все еще достаточно молода, чтобы быть спортсменкой (хотя на самом деле никогда я спортсменкой не была).

У меня-крутой есть черная юбка из спандекса, которая выглядит просто отлично первые три часа. Она растягивается на ягодицах, но в изначальный вид не возвращается, поэтому, когда встаешь, вид такой, словно под юбкой я прячу близнецов-первоклашек.

Я-молодая когда-то выглядела бойкой, как чирлидер, в серой мини-юбке с плиссировкой спереди. Пора уже расстаться с нею и с туфлями на десятисантиметровых шпильках за восемьдесят долларов (когда я их обуваю, кажется, будто я шагаю по льду на ходулях).

Я-сексуальная верит, что однажды я буду выглядеть, как женщина на рекламном щите «Блэк велвет», если надену черный лифчик «пуш-ап» и черную эластичную комбинацию, от которой дух захватывает.

Я-сентиментальная цепляется за каждую вещь с историей, например, за бейсбольные кепки жениха и невесты, которые нам подарили на свадьбу. Можем ли мы и сейчас их носить? Мы до сих пор чувствуем себя молодоженами. Или вот за сексуальную розовую тунику, которая была на мне в день нашей первой встречи с Брюсом. Он заявляет, что это была любовь с первого взгляда. Слава богу, любовь слепа!

Я-реалистка берет верх и решает: пора расстаться со всем, что я не носила последние пять лет. Я складываю все, что собираюсь отдать. Образуется целая горная цепь. Я чувствую себя обновленной. Моя жизнь организована. Ну, или, по крайней мере, моя гардеробная.

Несколько лет спустя я взялась извести порядок во всем доме, потому как хаос сгустился и в артериях нашего дома образовались тромбы.

Святой Бенедикт писал, что лишняя одежда, которая хранится у тебя в подвале, на чердаке и в шкафах, принадлежит бедным. Я не слишком уверена, что бедным нужны дюжины розовых футболок в поддержку фонда, которые скопились у меня на пути к исцелению, но теперь неимущие их получили.

Три месяца я расчищала дом сверху донизу, как одержимая. Все началось с того, что я выбросила два кошмарных стула: горчично-желтый для кабинета и уродливый стул раннеамериканского стиля для столовой. Когда выставила их на тротуар, то вдруг обнаружила, что наши соседи как раз продают дом.

Рассудив, что у меня будет сопутствующая продаже дома публика, я вынесла на обочину чуть ли не все содержимое нашего подвала: старый кофейный столик, лампу дневного света, кресло-качалку, стерео и зеленую антикварную мраморную лампу, которую купила у кого-то на такой же распродаже. Чтобы она загорелась, нужен был только шнур и розетка, но эта красавица год простояла в подвале, и никто ее не починил, поэтому я ее выдворила.

В лампу вцепился мой сосед. Через пятнадцать ми-нут она снова оказалась на обочине, потому что жена соседа не разрешила занести ее в дом. Видимо, не всегда верна поговорка «что одному мусор, то другому сокровище». Иногда мусор остается мусором.

Я выкинула лишившиеся пары перчатки и носки, изъеденные молью шапки и шарфы, оплавленные свечи, ткань на платье с приколотой к ней выкройкой двадцатилетней давности. Я не раздумывала ни секунды, и даже булавки не потрудилась вынуть.

Сортируя все это, я задавала себе четыре вопроса: «Это полезно? Это красиво? Это добавляет смысла твоей жизни сейчас? Если бы эту вещь на гаражной распродаже отдавали забесплатно, ты бы взяла?» Последний вопрос был этаким аналогом сыворотки правды. Я вынесла весь хлам на обочину, и прохожие его разобрали. К полудню все разошлось. Теперь мой дом был готов. К чему, я узнала позже.

Расчистка заставляет тебя прекратить цепляться за прошлое. Она создает пространство для будущего. Для чего ты освобождаешь место? Для новых способов ощутить удовольствие, романтику, вдохновение и умиротворение. Для новых увлечений, новых друзей, новых целей. Когда изгонишь из своего дома лишнее, научишься видеть и ценить необходимое: то, что красиво, наполнено смыслом, то, что улучшает твою жизнь.

Когда расстанешься с человеком, которым был когда-то, откроешь для себя того, кем ты стал и кем хочешь быть.


УРОК 43
В итоге единственно важно только одно: что ты любил



Годами я боролась с Богом.

Он меня пригвождал ударами, но я вновь выползала на ринг для очередного раунда.

Между поединками я изображала из себя благочестивую рабу Божью, изо всех сил старалась быть хорошей, но у меня никогда не получалось стать достаточно хорошей. Для некоторых Бог похож на Санта Клауса. Мне Он больше напоминал жуткого монстра.

Мое непонимание Бога корнями уходило в давние времена. Еще до моего рождения. Я чувствовала себя, как поэт, написавший: «Я родился в тот день, когда Бог сказался больным». Я даже верила, что Господь вообще не знает о моем существовании. Я проскользнула в этот мир незамеченной и всю жизнь пыталась привлечь Его внимание по пустякам.

Этим я занималась тогда, когда не дрожала от страха смерти. В удачный день я могла не бояться около получаса. А такие дни были редкостью.

Осознание того, что я борюсь с Богом, пришло ко мне в католической школе (я ее называю колонией для малолетних). В школе Непорочного зачатия в Равенне, штат Огайо, я отмотала восемь лет. В первом классе так боялась, что однажды, придя домой на обед, умоляла маму, чтобы она не отправляла меня обратно. Учительнице первого класса было лет двадцать с чем- то, ей вовсе не хотелось заниматься с сорока шестью детьми, которые не умели завязывать шнурки, сморкаться и считать до двадцати. Сестра П. была жестока. Нам нужно было не открытки с библейскими сюжетами раздавать, а вручить Пурпурные сердца за отвагу. Когда одна девочка случайно порвала обложку своего букваря, сестра П. наорала на нее и столкнула со стула на пол. Если первоклашка писался, учительница выставляла его в коридор в одних трусах. Когда мы силились понять сложение и вычитание, она кричала на нас и называла дьяволами. Однажды я утерла сопатый нос рукавом своей белой блузки, и за это тяжкое уголовное преступление женщина заклеймила меня свиньей перед всем классом. Мне было только шесть.

И так я погружалась в школьный мир. Никогда не ходила в детский садик. Родители не записали меня туда.

Во втором классе мне попалась хорошая монахиня. Сестра Дисмас вся состояла из улыбок и солнечного света. А в третьем классе мне досталась наводящая ужас сестра Д. В первый день занятий нам сказали обернуть книги бумагой. Я не знала, как, и она ударила меня по голове. Не бумагой, книгой. В следующие два года Господь смилостивился и послал мне светских учителей, а не монашек. Милейшую миссис Эдкинс в четвертом классе и дружелюбную миссис Пламстид, чье дыхание пахло мятными таблетками «Сертс», в пятом. В шестом классе — назад, в джунгли. Сестра Э. чуть не задушила одну девочку во время обеденной перемены. Эта девочка перевелась в другую школу. В седьмом классе мистер С. ставил непослушных мальчишек перед нами, говорил им вытянуть руки в стороны и клал им на ладони энциклопедии, пока смех мальчика не превращался в слезы. Однажды, когда я заплакала, мистер С. велел мне посмотреть на него. Я не могла, потому что у меня лилось из носа. Он на меня вызверился: «Пора повзрослеть!»

Если девочки забывали взять с собой в церковь шапку или шарф, монашки покрывали им головы кусками туалетной бумаги, как будто Богу приятнее видеть ее. чем волосы. Когда мы входили в храм, то попадали но власть сестры Б., она хлопала в ладоши, и мы стало вились сначала на одно колено, потом на оба. Она хлопала второй раз, и мы поднимались и снова садились на скамью. Если мы плохо себя вели, нас хлопали по голове.

А где же среди всего этого был Иисус? Он был лишь только уроком истории. Притом страшным. Бог нас так любит, что послал Своего Сына, чтобы спасти нас. Но Бог, вроде как любящий Отец, бросил Своего единственного Сына пригвожденным на кресте, притом из одежды на Христе были только какие-то лохмотья и терновый венец. Думаю, Боже, дальше развивать эту тему излишне.

И как же угодить такому Богу? Кому хочется иметь такого Бога? Иисус был уроком, который нам вдалбливали, а Господь был громилой, которому я никогда не могла угодить.

Потом я познакомилась с Джо.

Сначала приняла его за садовника. В тот день он не носил пасторского воротничка и совсем не походил на иезуитского священника, да и на любого другого священника, если уж на то пошло. Он стоял в дверях обители в красной фланелевой рубашке и рабочих брюках. У него был большой крючковатый нос, на который можно пальто повесить. Скулы выпирали, как крылья. Спина сгибалась под таким углом, что даже удобно усесться на стуле и спать на спине невозможно. Отец Джозеф Зубрицки был горбуном из Иезуитской обители.

Он стал светом моей жизни.

Джо рассказал нам, как он понимает Бога, которого называл Иисус. Только это было совсем не похоже на Бога, о котором говорили мне. Джо любил Бога и знал, что Бог любит его. Он не позволял религии встать между ними. Джо, одно из самых искореженных и странных созданий Господа, Джо, у которого были все причины обижаться на свою судьбу.

После его рассказа я подошла к нему в коридоре. Горбун позволил мне обрушить на него все, что у меня накопилось: мои аргументы против церкви, мою путаницу по поводу того, кем был и кем не был Иисус, мои обиды на монашек, церковь и Бога. Существует ли Лимб? А чистилище? Как я могу верить в то, что папа, живой человек, непогрешим? Джо только улыбался. Он не собирался спорить. Терпеливо ждал, пока я выговорюсь.

Горбун сказал, что церковь, догма, иерархия священнослужителей — все неважно. Он понимал мой гнев, но его теплые карие глаза наполнились светом, идущим изнутри. Джо улыбался, как влюбленный.

«Слушай, в итоге Господь задаст тебе один вопрос: «Ты любила? А?» Вот что на самом деле важно. Ты любила?»

Конец споров.

Конец состязания по борьбе.

Бог 6. Регина О.

Навсегда пригвождено. Пригвождено любовью.


УРОК 44
Зависть — это пустая трата времени: у тебя уже есть все, что по-настоящему необходимо



Дядя Эл был при смерти.

Доктора поставили диагноз «пневмония», но я думаю, это сердце начало отказывать.

Дядя Эл потерял свет своей жизни. Ему был восемьдесят один год, и большую часть жизни он любил мою тетю Крис. Он не перестал любить ее, даже когда тетя забыла его: болезнь Альцгеймера смыла воспоминания о пятидесяти шести годах, проведенных вместе. Смерти не хватило сил разлучить их. После того, как тетя Крис покинула наш мир, дядя ходил по дому с фотографией любимой жены. Он говорил с ней. Молился ей. Пел ей. Песни как будто возвращали супругу к нему.

Когда дядя Эл попал в больницу с пневмонией, я заехала навестить его. На цыпочках прокралась в палату (в специальном отделении ему дали собственную крошечную комнатку). Тело старика занимало так мало места на койке! Он терялся среди трубок, мониторов и всяких непонятных штуковин. Дядя лежал на спине, рядом сидела его дочь. Она выглядела точь-в-точь как некогда его молодая невеста, как Крис.

Стоило мне поздороваться, и дядя резко сел, словно я разрядила в него дефибриллятор. Тонкие седые волосы были растрепаны. Он был такой худющий, что кости выпирали под больничной рубашкой, зазубренные, как оружие. Я видела его напряжение, боль, ему не хватало воздуха, трудно было глотать.

Но его мысли были четки как никогда. Дядя говорил часа два. Как начал, так и не смог остановиться. Дядя Эл любил рассказывать истории. И больше всего о том, как они с тетей познакомились. Он сделал предложение во время всенощной мессы. Он рассказал о своих поездках в Калифорнию, Нью-Йорк и Чикаго. Старик хватал ртом воздух между историями и городами. Моя двоюродная сестра просила его останавливаться и дышать. Я сидела на дядиной койке и смаковала каждую деталь его воспоминаний об ушедших годах. Потом больной начал петь и хотел, чтобы мы к нему присоединились. «Идите домой, идите домой, вы так устали, идите домой», — пел он и улыбался.

Когда мы допели, он клянчил, как маленький: «Давайте еще разок!»

Время от времени заходила медсестра или врач, чтобы напомнить дяде дышать кислородом. Пациент их выгонял. Он не боялся смерти и не стремился продлить жизнь. Был готов уйти и встретиться с любимой женой. Его свадебные клятвы простирались далеко за пределы «пока смерть не разлучит нас».

«У меня была замечательная жизнь, — повторял он через кислородную маску. — Ни у кого не было жизни лучше».

Какое великолепное заявление на смертном одре!

Заключить в объятия прожитую жизнь и уже за нее быть благодарным. Никаких сожалений. Никаких «если бы». Никаких «нужно было».

Дядя Эл знал, что счастье — это осознанный выбор. Как стать счастливым? Решить любить то, что у тебя есть. Счастье — это не повышение, которого мы хотим. Не деньги, которые мы копим на старость. Не особняк и не «Мерседес», в которых мы будем сидеть, если выиграем в лотерее.

Исследования доказывают, что большее количество денег не сделает тебя более счастливым.

Никто не хочет быть бедным, Но если тебе хватает средств на то, чтобы удовлеворить свои основные потребности в пище, жилье и образовании, дополнительные деньги не принесут тебе больше счастья. Так шпорят исследователи счастья. Да, такие люди существуют. Экономисты и психологи, которых наняли изучить этот вопрос, опубликовали свой доклад в журнале «Сайенс» от 2006 года. Выяснилось, что люди с более ныеиким: доходом не ощущают себя более счастливыми Они чаще тревожатся и злятся.

Примерно в это же время в газетах напечатали доклад, согласно которому наличие ребенка, домашнего животного или пребывание на пенсии не влияет на счастье. Только твой взгляд на мир (который ты выбираешь сам) определяет, будешь ли ты счастлив.

Как быть счастливым?

Эксперты дают следующие советы. Выбирай время, а не деньги. Медитируй и молись. Примирись с прошлым. Больше общайся с друзьями. Лови момент и печеньки (ну ладно, последний совет — это лично от меня).

Раньше люди обращались за ответом к духовным советникам. Теперь они обращаются к инструкторам и консультантам. Я ставлю на монахов. Много лет назад я поехала в Гефсиманское аббатство. Монах, который должен был произнести короткую речь, повесил на дверях зала распечатку. Он задал три вопроса и предложил три ответа:

«Кто я?

Дитя Бога.

Что мне нужно?

Ничего.

Что у меня есть?

Все».

Таков итог.

Кто так живет? Очень немногие. Одним из величайших образцов для подражания был Майкл Джадж, популярный католический священник, умерший во время теракта 11 сентября. Его друг, отец Майкл Даффи, монах из Филадельфии, сказал о нем так:

«Он всегда называл меня по имени и фамилии и всегда меня спрашивал: «Майкл Даффи, знаешь, что мне нужно?» И я сразу начинал радоваться, потому что ему очень трудно было купить подарок и всякое такое. Я отвечал: «Нет, и что же тебе нужно?» — «Ты знаешь, что мне по-настоящему нужно?» — «Нет, что же это, Майк?» — «Абсолютно ничего. Мне ничего не нужно в этом мире. Я счастливейший человек на земле».

Таким был и мой дядя. Были ли они счастливы, потому что у них все было? Или потому что им ничего не было нужно? И то, и другое.

Счастье не в том, чтобы получить желаемое, а в том, чтобы желать того, что у тебя уже есть.

У моего дяди Эла все было, потому что он ничего не хотел сверх того, что уже имел. На его похоронах мы спели его любимую песню «Идите домой, все уставшие». Все мы улыбались. Мы не могли по-настоящему скорбеть. Мы знали, что он был счастлив. Он всегда был счастлив.


УРОК 45
Лучшее впереди



Когда-то я услышала историю о женщине, которая готовила восхитительные блюда, смотрела, как родные наслаждаются каждым кусочком, а потом, до того как они начнут убирать со стола, объявляла: «Не откладывайте вилки! Лучшее впереди!»

Она имела в виду десерт. Но то же самое можно сказать и о жизни.

Большую часть своей жизни я редко рассчитывала на десерт. Когда была маленькой, десерт нам давали по праздникам, в дни рождения, а в будни — очень редко. Главным блюдом было мясо и картошка. Всегда картошка. Папа покупал сразу мешок в пятьдесят кило. Мама изо всех сил старалась превратить это в разнообразную еду и накормить одиннадцать детей. Папа дал нам крышу над головой, мама — чистые простыни на кроватях и полноценное трехразовое питание. Нам не подтыкали одеяло, не пели колыбельных — никакой роскоши. Почти не было времени на то, чтобы узнать маму.

В большой семье детей любят как группу, никого не выделяя. Когда у мамы с папой, кроме тебя, есть еще пять дочек и пять сыновей, отношения строятся особым образом. У нас не было такой связи, когда хочется вместе походить по магазинам или сделать маникюр. У нас не было таких доверительных, дружеских отношений, как у многих матерей и дочерей. Я прожила почти пятьдесят лет, и все эти полвека я была ее дочерью, но все равно в какой-то мере отстранялась. Это были не плохие отношения. Просто никакие.

Того, чего другим женщинам не хватает после смерти матери, я никогда в полной мере не ощущала, хотя моя-то мама жива. Я долгие годы любила ее неуклюжей любовью. Я уже стала взрослой, так что здесь проблема была во мне, а не в маме.

Часть меня хотела улучшить наши отношения. Другая часть уже оставила попытки. Десятилетиями я ждала, пока мама сделает первый шаг. Ждала больше половины жизни. Мне ли нужно было восстанавливать отношения? Или это должна была делать она? Они не были испорчены, просто изначально не были в полной мере развиты. Все эти годы я спрашивала о своей проблеме других: советников, духовных наставников и монахов во время моих поездок по уединенным обителям. Я рассказывала об отсутствии теплоты в нашей связи. Все они давали мне один и тот же совет: смирись с теми отношениями, которые есть. Не обязательно иметь тесную связь с матерью.

Но ведь такая связь была у всех остальных. Есть ли надежда, что и мы с мамой этого достигнем?

Моя подруга Суэллен предложила составить список благодарностей. «Это в духе Опры Уинфри», — подумала я. Суэллен сказала, что результат будет потрясающий. Сосредоточься только на хорошем, что сделала для тебя мать, и внеси в список все, включая даже самые незначительные мелочи.

Первым делом я написала, что благодарна маме за подаренную мне жизнь, за то, что она меня оставила и кормила. Тут я забуксовала. После меня у мамы родилось шесть детей, и я потерялась среди них.

Время от времени я добавляла несколько пунктов к своему списку, но в целом этот перечень приносил разочарование и постоянно напоминал, как мама мало учавствовала в моей жизни.

Близился ее день рождения. Большая цифра — семьдесят пять. Сестра в Колумбусе готовила вечеринку. Моя задача состояла в том, чтобы привезти маму. Дорога занимала два с половиной часа. У меня все внутри похолодело. О чем мы сможем говорить столько времени? Мы были почти как незнакомки. Я даже не знала, что ей купить.

Я понятия не имела о ее вкусах и украшениях, одежде, музыке. До вечеринки оставался всего один день, а я так и не подобрала подарок.

Поэтому я сделала подарок, который преподносят все писатели. Я написала.

Накануне празднования я откопала этот список благодарности и села за компьютер. Я не ложилась, пока не вспомнила семьдесят пять вещей, которые мне нравятся в маме. Перечислила всех братьев и сестер — сразу десять пунктов. Чем больше я писала, тем больше пустой колодец в моем сердце наполнялся воспоминаниями, важными и незначительными. Одни заставляли меня смеяться, другие — плакать. Когда я закончила писать, было три часа ночи. Я распечатала результат своего труда, свернула трубочкой и повязала лентой. Еще распечатала скачанный из интернета перечень самых важных событий, произошедших в 1930 году — в год ее рождения. Потом сделала сертификат на день покупок и шалостей и все это упаковала.

Назавтра я купила в магазине игрушек маленькую пластмассовую корону, чтобы она на один день сделалась Королевой-матерью. Я хотела, чтобы мама почувствовала себя особенной, но не была уверена в результате. Дни рождения ей всегда давались непросто. Когда я была маленькой, папа вручал нам деньги, чтобы мы купили ей что-нибудь, но что бы мы ни выбрали, мы никогда не оправдывали ее ожиданий. Дни рождения как будто приносили маме какое-то тайное горе, и по — этому она не могла веселиться.

Часть меня надеялась на лучшее, но большая часть до смерти боялась худшего. Меня пугала возможность того, что в этот день рождения она не будет счастлива, как бы мы ни старались.

Муж отвез меня к маме. Она все так же жила в доме, где все мы выросли. На протяжении долгого пути в Колумбус Брюс поддерживал разговор. Он расспрашивал маму о жизни и заставлял ее говорить.

Мама стала рассказывать истории, которых я никогда не слышала. О том, как трудно было расти на ферме родителей-иммигрантов, которые не умели читать и писать по-английски. Как трудно было, когда три брата ушли на войну и несколько лет о них ничего не было известно. И как было трудно, когда ее единственная сестра переехала. Только мама ни разу не произнесла слова «трудно». Просто такова была ее жизнь.

К тому моменту, когда мы приехали к сестре, я почувствовала, насколько мало я знала о женщине, подарившей мне жизнь.

На вечеринке я водрузила на ее голову игрушечную корону, и мы назвали ее Королевой-матерью. Мама целый день ее не снимала и улыбалась так, как будто действительно стала королевой. Мы болтали, ели торт, а потом она открыла подарки. Мои братья и сестры точно знали, что она хотела получить: платье, блузку, книгу.

Когда я протянула маме свиток о жизни в 1930 году, она погрузилась в воспоминания. Она родилась в год, когда Нэнси Дрю начала разгадывать тайны, Бэйб Рут стала зарабатывать восемьдесят тысяч долларов в год, а Кларенс Бердсай изобрел новый метод замораживания продуктов. В том году был открыт Плутон, а ученые предсказали, что к 2050 году человек побывает на Луне.

Все мы от души посмеялись. И тут на меня что-то нашло. Вместо того чтобы вручить маме список благодарности, я развернула его и зачитала вслух.

«Семьдесят пять лет!!! Их ты наполнила столькими подарками! За все это я благодарю тебя, а еще благодарю Бога за то, что Он дал мне тебя».

Я поблагодарила ее за то, что она стала мамой-домохозяйкой и отказалась от той карьеры, которую хотела бы сделать. За то, что она была с папой столько лет, когда женщины по всей стране разводились из-за мелочей.

За то, что она клала нам в корзинки шоколадные пасхальные яйца и играла роль зубной феи. За то, что она каждое Рождество делала таким волшебным, нам даже слышался стук оленьих копыт по крыше. За то, что давала нам деньги на рождественские подарки друг для друга, чтобы мы поняли: суть этого праздника именно в даянии.

За то, что научила нас менять ребенку подгузник, не навредив ни себе, ни малышу. За то, что ни с того ни с сего начинала отплясывать польку в гостиной. За то, что познакомила нас с песнями Перри Комо, братьев Миллсов и Митча Миллера. За то, что счастливо напевала в кухне, и это была лучшая музыка на свете.

За то, что делала домашние томатный суп, ореховый рулет и сосиски в тесте. За то, что вязала крючком Вифлеемские звезды для наших елок и покрывала для наших кроватей. За то, что разрешала нам каждый день смотреть «Три бездельника».

За то, что ежедневно будила нас в школу, иногда по пять раз за утро. За восхитительный каллиграфический почерк в каждой школьной записке — он был слишком красив, чтобы пытаться подделать. За то, как волновалась, если мы забывали школьный проект, расходились с парнем или встречались не с тем человеком.

За то, что разрешала нам использовать пустые бутылки из-под чистящих средств в качестве водяных пистолетов. За то, что не ругала нас даже тогда, когда мы во дворе запускали шутихи. За то, что не всегда выдавала нас папе.

За то, что научила нас не держать холодильник открытым: это ведь не кондиционер. За то, что терпела, когда мы разучивали задание на фортепиано. За то, что мыла нам головы в кухонной раковине, пока в ванной не появился душ. За то, что познакомила меня со своей любимой колумнист-кой Эрмой Бомбек. За то, что лечила наши болячки «Бактином» и поцелуем. За то, что открывала нам дверь в два часа ночи и не задавала никаких вопросов до самого утра. За то, как беспокоилась, когда мы теряли домашнюю работу или забывали ланч дома.

За то, что не разрешала бегать с ножницами, покупать пневматический пистолет и облизывать металлические предметы зимой. За то, что следила, чтобы нас не ударила молния, чтобы мы не ослепли из-за закрывающей глаза длинной челки и не оказались на приеме у врача в грязном белье. За то, что не выгнала меня, когда узнала, что я бе ременна. За то, что была со мной в роддоме, когда на чались схватки. За то, что несколько лет сидела с моей дочкой, пока я возвращала свою жизнь на правильные рельсы.

За то, что помогла каждому из нас развить все самое лучшее. За то, что прощала нас, когда мы вели себя отвратительно. За то, что молилась о нас тогда, когда мы даже и не знали, что нам нужны молитвы. За то, что любила нас всех одинаково и никогда не показывала, что меня любит больше всех. Мамина улыбка просто сияла, когда братья и сестры стали добавлять свои пункты к моему списку. Когда они начали делиться своими собственными особыми моментами и воспоминаниями, наш праздник превратился в настоящий фестиваль любви.

По дороге домой мама говорила мало. Брюс включил диск с саундтреком к ее жизни: Фрэнк Синатра, Нат Кинг Коул, Элла Фицджеральд. Я тоже почти ничего не говорила. Я размышляла об этой женщине. Я никогда не думала о ней как о девочке, которой приходилось читать телеграммы родителям-иммигрантам из Чехословакии, что ее брат Чак попал в немецкий лагерь для военнопленных, что ее брат Майк заразился малярией на войне, где-то за океаном. К десяти годам она осталась на этой большой ферме одна с родителями, которые были чужими для Америки. Как ей, наверное, было одиноко!

В тот воскресный вечер, когда мы отвезли ее домой, я увидела в ней нового человека, которого я могла бы узнать лучше. Она казалась мне совсем другой. Я сказала: до завтра. На следующий день после вечеринки, то есть в понедельник, как раз и был ее день рождения.

Я пообещала, что мы вместе походим по магазинам. Но в это же воскресенье поздно ночью Брюс загремел в больницу из-за камней в почках. Я несколько часов просидела с ним в кабинете неотложной помощи, пока его не приняли. Я легко могла отменить поход по магазинам. Мама поняла бы. Может, ей даже было бы все равно. Но я знала, как много раз ее подводили, так что не могла не приехать. Искушение было сильное. Отчасти потому, что мой муж оказался в больнице, но скорее потому, что я боялась. Я хотела удержать начало новых отношений с женщиной, которую мы вчера подбросили до дома. Что, если я пойду с ней по магазинам, и все это опять выцветет до прежнего состояния, до tabula rasa?

Я должна была приехать. Я обещала. Дорога до маминого дома занимает час, и весь этот час я гадала, как сумею выдержать целый день покупок. Я ненавижу торговые комплексы.

Когда я остановилась у маминого дома в десять утра, она уже ждала меня на пороге, вся нарядная, сумочка в цвет блузки, на шее жемчужная нитка. Мама превратила кофейный столик в гостиной в маленький алтарь. Она расстелила салфеточку и поставила цветы рядом со своими короной и свитком с благодарностью. На рабочем столе лежал раскрытый ежедневник. Всю страницу 15 августа, ее день рождения, занимала одна запись: «покупки с Региной». Я проглотила слезы и стыд: ведь я едва не отменила эту встречу.

И мы поехали за покупками. Мы двигались в замедленной съемке, слоняясь по каждому проходу, изучая каждую блузку от воротника до нижней кромки. Сначала меня мучило все нарастающее нетерпение: почему мы так долго не можем найти подходящую одежду? Потом меня озарило: маме было все равно, что купить. Она хотела провести время со мной. Поэтому я притормозила. Мы с ней пообедали. А потом я отвезла ее в два других торговых комплекса. В последнем магазине мы нашли целую вешалку с одеждой, которая маме понравилась. Я купила ей все, что подошло по размеру.

Перед тем как отвезти ее домой, я настояла на десерте. В конце концов, это был ее день рождения.

Мы сидели на свежем воздухе и, нежась на солнышке, ложками ели итальянское мороженое. Посторонние видели в нас мать и дочь, лучших подружек, болтающих и непринужденно смеющихся. Было пять часов вечера. Впервые в моей жизни мы провели целый день вместе, только вдвоем.

По дороге домой мама призналась, что ее родители никогда не праздновали ее день рождения. Единственное запоминающееся торжество было, когда ей исполнилось шестнадцать: друзья узнали о дне ее рождения.

Мама поблагодарила меня за поход по магазинам, обед и десерт. Она больше походила на девочку, чем на семидесятипятилетнюю женщину, когда сказала мне: «Это лучший день рождения в моей жизни».


УРОК 46
Как бы ты себя не чувствовал, поднимайся, одевайся и иди на встречу жизни



Почти каждый месяц у меня случается день, когда я буксую в самой грязище своей души.

Раньше я грешила на гормоны и ПМС. Когда мне стукнуло пятьдесят, я стала списывать это на недостаток гормонов. Но мужчины тоже буксуют, так что это, наверное, просто одно из состояний, свойственных людям.

У одного из моих любимых певцов, Джеймса Тейлора, есть песня под названием «Что-то есть в ее движениях». Слова этой песни очень мне близки: если то, что нас поддерживало, не может нам больше помочь, мы очертя голову несемся туда, куда не стоит соваться.

Все попадали в такие места. У каждого из нас в душе есть личные зыбучие пески, в которые мы, то и дело, начинаем проваливаться. Нам необходимы друзья и родные, которые найдут нас и напомнят обо всем хорошем, что было и будет в нашей жизни.

У меня есть муж, дочка и пара подруг, которые могут до меня дотянуться, но не всегда. В самые трудные дни мне трудно вынырнуть и дать им знать, что я тону.

В эти неверные дни я спасаюсь молитвами. Повторяю самую простую молитву из всех известных мне, просто чтобы встать с постели. Иногда это одна «Богородице, Дево, радуйся!». Иногда

— целый розарий молитв. Я перебираю в памяти всю свою духовную артиллерию и читаю «Отче наш» или «Боже, дай мне разум и душевный покой…». Я беру с прикроватной тумбочки Библию, и она открывается на Евангелии от Иоанна, на словах «Да не смущается сердце ваше». Часто помогает молитва Томаса Мертона, в которой он в самом начале признается Богу, что потерялся, не видит пути перед собой и понятия не имеет, куда идет. Как я его понимаю!

Когда это не помогает, я продираюсь сквозь Псалтырь, жизнеутверждающие лозунги и ежедневные медитации. Я перепробую все средства, пока не придет облегчение. Если мне не хватает силы, энергии и воли, чтобы вцепиться в Бога, я прошу, чтобы Он вцепился в меня. Я не просто прошу, я говорю Господу: «Пришел один из таких дней, Боже. Бремя на Тебе, так что держись за меня».

Однажды кто-то сказал, что молитва — это больше, чем слова. Это точка зрения, которую ты принимаешь, позиция, о которой ты объявляешь. Ты всем телом наваливаешься на дверь, чтобы демоны не могли ворваться внутрь, и стараешься продержаться, пока они не уйдут.

За долгие годы я разработала план для чрезвычайных ситуаций, который нужно приводить в действие, как только я чувствую приближение урагана в один из этих тоскливых дней.

У меня есть список «911», это друзья, которые меня понимают. Не маньяки-трудоголики, которые предложат двадцать способов отвлечься, чтобы подавить хандру, а люди, знающие мои любимые фильмы, музыку, шоколадные батончики и мороженое, которые убедят меня вернуться к жизни. Избегай плохих людей, особенно на работе. И не раздражай босса-гориллу. Держись подальше от клетки.

Делай только то, что совершенно необходимо сделать в этот день. Отмени все необязательное. Не принимай серьезных решений, касающихся брака, работы, диеты и самооценки. Ты находишься под влиянием неудачного дня. Ничего не анализируй. Поменьше думай. Сегодня это небезопасное занятие.

Не преувеличивай кошмарность своего состояния. Это не конец света. Ты просто в зоне турбулентности. Но самолет надежный. Пилот опытный. Ты сидишь на правильном месте своей жизни. Вы просто влетели в поток вихрящегося воздуха. Подожди немного. Тряска пройдет.

Признаюсь, в эти тяжелые дни меня одолевает искушение позвонить на работу и устроить себе день ментального здоровья.

Вместо этого я позволяю себе понизить свой стандарт на текущие сутки. Следую совету моего друга Дона: поднимайся, одевайся и иди. Сузь жизнь до самого необходимого.

Поднимайся — встреть этот день стоя, вместо того чтобы лежа сдаться ему.

Одевайся — с ног до головы. Это подстегивает надежду. Думаю, именно поэтому даже в самых бедных странах третьего мира женщины украшают себя яркими шарфами, цветными бусами и сверкающими ракушками.

Иди — большая часть жизни из этого и состоит. В этот день иди как есть. Для достижения успеха мы делаем все, что в наших силах, и день ото дня этот параметр меняется. Возможно, сегодня я мало могу, но если приду, то сделаю все, что сегодня в моих силах.

Если ты все это сделаешь, то победишь на Олимпиаде жизни. Если ты встал, то получил бронзу. Если оделся, заработал серебро. Если пришел — золотая медаль твоя.

Когда сделаешь три эти вещи, случиться может что угодно. Иногда оказывается, что в свои худшие дни я добиваюсь высочайших результатов в писательстве, материнстве и любви.

Дон, который научил меня этому девизу, — один из самых счастливых людей среди моих знакомых, хотя жизнь у него очень тяжелая. Он приветствует всех громким «Эгей!» и каждого одаривает объятиями и словами «Это был кусочек рая!».

У Дона плохих дней больше, чем у многих. Мать попала в психиатрическую больницу, когда мальчику было одиннадцать. Отец был алкоголиком и не мог поднять шестерых детей. Однажды в пятницу Дону сообщили, что в понедельник его отправят в детдом на три месяца. Он не знал, что никогда больше не будет жить с родными. Моему другу было шестнадцать, когда священник в приюте сказал, что его мать умерла от аневризмы мозга.

Через несколько лет алкоголизм погубил брата. Брат Дона ввязался в драку. Противник переехал его машиной. Брат Дона месяц пролежал в коме. Дон всегда рассказывает мне эту историю под таким углом: Бог подарил ему тридцать дней, чтобы попрощаться с братом, Дон стал консультантом по вопросам алкоголизма. Он женился на медсестре, у них родилось двое детей. Потом жена нашла себе любовника, и брак развалился. Дон смотрел, как разрушается его семья, и что- то сломалось у него внутри. Все это время, все те дни, когда не хотелось идти на работу, перезванивать, слушать о проблемах других, мой друг спасался коротеньким девизом: «Поднимайся, одевайся и иди».

Эти слова вдохновляют меня в дни хандры, которые теперь случаются редко. Как бы плохо я себя ни чувствовала, я поднимаюсь, одеваюсь и иду навстречу жизни. Когда я так делаю, день дарит мне намного больше, чем я ожидала. Каждый день — это кусочек рая. Просто иногда кусочки бывают меньше обычного.


УРОК 47
Дыши: это успокаивает разум



Если хочешь забеременеть, попробуй медитировать.

Я прочитала этот совет в работе профессора Гарвардской медицинской школы. В своем исследовании он сообщал, что 40 % наблюдаемых пар, которые считали себя бесплодными, добились беременности в течение шести месяцев после того, как начали заниматься медитацией.

Думаю, он упустил еще одну вещь, которой они занимались.

Доктор Герберт Бенсон сообщил, что, если несколько раз в день произносить «омммм», можно не обращаться к врачу (да и аиста это точно не отпугнет). Пение мантр также помогает облегчить симптомы СПИДа, понизить кровяное давление и в будущем избавить вас от необходимости делать некоторые виды операций или проходить медицинские процедуры. Страховщикам здоровья нужно бы покрывать расходы на серию медитаций, чтобы избежать дорогостоящего лечения. Как здорово будет, когда в планах по здравоохранению среди поставщиков услуг начнут указывать буддистских монахов!

По сути своей медитация — это присутствие в жизни при каждом вдохе. Однажды я брала интервью у профессора, чья самая важная лекция была посвящена дыханию. В 1969 году, когда Кристофер Фэйвер был студентом университетского колледжа «Хайрам», университет проводил серию бесед под общим названием «Последняя лекция». Если бы ты давал свою последнюю лекцию, что бы ты рассказал? Эта идея десятилетиями не оставляла Фэйвера. Когда он стал профессором Университета Джона Кэролла, он прочитал такую последнюю лекцию. Профессор призывал студентов дышать.

Дышать?

Он слышал, что, согласно некоторым восточным религиям, человеку отведено определенное количество вдохов, и нужно использовать их с умом. Фэйвер сам стал свидетелем мощи дыхания, когда внук профессора сделал свой первый вдох, а мать — последний.

«У меня было чувство причастия», — сказал он мне.

В своей лекции профессор говорил обо всех тех людях, которые помогли ему легче дышать, о таких наставниках и менторах, как Иисус, Будда и Ганди, а также о многочисленных учителях, коллегах, начальниках и студентах.

Я подумала обо всех тех людях, благодаря которым легче дышится мне, в частности, о том человеке, который двадцать лет назад научил меня дышать осознанно. Примерно пятьдесят мужчин и женщин собрались вместе на выездной семинар, посвященный медитации и длившийся с вечера пятницы до обеда воскресенья. Я поехала туда в надежде познакомиться с каким- нибудь парнем, как будто это был выезд на природу одухотворенных одиночек.

Вел наши занятия буддистский монах, учившийся в Таиланде. Он из тех парней, при взгляде на которых совершенно незнакомый человек безошибочно определит: «Этот — вегетарианец». Монах был высокий, худой, в мешковатых вельветовых штанах и сандалиях фирмы «Биркеншток».

Он предложил нам сесть в удобную позу и молча слушать свое дыхание. Когда прозвенит звонок, медитация будет окончена. «Слушайте свое дыхание». Это ведь легче легкого!

Я была возбуждена: ведь я получила шанс найти пропуск в умиротворение. Ожидала, что нас перенесут в тихий восход на пляже, или на горную вершину полного спокойствия, или к лотосовому пруду безмятежности. Хотела получить что-нибудь, помимо моих сумасшедших мельтешащих мыслей и образов всех, кого я любила или ненавидела за свою жизнь.

Мой разум был сродни свалке. В нем не было покоя. Я думала о детстве, о списке дел, о том, как видела убийство, о том, как мне написать книгу, о покупке туфель. Потом ловила себя и пыталась прислушаться к своему дыханию. Но слышала только отчаянные вздохи людей в зале.

Наконец прозвенел звонок. Первый урок, слава Богу, закончился. На следующий день мы медитировали по сорок минут каждые два-три часа. Это была агония. Когда монах отпустил нас погулять, мы должны были медитировать, прочувствовать, как стопы при каждом шаге впечатываются в землю. Мы должны были хранить молчание, даже в ванной и за едой. Дышать, дышать. Дышать. Вот и все.

Когда мы вышли на улицу, мы были на грани мятежа. Пять человек кучковались под дубом и планировали восстание. Еще четверо собрали вещи и уехали.

Оставшаяся часть медитативного курса походила на жидкую овсянку. Как будто идешь к стоматологу, чтобы доделать корневой канал. Мои мысли неслись, словно скачущая лошадь. Попытки сосредоточиться на дыхании были сущим мучением. Через двадцать минут мой разум вопил: «Пусть зазвонит звонок. Пусть зазвонит звонок!!!»

Прошел целый день занятий, но спокойно я могла досчитать только до пятнадцати, потом мысли уно — сили меня на пастбища, где трава позеленее. Я плыла от дизайна штор к симпатичному парню, потом к воспоминаниям о летнем отпуске и незаконченной работе. Тело болело оттого, что сидела неподвижно. В итоге я была вымотана абсолютным ничегонеделанием.

К воскресенью половина участников упаковала вещички, разогнулась из позы лотоса и отправилась домой. Монах завершил свой курс, сказав: все, что нам нужно знать, уже есть внутри нас. «Зачем тогда мы приехали сюда?» — проворчал кто-то.

Монах, видно, научился читать наши мысли (конечно, он же все выходные слушал наши безмолвные крики). «Вы, наверное, спрашиваете себя, что вы увезете с собой отсюда», — сказал он.

Великую мудрость? Ошеломляющее ощущение Бога? Совершенную гармонию с Вселенной? Свободу от страха? Сердце, до краев наполненное любовью?

Он рассказал нам историю об ученике, который спросил знатока дзен-буддизма:

— Зачем вы медитируете? Это делает вас святым?

— Нет, — ответил мудрец.

— Это делает вас ближе к высшим силам?

— Нет. — Он покачал головой.

— Так что же делает медитация?

— Пробуждает, — ответил он.

А как не заснуть? Просто дыши.


УРОК 48
Не попросишь — не получишь



Самое сложное для меня — это высказываться.

Да, знаю, это звучит забавно, особенно если учесть, что я веду колонку в газете и выступаю перед четырехсот тысячной аудиторией. Видимо, вселенная знает, что мне нужно.

А еще она послала мне человека, который помог найти мой голос и научил им пользоваться. До встречи с Брюсом я боялась вернуть свитер в магазин, даже если у меня оставался чек. Мне легче было его отдать на благотворительность, чем спорить с продавцом по поводу правил возврата покупок.

А вот у моего мужа все наоборот. Брюс родился уверенным. Когда он чего-то хочет, он просит. Мой любимый не боится отказа. Если ему говорят «нет», он не принимает это на свой счет. Брюс не может понять трусов вроде меня. Почему мы не хотим попросить?

Стыд. Нам стыдно показать другим, что мы чего- то не знаем или что нам что-то нужно. В детстве мне вбивали в голову, что мне ничего не нужно. Когда мы чего-то хотели, папа всегда давал один и тот же ответ: «Вам это не нужно».

Гордость. Мы не хотим давать другим власть над собой — возможность сказать «нет». Мы не хотим, чтобы отказ сделал нас слабыми. Мы беспокоимся о том, как будем выглядеть в глазах незнакомца, который на самом-то деле такой же несовершенный человек, как и все мы.

Страх. Мы слишком боимся говорить, потому что толстый большущий палец может разбередить нашу детскую рану, оставшуюся с тех пор, как мы услышали «нет», когда важнее всего было получить ответ «да».

Вина. Мы не хотим причинять кому-либо неудобство. Мы не заслуживаем чужого времени, внимания и энергии, даже если этому человеку платят за то, чтобы он нам помогал. Мы вежливы до состояния паралича.

Мой муж считает, что страх — это то, что чувствуешь перед прыжком с парашютом или погружением с аквалангом в воды, кишащие акулами. «Это я могу понять», — говорит он. Но не понимает, как можно бояться попросить стюардессу тебе помочь. Он может попросить и просит обо всем. Чтобы его перевели в салон первого класса. Чтобы ему дали номер получше. Он может попросить скидку (он не собирается платить розничную цену). Бесплатную добавку. Он даже спрашивает дорогу!

А я?

Вот какая я жалкая. Я не могу попросить парня, который пинает мое кресло в самолете, чтобы он прекратил. Я не могу попросить людей, которые разговаривают в театре позади меня, чтобы они заткнулись, я лучше пересяду. Я лучше останусь голодная, чем попрошу у стюардессы вегетарианский обед.

Какой был самый худший момент в моей жизни? Когда моей дочке было шесть, она скопила горсть мелочи, чтобы купить конфет. Я стояла в очереди на кассу, и Габриэль положила свои монеты на ленту конвейера. Очередь двигалась, и тут я заметила руку, которая сгребла деньги моей дочки. Это была девочка лет двенадцати. Я поймала ее взгляд и уставилась на нее. Мне не хватило духу ее остановить. Она просто украла деньги Шбриэль, а я даже не могла попросить или приказать вернуть их.

Через несколько лет я повела племянника в «Макдоналдс». Он взял рутбир, выпил и захотел еще. «Здесь можно получить вторую порцию бесплатно?» — спросил он. Я пошла узнавать. Отнесла его стакан к стойке.

Но не успела я открыть рот, как превратилась в «Чикен макнаггетс». Я так испугалась, что они скажут «нет». Стала трусливым цыпленком.

Вместо этого я подошла и налила рутбира племяннику в стакан. Я его украла? Возможно. Не знаю.

Я начинаю наблюдать за людьми, которые просят. Отмечаю про себя, когда это срабатывает. Моя подруга Шэрон взяла своего пятилетнего сына на баскетбол.

Места у них были дешевые, на самом верхнем ярусе. Они поднимались все выше, выше, выше, и маленький Финнеган испугался, начал плакать. Было слишком высоко. Шэрон заметила несколько свободных мест внизу У нее было три варианта: заставить своего испуганного ребенка сидеть чуть ли не на границе озонового слоя, уйти домой или попросить места, где ему не будет страшно. Моя подруга обратилась к контролеру.

Тот не знал и посоветовал подойти к другому человеку. Он в свою очередь направил ее к третьему. Шэрон все спрашивала. Наконец кто-то дал им разрешение. Финнеган смотрел блистательную игру «Кливленд кэвелриз» и Леброна Джеймса, сидя почти у самой площадки.

Однажды у меня закончился мой любимый шампунь «Аведа». Мы с мужем остановились у магазина товаров для ухода за волосами, но он еще не открылся. Было 10:30. В расписании говорилось, что магазин работает с одиннадцати. Я предложила вернуться через полчаса. Брюс улыбнулся. Для него это был вызов. Просто постучи и спроси, сказал он. Нет. Я не могла. «Написано же: закрыто», — повторила я. Я лучше уеду без шампуня, чем попрошу и получу отказ. На лице мужа появилась мерзкая ухмылочка, он вышел из машины и направился к двери. Брюс забарабанил в дверь и крикнул, что ему нужно только шампунь купить. Девушка покачала головой и сказала «нет». Муле вынул бумажник и показал ей. Продавщица подошла к двери. «Мы еще не открылись, поэтому я не могу принять оплату кредиткой», — сказала она. «Я заплачу наличными», — проорал мой благоверный через стекло. И вот он уже выходит из магазина с четырьмя бутылками шампуня.

Годами я наблюдала за тем, как он просит и пожинает выгоду, и наконец решилась серьезно высказаться. Мне нужна была прибавка. Однажды я помолилась, перебрала в уме все свои причины и пошла на обед с шефом. Я попросила, а он отказал мне. Но сначала унизил. Я извинилась, отревелась в туалете, привела себя в порядок, вернулась к столу и сменила тему. Несколько часов спустя, уже на работе, босс сказал, что подумает, можно ли что-нибудь сделать. Я получила небольшую прибавку

Шли годы. Я хотела настоящую прибавку. На работе я выкладывалась по полной. Неужели он не замечает? Я полагала, что нет. Мой преподаватель по журналистике учил нас никогда не предполагать. Он написал на доске: «Если ты предполагаешь, всех ослами выставляешь».

Я села и задумалась о том, чем заслужила прибавку. Распечатала добротный план, в котором акцентировала свой вклад в работу газеты, редакции и компании. Я начала свое электронное письмо с того, что обожаю эту должность, эту газету, этот город. Поблагодарила шефа за то, что он нанял меня. Подчеркнула, насколько важна моя работа, и указала на то, что я нахожусь у нижней границы зарплаты за такую ответственную должность. Потом описала свой вклад, приведя длинный список, каждый пункт которого выделялся жирной точкой. После этого перечня я попросила о «значительной, существенной прибавке».

Я ее получила. И не просто прибавку, а именно ту сумму, которую хотела, но шефу не называла. Струсила ли я, когда попросила в электронном письме, а не лицом к лицу? Возможно. Но я попросила — и получила.

Не попросишь — не получишь. Поэтому проси. Порой тебе будут говорить «да», порой «нет». Но если не попросишь, то ответ всегда будет «нет». Ответ, который ты сам уже дал себе.


УРОК 49
Уступай



Мы теряли Бэт. День за днем, сантиметр за сантиметром жизнь Бэт, казалось, затухает, как уголек, который все тускнеет и тускнеет, пока не погаснет.

Диабет убил обе ее родные почки и еще ту, которую пересадили четырнадцать лет назад. Диализ был ее единственной надеждой — три раза в неделю по четыре часа в день, и так до самой смерти или до новой пересадки. Бэт поставили в очередь, но она могла прождать орган от четырех до шести лет. Моя подруга столько не протянула бы.

Никто не говорил вслух, но все мы об этом думали и знали. Мы прочитали свои молитвы, но так трудно молиться об отчаянно необходимом даре жизни для подруги, когда знаешь, что это будет дар жизни, взятый у другого.

Никто не говорил, но все мы боялись, что это Рождсство может стать для нее последним. Девять лет под ряд мы праздновали Рождество вместе с Бэт и ее мужем Майклом. Но лучшим сочельником оказался тот. когда Бэт не могла сидеть с нами за одним столом.

Телефон зазвонил в одиннадцать часов вечера накануне сочельника. Звонок был поздний, и мы подумали, что нас ждут плохие новости.

Но это были самые лучшие новости. Кажется, для Бэт нашелся донор.

Кажется.

Не просто почка, но еще и поджелудочная железа. Поджелудочная — это значит, что у моей подруги больше не будет диабета. Новая железа будет вырабатывать инсулин, который организм Бэт (на тот момент ей было пятьдесят) не производил с десяти лет. С новой поджелудочной моей подруге не придется беспокоиться о потере зрения или ампутации конечностей, бояться умереть от этой болезни, как ее мать, волноваться, что не увидит, как растет пятилетняя дочка.

Ее муж не мог поверить в эту новость, пока женщина не начала собирать вещи в больницу. Пришлось даже Майкла ущипнуть, и притом сильно, чтобы доказать: это не сон. Потом он позвонил другу, весть передавалась из уст в уста, и мы начали молиться. «Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, но, пожалуйста, Боже, пусть все для меня сложится», — молилась Бэт.

Мы молились за нее. Бэт работает специалистом по жизни и здоровью ребенка в кливлендской детской больнице «Рэйнбоу». Она восемнадцать лет помогала детям не бояться докторов, шприцов и анализов. Мы молились за семью двадцатиоднолетней жертвы авто-мобильной аварии из Колумбуса, ведь эти люди были так милосердны, что в своей скорби уступили и разрешили взять органы, чтобы другой человек мог жить.

Бэт и Майкл завезли к нам свою дочку, Микаэлу, 24 декабря в 6:30 утра. Бэт поцеловала девочку в темноте, а я обняла подругу. Я надеялась, что в это Рождество она получит лучший в мире подарок — жизнь.

Шли часы, новостей не было. К двум часам дня все еще не было известно, подойдут ли Бэт органы. В три раздался телефонный звонок. Подругу готовили к операции. Бэт на мгновение кольнул страх, что она может не пережить трансплантации, но страх тут же сменился покоем. Женщина сосредоточилась на том, как чудесна будет жизнь, когда она очнется уже не диабетиком.

Весь день мы волновались. Выдержит ли ее тело четырехчасовую операцию? Не будет ли отторжения органов? Скажут ли маленькой девочке в сочельник, что ее мама здорова как никогда, или же… заканчивать эту мысль было невыносимо.

Микаэла болтала о Санта Клаусе, и о новой Барби, которую надеялась получить, и о том, придет ли Санта, если ее не будет дома, и о том, действительно ли северные олени могут летать. Малышка всем сердцем верила в рождественское чудо. А мы?

Потом телефон зазвонил. Поджелудочную уже пересадили. Она работала. Через час мы узнали, что и почка тоже функционирует. Бэт писала на операционном столе. Больше никакого диализа. Больше никакого инсулина. Донор был идеальный. Бэт заняла первую строчку в очереди на трансплантацию, потому что эти органы подошли лучше, чем всем остальным американцам, ожидающим пересадки. Лучше мог бы быть только однояйцевый близнец.

Майкл приехал к нам и обнял девочку, чье самое главное желание было получить на Рождество куклу. Он сказал, что маме больше не надо будет делать «кыль», чтобы проверить уровень сахара в крови. Микаэла засыпала под фильм «Чудо на 34-й улице», а ее папа все говорил и говорил о чуде на Корнелл-роуд, о чуде в операционной «Юниверсити хоспиталз», о чуде, о котором Микаэле будут рассказывать каждое Рождество.

Я и не знала о существовании оборотной стороны этой истории, пока не написала о даре Бэт в газетной колонке. Я получила электронное письмо от женщины, прочитавшей материал.

«Меня очень тронула история, которая сегодня была на первой полосе вашей газеты. Видите ли, моей семье тоже в сочельник позвонили из «Юниверсити хоспиталз». Моя тридцатиоднолетняя дочь тоже стояла в очереди на пересадку почки и поджелудочной. Диабет у нее был с восьми лет. Тогда у нее были катаракты, Доун их удалила. Еще пришлось ампутировать палец ноги, а почки начали отказывать где-то четыре года назад.

В очереди дочка стояла два с половиной года. Мы сразу же стали обзванивать всех, кого знали, чтобы начать молиться за нее по цепочке. У нас были такие же надежды и эмоции, как и в случае с Бэт.

Мы знали, что моя Доун в списке вторая. Мы знали: чтобы она получила дар жизни, нужно, чтобы первый человек в списке не подошел. Должна признать, мы молились, чтобы первый человек не подошел, но к трем часам нам сообщили, что пересадку будут делать ему. Доун придется еще подождать.

Я хотела бы сказать вам, что после трех часов дня наши молитвы изменились. Тогда мы стали молиться за того, кому органы подошли. Я была так рада, что операция прошла успешно! Я буду и дальше молиться за Бэт. Пожалуйста, передайте ей, что мы очень счастливы за нее.

Спасибо, Сандра Уолен».

Это письмо меня восхитило. Я отчетливо представляю, как эта семья собралась вместе, чтобы вымолить чудо для Доун, и каково им было, когда стало ясно, что чуда они не получат. Следующие несколько часов эти люди не стали предаваться унынию и отчаянию, а сделали поворот на сто восемьдесят градусов и стали молиться за Бэт.

Как это благородно — уступить, когда на карту поставлено столь многое. Молиться за человека, который получит органы, при том, что они могли бы спасти жизнь твоей дочери. Я едва нахожу в себе силы уступить водителю, который хочет втиснуться на мою полосу шоссе, или пассажиру самолета, который сидел позади меня, но хочет сойти первым, чтобы успеть на пересадочный рейс. Я так часто хочу только того, чего я хочу, и не замечаю даже мелких потребностей окружающих, что уж говорить о больших.

Мне так запала в душу эта история с молитвами о Бэт. У меня и в мыслях не было молиться о другом человеке, который ждал трансплантации. После этого электронного письма я все думала, что же случилось с Доун. Через два года я оказалась на выставке, созданной пациентами Центров диализа. Одна женщина построила целую стену из капельниц и красных бумажных кирпичей — так она показала, что чувствовала, ожидая пересадки. Художницу звали Доун Уолен.

Да, та самая Доун.

Специалисты по художественной терапии дали каждому пациенту фотоаппарат, чтобы снять один день жизни с диализом. Доун превратила свою терапию в стену и написала песню о том, каково это, три с половиной года подряд трижды в неделю три с половиной часа в день проходить процедуру диализа. Она повесила на эту стену фотографии прибора для анализа крови, иголок, мужчины, который возил ее на диализ, баночек с таблетками, которые принимала.

Доун было тридцать два, но она казалась жизнерадостной двадцатидвухлетней девчонкой с короткими русыми волосами и длинными ресницами. Она все время улыбалась, когда я говорила с ней. Пересадку почки и поджелудочной железы ей сделали через два года после Бэт. Доун позвонили в одно воскресное утро. Когда женщина услышала, что, похоже, появился орган, поэтому нужно быть на связи и готовиться, Доун пошла в церковь и помолилась за того, кто получит органы, и за новопреставленного донора. Потом телефон зазвонил прямо в церкви: нужно было ехать в больницу для семичасовой операции.

Благослови, Боже, ее добрую душу: Доун приезжает в центр диализа работать волонтером. Сотни людей и сейчас ждут, ждут идеального донора. Ждут, что кто- то уступит.


УРОК 50
Жизнь не повязана бантиком, но все равно это подарок



Сначала электронное письмо об этом прислал мне мой деверь Рэнди. Потом подруга. Потом еще одна. Все они спрашивали, знаю ли я секрет жизни.

Сначала я не обращала внимания на эти письма и ссылки, потом рассудила, что вселенная, наверное, пытается мне что-то сказать. Каков секрет материального благосостояния, хороших отношений, счастья?

На самом деле это не секрет. Его можно найти у Платона, Бетховена, Эйнштейна. Я нахожу его на своих книжных полках у Эммет Фокс, Уэйна Даера, Эрнеста Холмса и Джеймса Аллена. У Матфея, Марка, Луки и Иоанна.

Есть только одна сила. Один закон. Нет, это не око за око, это не «всегда давайте официанту на чай». Это закон притяжения. Вот и весь секрет. Ты собственными мыслями привлекаешь все, что появляется в твоей жизни. С помощью мыслей ты создаешь свою жизнь. Ты, наверное, слышал не раз:

«ТЫ — это то, что ты ешь». Как бы не так. ТЫ — это то, о чем ты думаешь весь день. Страшновато, правда? Попробуй весь день думать только о хорошем. Я теперь моту целый час не представлять себе мрак и ужас, мор и глад. Мой мозг — фабрика страха.

Он штампует всевозможные кошмары. Под кроватью прячется убийца с топором. В сушилке лежит отрубленная голова. В унитазе плавает живая крыса.

Я читала, что Эйнштейн однажды изрек самый важный вопрос, который может задать себе любой человек: «Эта вселенная дружелюбна?» Конечно, нет, подумала я. Он что, с ума сошел? На самом деле он гений. Поэтому вопрос Эйнштейна прицепился ко мне, как застежка-липучка.

А что, если я буду видеть Вселенную дружелюбной? Я начала тренироваться. И как будто увидела мир сквозь новые очки. Думаешь о страхе — притягиваешь тревогу. Думаешь о достатке — притягиваешь богатство. Думаешь о любви — притягиваешь сочувствие. Секрет не в том, чтобы управлять своим шефом, банковским счетом или детьми. Секрет в том, чтобы управлять своим разумом. Теперь, когда я чувствую. что надо мной собирается депрессивное облако, я спрашиваю себя: «О чем ты думаешь? Если тебе плохо, измени свои мысли, а не меняй работу, одежду или мужа».

Эйнштейн говорил: «Есть только два способа прожить жизнь. Первый — жить так, как будто чудес нет. Второй — как будто чудеса во всем».

И здесь нет никакого чуда.

А что касается чудес, ты просто не всегда их распознаешь. Иногда они приходят в такой обертке, что кажутся большущими ошибками. Секрет в том, чтобы в этом безобразии найти чудо. Непростая задачка, особенно если пытаешься создать идеальный вариант себя.

Я пыталась. Написала перечень своих решений. Разбила их на цели и объекты стремлений. Повесила там, где они постоянно будут у меня на виду. Читала их вслух. Вдыхала и выдыхала их. Воображала себе, как все это осуществится.

Я поклялась есть больше злаков и меньше жирной пищи. Платить за все наличными, а не кредитной карточкой. Быть добрее с мужем. Каждый день делать гимнастику. Потом систематически стала нарушать свои обещания.

Большинство решает улучшить свою физическую форму, сбросить вес, есть правильно. Обещает перестать курить, пить и нервничать. Пытается выбраться из долгов, больше копить и меньше тратить. Более развитые личности добавляют пункт «работать волонтером на благо других».

Один парень сказал: «Моя жизнь была сосредоточена вокруг меня, меня, меня». Теперь он старается жить по-новому, чтобы жизнь была сосредоточена вокруг нас, нас, нас. Иезуиты называют их «людьми для других».

Что я могу сделать для других? Никаких переворачивающих Землю планов, которые погрузят меня в бездну «я почти сделала добро», только простые действия день за днем, миг за мигом. Я когда-то читала о мужчине по имени Дон Щепански, который жил именно так. Он был обычным человеком. На первый взгляд.

Его жизненный путь непримечателен. Восемнадцать лет он на маленьком белом почтовом грузовичке ездил по одному и тому же маршруту с 7:30 до 15:30.

Все в городишке Эйвон, штат Огайо, называли его Дон-почтальон. Он махал прохожим и нажимал на клаксон, проезжая мимо. Подсказывал, как починить строптивый компьютер, хвастался самыми свежими фотографиями внучки и раздавал кусочки домашней вяленой говядины.

Дон всегда развозил марки, и на лице у него всегда была улыбка. Он двадцать пять лет доставлял почту, останавливаясь примерно у пятисот домов и предприятий каждый день.

Но однажды сосед по имени Дэвид заметил, что Дон не вышел на свой привычный маршрут. Когда почтальон вернулся, то упомянул, что что-то нашли в его анализах. В этот день Дон сидел за рулем грузовичка в последний раз.

У него обнаружили рак почки, метастазы распространились в легкие. Врачи говорили, что Дон, скорее всего, остаток жизни проведет в больнице. Люди стали звонить Дэвиду, расспрашивать про Дона. Разлетелась новость о болезни почтальона, разлетелись и истории. Один родитель рассказал Дэвиду, что однажды, занося им почту, Дон заметил поздравительные открытки для ребенка и прибавил к этой стопке свои пять долларов.

Другой родитель поделился своей историей. У его сына корковый паралич. Мальчик так любил, когда приезжал почтовый грузовик! Дон заглушал машину и разрешал ребенку залезть внутрь, посмотреть, как устроен автомобиль. Мужчина купил ему на Рождество маленький почтовый грузовичок.

Соседский мальчик рассказал, как Дон учил его правильно бросать бейсбольный мяч и посоветовал надевать кепку так, чтобы козырек смотрел «строго прямо а не в сторону, как у крутого парня в телевизоре».

Истории вдохновили Дэвида на то, чтобы написан, соседям:

«Наш друг (и лучший в мире почтальон) борется с раком почки. Многие дни нашей жизни Дон озарил теплой улыбкой и заразительным смехом. Пора нам ответить ему тем же. Пожалуйста, привяжите к своему почтовому ящику эту голубую ленточку, чтобы все могли ее видеть (особенно Дон!), и подумайте о нем хоть мгновение вашего напряженного дня. Пожалуйста, напишите Дону записку или открытку. Ваша забота его очень тронет. Просто оставьте открытки в вашем почтовом ящике (на имя Дона-почтальона) или отнесите их на почту Эйвона».

За несколько дней пятьсот голубых ленточек с бантиками испещрили город. Дону приходили пачки открыток.

Накануне Дня благодарения Дон набрался сил сесть в машину сына и проехать по маршруту, по которому колесил восемнадцать лет. Он увидел все эти ленточки. Умер Дон неделю спустя. Ему было пятьдесят девять.

Друзья помянули его в кегельбане «Маргаритой» и вяленой говядиной.

Некоторые верят, что ангелы — это сверхъестественные создания с крыльями. Может быть, это простые ребята вроде Дона Щепански, которые развозят доброту вместе со счетами и открытками. Дону не нужны были крылья. Ему хватало и взмаха руки.

Жизнь Дона напоминает мне: неважно, кем мы работаем и какую часть жизни отдаем профессии. Меня всегда вдохновляет моя парикмахерша Хейди. Однажды, закончив укладку, она посмотрела мне в глаза и скомандовала, как проповедница: «Иди и воплоти что-нибудь».

Воплоти что-нибудь.

Моя подруга завершает свои электронные письма припевом из песни Леонарда Коэна о том, что нужно скептически относиться к идеальным предложениям. Она принимает несовершенство своего искусства, своей музыки, потому что уверена: через трещинки прокрадется свет.

Столько жизни нужно впихнуть в трещинки одно-го коротенького дня! Ты можешь заставить кого-то смеяться, улыбаться, надеяться, петь, думать. Самый важный день в году — это не Рождество и не Пасха, не годовщина и не день рождения. Это день, когда ты выкладываешься, поэтому проживи этот один-единственный день на всю катушку! Чтобы так жить, придется изгваздаться: такова жизнь. Да, жизнь и каждый ее день — это подарок, но он не повязан бантиком. Много лет назад иезуитский священник попенял мне, что я живу слишком осторожно. Он сказал, что мне как будто дали восхитительное платье и я так боюсь его запачкать, что сижу в углу и не участвую в вечеринке.

Никакого торта, никакого пунша, никаких игр. Я ведь не хочу изгваздаться.

Он был прав. Я так боялась упасть, так боялась не справиться, так боялась жизни, что ждала за боковой линией поля и только смотрела. Теперь все по-другому. Рак выбил из меня эту дурь.

Я на вечеринке, и я изгваздаюсь так сильно, как только смогу, и, возможно, уйду самой последней.


Оглавление

  • Введение
  • УРОК 1 Жизнь несправедлива, но все равно хороша
  • УРОК 2 Когда сомневаешься, просто сделай следующий правильный шаг
  • УРОК 3 Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на ненависть
  • УРОК 4 Не будь слишком строг к себе: никто так не делает
  • УРОК 5 Погашай задолженность по кредитке ежемесячно
  • УРОК 6 Не обязательно побеждать в любом споре: останьтесь каждый при своем мнении
  • УРОК 7 Не лей слезы в одиночку, поплачь с кем-нибудь: так справиться с горем легче
  • УРОК 8 На Бога злиться можно: Он это выдержит
  • УРОК 9 Самый главный половой орган — это мозг
  • УРОК 10 Бог никогда не дает нам больше, чем мы можем выдержать
  • УРОК 11 Примирись с прошлым, чтобы оно не испортило тебе настоящее
  • УРОК 12 Позволяй детям видеть твои слезы
  • УРОК 13 Не сравнивай свою жизнь с жизнью других: ты понятия не имеешь, каков их путь
  • УРОК 14 Если ваши отношения должны храниться в секрете, тебе не нужны такие отношения
  • УРОК 15 Все может измениться в мгновение ока, но не волнуйся: Бог никогда не моргает
  • УРОК 16 Наш век слишком короток для долгой жалости к себе: занимайся жизнью или занимайся смертью
  • УРОК 17 Ты можешь выдержать все, что жизнь тебе уготовила, если будешь жить настоящим и не станешь заглядывать в будущее
  • УРОК 18 Писатель — это тот, кто пишет. Если хочешь быть писателем — пиши
  • УРОК 19 Никогда не поздно для счастливого детства, но твое второе детство зависит только от тебя и ни от кого другого
  • УРОК 20 Когда стремишься к тому, что любишь, не принимай ответа «нет»
  • УРОК 21 Зажги свечи, постели красивые простыни, надень необычное белье
  • УРОК 22 Подготовься ко всему, а потом доверься течению
  • УРОК 23 Будь эксцентричным сейчас: чтобы носить фиолетовое, не надо ждать старости
  • УРОК 24 Начни откладывать 10 % на старость, как только получишь первую зарплату
  • УРОК 25 Твое счастье в твоих руках — и только в твоих. Ты — исполнительный директор своей судьбы
  • УРОК 26 Каждый раз, когда сталкиваешься с так называемой катастрофой, спрашивай себя: «Будет ли это хоть сколько-нибудь важно через пять лет?»
  • УРОК 27 Всегда выбирай жизнь
  • УРОК 28 Прощай все и всем
  • УРОК 29 Что о тебе думают другие, не твое дело
  • УРОК 30 Время лечит почти все, дай только времени время
  • УРОК 31 Как бы хороша или плоха ни была ситуация, она изменится
  • УРОК 32 Работа не позаботится о тебе, когда будет плохо, а друзья помогут. Не теряй их!
  • УРОК 33 Верь в чудеса
  • УРОК 34 Бог любит тебя не потому, что ты что-то сделал или не сделал, а потому что таков Он есть
  • УРОК 35 То, что не убивает, действительно делает тебя сильнее
  • УРОК 36 Дожить до старости — более заманчивая перспектива. Умереть молодым — это выглядит красиво только в кино
  • УРОК 37 У твоих детей только одно детство. Сделай его запоминающимся
  • УРОК 38 Читай псалмы: неважно, какого ты вероисповедания, ведь они охватывают все человеческие эмоции
  • УРОК 39 Выходи прогуляться каждый день: чудеса ждут, чтобы ты их обнаружил
  • УРОК 40 Если бы мы все свои проблемы свалили в кучу и посмотрели на чужие, мы бы с кулаками кинулись отбивать собственные
  • УРОК 41 Не анализируй жизнь. Живи настоящим на всю катушку
  • УРОК 42 Избавься от всего бесполезного, безобразного и безрадостного
  • УРОК 43 В итоге единственно важно только одно: что ты любил
  • УРОК 44 Зависть — это пустая трата времени: у тебя уже есть все, что по-настоящему необходимо
  • УРОК 45 Лучшее впереди
  • УРОК 46 Как бы ты себя не чувствовал, поднимайся, одевайся и иди на встречу жизни
  • УРОК 47 Дыши: это успокаивает разум
  • УРОК 48 Не попросишь — не получишь
  • УРОК 49 Уступай
  • УРОК 50 Жизнь не повязана бантиком, но все равно это подарок

Источник: http://www.universalinternetlibrary.ru/book/60857/chitat_knigu.shtml



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

К чему снится Муж во сне по 90 сонникам! Если видишь во сне Спецназ беслан стих

Стих папе на его приезд Стих папе на его приезд Стих папе на его приезд Стих папе на его приезд Стих папе на его приезд Стих папе на его приезд Стих папе на его приезд